Вторник 29 сентября

Дело КБ «Первый Экспресс» идет к завершению?

Назад

26 Января 2018 00:00

 17
Общество

Автор: Наталья ЗЕЛИНЬСКА

Фото: архив mk.tula.ru

Трое фигурантов по делу КБ «Первый Экспресс» заключены под стражу, четвертый госпитализирован с серьезным диагнозом. Об этом сообщают тульские СМИ.

Решение об аресте было принято Привокзальным районным судом Тулы вечером 23 января. До этого трое обвиняемых по делу содержались под домашним арестом, в отношении еще одной обвиняемой в качестве меры пресечения действовала подписка о невыезде.

В зависимости от роли и степени участия все четверо обвиняются в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 210 УК РФ (создание, руководство преступным сообществом и участие в нем), ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершённое с использованием служебного положения организованной группой, в особо крупном размере), п. п. «а, б» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ (легализация денежных средств и иного имущества, приобретенных лицом в результате преступления, совершённого организованной группой в особо крупном размере), ч. 2 ст. 195 УК РФ (неправомерные действия при банкротстве) и ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 195 УК РФ (пособничество в неправомерных действиях при банкротстве).

Иначе говоря, руководители банка использовали кредитные средства для ведения предпринимательской деятельности, выдавая заведомо невозвратные кредиты подконтрольным им юридическим лицам. Считается, что под видом кредитов было незаконно получено более 5 млрд рублей.

Судебное разбирательство длится более полутора лет, досудебное следствие также было достаточно долгим. 

Сейчас процесс по делу «Первого Экспресса» вступил в завершающую стадию. Сторона обвинения озвучила сроки предлагаемого наказания: от 16 с половиной до 18 с половиной лет.

КБ «Первый Экспресс» создавался в 1990-е как региональный банк «Экспресс-Тула». Амбиции у него были серьезные — в первое время «Экспресс» сотрудничал с «Московской железной дорогой», в «нулевые» в него влился «КСЭРТ-банк», располагавший более чем солидной клиентской базой (с ним работали крупные предприятия, в том числе и некоторые оборонные), позже стал открывать офисы в других регионах России и даже в Москве. Но, несмотря на это, «Экспресс» так и остался провинциальным банком регионального или межрегионального значения. Но сумел использовать и это. Сравнительно долгое присутствие на рынке, вполне профессиональный PR, личные связи руководителей и сотрудников банка — всё это укрепляло его популярность. К тому же «Первый Экспресс» откровенно позиционировал себя как банк малого и среднего бизнеса и, по свидетельству ряда предпринимателей, оправдывал заявления. Подспудно действовало и то, что банк свой, тульский. Правда, это «свойство» никому не помогло.

О внезапном крахе принято писать: «всё произошло в один день». Но в этом случае дней было несколько. Когда банк прекратил операции по счетам, правды никто не говорил. На сайте КБ «Первый Экспресс» появилась информация о технических сбоях. В нее легко поверили. А почему бы и нет? У нас, например, один из крупнейших банков страны с солидным государственным участием время от времени «тренирует» клиентов, практикуя так называемые «технические сбои» до сего дня. Но в этом случае — тьфу-тьфу, чтоб не сглазить! — речь и правда идет именно о сбоях.

То есть народ заволновался, конечно,— кому ж приятно, когда перечисляемые деньги «виснут». Но по всем телефонам «Первого Экспресса» уверяли, что поводов для паники нет. О том же повествовал и официальный сайт. Повод для паники возник на следующий день — ЦБ РФ отозвал у банка лицензию.

Как тогда сообщали местные СМИ, «попали» многие: объем вкладов физических лиц оценивался в шесть миллиардов рублей, при этом вернуть людям предполагалось чуть больше четырех миллиардов. Разница понятна: в октябре 2013 года, когда всё это произошло, Агентство по страхованию вкладов возмещало физлицам только по 700 тысяч рублей. А у «Экспресса» были и солидные вкладчики — кто-то отложил деньги на покупку новой квартиры, кто-то, соблазнившись достаточно высокими процентами, поместил в банк все сбережения — «на старость», «на новое дело» и т. д. Запоздалые советы не хранить деньги в банках, которые предлагают слишком высокий процент по вкладам, помогли им не больше, чем мертвому припарки.

Еще хуже пришлось юридическим лицам.

— 25 октября день начался с того, что перечисление средств приостановилось,— вспоминает руководительница одного из малых предприятий.— Нам сообщили: компьютерный сбой. Чуть позже сбой как будто устранили, и клиенты перевели на наш счет достаточно крупную для нас сумму за выполненную работу. Но денег мы так и не получили. И только во второй половине следующего дня стало известно, что у «Первого Экспресса» отозвали лицензию. Мы приняли все необходимые в таких случаях меры, обратились в арбитраж, но итог был неутешителен. Нам так и сказали: надежды нет. А последствия этого «компьютерного сбоя» наша фирма болезненно ощущает до сих пор…

И это еще не худший вариант — для многих малых предприятий и индивидуальных предпринимателей крах «Первого Экспресса» стал не просто болезненным, но роковым, повлекшим за собой конец еще недавно благополучного бизнеса.

«А между тем по поводу столь неожиданно быстрого крушения „Первого Экспресса“ есть вопросы и к главному управлению Центробанка по Тульской области, для которого такой сюрприз вряд ли был столь же непредсказуемым, как для клиентов. Эксперты-банкиры, отвечая на вопросы нашего корреспондента, недоумевают, как специалистам управления можно было на протяжении довольно длительного времени в постоянно получаемых ими от регионального банка данных по исполнению нормативов (более 20 показателей по основным видам деятельности) не замечать того, что „Первый Экспресс“ не просто тормозит, а уже буксует. Почему нужно было доводить дело до отзыва лицензии, не принимая своевременных предупредительных мер?» — писал тогда «Молодой коммунар» (публикация «Хроника пикирующих банков» в номере от 1 ноября 2013 года).

Читатели продолжили тему. «Жаль, конечно, „Экспресс“,— комментировал на сайте газеты один из них.— Я не специалист в банковской сфере, но как клиенту банк мне нравился. Выгодные условия вкладов, курсы обмена валют, квалифицированный персонал, умеющий и желающий работать, достаточно комфортная обстановка.

Почему банк рухнул — кто его знает, может, топ-менеджмент был ни на что не способен, может, завалили (кто-то быстро вывел из него крупные активы — в этом случае без властей не обошлось). Но это всё догадки, и о том, как всё было, мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Жизнь продолжается».

Жизнь, как ни банально это звучит, действительно продолжилась. Ушел в отставку начальник ГУ ЦБ по Тульской области, потом ГУ преобразовали в отделение, что сразу понизило и статус, и фактическую значимость регионального представительства.

А летом 2015 года ЦБ РФ отозвал лицензию у банка «Тульский промышленник», который, правда, был уже не вполне тульским и, по утверждению регулятора, «проводил высокорискованную политику, связанную с размещением денежных средств в низкокачественные активы. В результате формирования резервов, адекватных принятым рискам, кредитная организация полностью утратила собственные средства (капитал) «(РИА Новости).

История банковского дела регионального масштаба для нас закончилась? …

И какая теперь разница, к каким срокам суд приговорит фигурантов по делу «Первого Экспресса» — да хоть к сожжению на площади. Утраченного это не вернет, былых позиций не восстановит, душевные травмы не излечит. Малому и среднему бизнесу, который в нашей стране не поддерживает с трибун только ленивый, не поможет ни в чем.

Но вопросы об этом надо задавать не Тульскому отделению ГУ ЦБ РФ по Центральному федеральному округу, не Привокзальному суду. И даже не бывшим руководителям лопнувшего банка.


Наши партнеры
Реклама