Пятница 05 марта

Любовь Сергея Мосина спасла его винтовка

Назад

05 Февраля 2021 07:34

 0
Общество

Автор: подготовила Юлия БЕРЕЗОВСКАЯ

Фото: из открытых источников

В 1875 году на Тульский оружейный завод был назначен молодой помощник начальника инструментальной мастерской, штабс-капитан Сергей Мосин. В городе оружейников молодой человек влюбился, и именно эта любовь поспособствовала рождению, пожалуй, самой знаменитой тульской винтовки.

Дорогая Варвара Николаевна

Даму сердца Сергея Ивановича звали Варварой Николаевной Арсеньевой. Правда, была она отнюдь не трепетной юной барышней, а замужней женщиной, матерью двух сыновей.

Исследователи, изучающие биографию конструктора, утверждают, что супруг Варвары Николаевны, помещик Арсеньев, к жене был равнодушен, предпочитал проводить время вдали от семейства, в Петербурге.

Неудивительно, что женщина в конечном итоге ответила взаимностью на чувства молодого штабс-капитана. После этого объяснения Сергей Иванович отправился к Арсеньеву с просьбой дать развод Варваре Николаевне. Разговор закончился вызовом на дуэль со стороны Мосина. Оскорбленный муж в ответ быстро написал жалобу начальству молодого влюбленного, и того отправили на трое суток под домашний арест.

Отбыв наказание, Сергей Мосин в здании Дворянского собрания в присутствии множества свидетелей повторил свой вызов, последствием которого стала новая жалоба и уже две недели домашнего ареста.

Впрочем, конструктор не отступил, хотя история этого противостояния и затянулась примерно на четыре года, по истечении которых в ответ на очередную просьбу Мосина о расторжении брака от Арсеньева внезапно не пришло согласие.

Правда, предоставить супруге свободу помещик был готов не безвозмездно. Счастье влюбленных он оценил в 50 тысяч рублей. Сумма «выкупа» по тем временам была астрономической. Для сравнения — корова стоила тогда рублей 50, примерно таким же было жалование штабс-капитана. Но жену свою Арсеньев ценил выше какой-то коровы, а потому его мало интересовало, где внук крепостного (дед Сергея Ивановича, Игнат Мосин, был крепостным крестьянином, погибшим в одном из сражений Отечественной войны 1812 года) возьмёт такие деньги.

Казалось бы, у этой любовной истории не могло быть счастливого финала, но… Мосина спас его конструкторский гений, позволивший молодому помощнику начальника инструментальной мастерской ТОЗа не только освободить любимую женщину, но и стать одной из ключевых фигур в истории российского оружейного дела.

Мосин против Нагана

В 1882 году, когда в европейских странах появились первые пригодные к бою магазинные винтовки, Главное Артиллерийское управление поставило задачу разработки многозарядной, «повторительной» винтовки для Российской армии. А в 1883 была образована «Комиссия по испытанию магазинных ружей» под председательством генерал-майора Н. И. Чагина.

Известно, что Сергей Мосин дважды представлял свои разработки на суд комиссии. Первой, в 1887 году, стала 4,2-линейная винтовка с прикладным магазином с реечной подачей боеприпасов. Оружие показало в целом хорошие результаты, но его отвергли из-за длительности заряжания и сложности дозаряжания магазина в боевых условиях. Впрочем, испытания «первой волны» не прошел ни один из 150 рассматривавшихся образцов. К тому же полученный примерно в то же время Д. И. Менделеевым качественный бездымный порох и вовсе практически обесценил этот труд конструкторов.

Однако Сергей Иванович использовал свою «неудачу» в качестве базы для следующей попытки. И в 1889 году в числе 25 вариантов винтовок различных модификаций и систем представил на конкурс трёхлинейную (7,62 мм) винтовку.

Разработка тульского конструктора привлекла пристальное внимание членов комиссии. Правда, не она одна — серьезным соперником мосинской винтовки стало детище бельгийца Леона Нагана. Силы были в принципе равны. Сергей Мосин разработал новый образец на базе своей более ранней однозарядной винтовки, у которой он позаимствовал ствольную коробку и затворную группу. В основу же конструкции рядного серединного магазина с пачечным заряжанием лег аналогичный механизм винтовки Манлихера.

Винтовка бельгийского мастера была представлена в калибре около 8 мм, но Наган заявил, что может изготовить оружие и калибром 7,62 мм. Его образец отличала крайне удачная конструкции с заряжанием от обойм.

Сразу сделать окончательный выбор комиссия не смогла — обе винтовки до конца не отвечали поставленным требованиям. Образцы отправили на доработку, а осенью 1890 года начались широкомасштабные сравнительные испытания.

Некоторые источники утверждают, что солдаты и офицеры, участвовавшие в испытаниях, в большинстве своём высказывались за бельгийскую винтовку. Однако, согласно сохранившимся архивным данным, при стрельбах винтовка Нагана дала в два раза больше осечек, чем винтовка Мосина. Серьезным аргументом в пользу тульской разработки стал еще и тот факт, что она была проще и дешевле в производстве. В результате было принято компромиссное решение: в 1891 году на вооружение русской армии приняли винтовку Мосина с 5-зарядным магазином конструкции Нагана.

Как трёхлинейка Париж покорила

Производство мосинской винтовки началось в 1892 году сразу на трех оружейных заводах — Тульском, Ижевском, и Сестрорецком. Однако мощностей всё равно не хватало — заказ на производство 500 тысяч трёхлинеек поступал даже во Францию. Там, между прочим, талант тульского конструктора ценили высоко — еще за первую, «неудачную» версию винтовки ему предлагали, по различным данным, от 600 тысяч до миллиона франков. Мосин, кстати, тогда категорически отказался.

Принятый на вооружение образец отличали возможность собрать и разобрать его без отвёртки и других приспособлений, а также оригинальный затвор и пружина-отсечка, не допускавшая одновременной подачи более одного патрона в ствол. Тульская винтовка в те времена превосходила иностранные аналоги.

Годом ранее, 16 апреля 1891 года, император Александр III утвердил образец под наименованием «трёхлинейная винтовка образца 1891 года».

Сергей Иванович, конечно, обиделся, что винтовка не получила его имени. Впрочем, государство всё же оценило способности конструктора: его повысили в звании до полковника гвардейской артиллерии, назначили председателем приёмной комиссии на Тульском оружейном заводе, наградили орденом Св. Владимира 3-й степени, дали премию в 30 000 рублей, а следом и Большую Михайловскую премию.

Но самое главное — в том же 1891 году затянувшаяся на долгие 16 лет любовная история конструктора и чужой жены счастливо завершилась. Сергей Иванович «выкупил» Варвару Николаевну у супруга. Увы, длилось это счастье совсем недолго — в 1902 году Сергей Мосин скончался от воспаления лёгких в Сестрорецке.

А вот его детище ждала долгая и славная жизнь. После ряда конструкционных изменений, связанных с защитой рук стрелков от ожогов и их обмундирования от износа, а также с повышением удобства эксплуатации, мосинские трёхлинейки в числе других экспонатов в 1900 году поехали на Всемирную выставку в Париж.

В Тульском государственном музее оружия и сейчас хранится Диплом Всемирной выставки. Он был вручен оружейным заводам Санкт-Петербурга, Тулы и Урала, получившим за свою продукцию высшую награду — Гран-При.

Винтовка Мосина снова в строю

Кто бы что ни говорил, но оружейный мир очень консервативен. Здесь до сих пор признают вряд ли больше пары десятков брендов стрелкового оружия. И равным среди конструкций Маузера, Гаранда, Манлихера, Лебеля стоит изделие Сергея Мосина.

Так, к началу русско-японской войны в 1904 году в армию поставили порядка 3 800 000 винтовок, а к началу первой мировой — 4 519 700. В производстве находились три варианта винтовки — драгунская, пехотная и казачья. В военные годы были изготовлены 3 286 232 трёхлинейки, отремонтированы и исправлены 289 431.

Больше 80-ти лет в России находилась на вооружении мосинская винтовка — до середины 70-х годов XX века. Её неоднократно улучшали: последний вариант датируется 1944 годом и представляет собой карабин.

А около полутора лет назад на форуме «Армия-2019» произошло событие, которое отраслевые СМИ назвали сенсационным,— публике представили модернизированный вариант винтовки Мосина с новым ложем, которое позволило улучшить точность стрельбы в полтора раза.

Тогда же появилась информация о том, что обновленной «мосинкой» всерьез заинтересовалась Росгвардия. Писали, что именно это оружие зарекомендовало себя как высокоэффективное при обучении снайперов…

Споры о достоинствах и недостатках трёхлинейки длятся, наверное, столько, сколько вообще существует эта винтовка. И вряд ли поклонники и противники разработки Сергея Ивановича когда-нибудь придут к согласию. Одно бесспорно: Сергей Мосин создал первую в истории России массовую отечественную винтовку. Оружие, которое долгое время было незаменимым ввиду своей надежности и поразительной простоты. Даже внушительные габариты, часто называемые одним из ключевых недостатков, становились достоинством в знаменитой русской штыковой атаке, которой всячески избегали противники…

Винтовка С. И. Мосина — трёхлинейка — навсегда останется одним из самых узнаваемых символов всех побед и поражений русского оружия в первой половине XX века и, конечно, символом большой любви гениального конструктора.

Оставьте комментарий:

Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Наши партнеры
Реклама