Четверг 24 сентября

Наш Курт

Назад

17 Февраля 2017 00:00

 0
Тусовка

Автор: Дмитрий ЛИТВИНОВ

Фото: vk.com

20 февраля исполнилось бы 50 лет Курту Кобейну, а 25 февраля в «Ирландце» — гранж-фест его памяти. По этому случаю «Тусовка» решила вспомнить рок-легенду из Клуба 27 и пообщаться с последователями легендарной Nirvana.

В Клубе 27 — только легенды. Этот печальный список артистов, умерших в молодом возрасте, последней пополнила Эми Уайнхаус в 2011 году. Курт Кобейн вошёл в него в 1994-м, выстрелив из ружья себе в висок, и сразу же оказался в хорошей «компании»: Джими Хендрикс, Джим Моррисон, Дженис Джоплин, Брайан Джонс, Роберт Джонсон.

Музыкальная карьера Кобейна пролетела, как тот самый выстрел, и была даже короче, чем у российской рок-легенды Виктора Цоя, который за десять лет успел выпустить восемь студийных альбомов. В семилетней карьере Nirvana полноформатных пластинок было всего три, однако этот период оказался знаковым для стиля гранж, вырвавшегося благодаря Кобейну и его музыкантам в мейнстрим. 

Гранжу свойственны грязное гитарное звучание, обилие дисторшна, контрастная динамика с чередованием «громко-тихо», мрачные тексты на тему отчуждения, одиночества и апатии. Всё это у Nirvana проявлялось необыкновенно ярко, было сконцентрировано и сублимировано, за что команду любили при жизни и боготворят после смерти её лидера.

Гениальный Кобейн и погиб гениально — так, что конспирологи до сих пор строят самые невероятные версии его ухода. По официальным данным, он ввёл себе несовместимую с жизнью дозу героина, а затем выстрелил в голову из дробовика.

Музыкальное наследие Nirvana навсегда вписано в мировую историю музыки, а гранж давно стал культовым стилем, обретя последователей по всему миру. В 90-е годы футболку с надписью Nirvana в нашей стране носил, пожалуй, каждый второй подросток — те, кто не был одет в Prodigy. В США Кобейну поставили памятник, открыли его музей и даже учредили день музыканта, который отмечается 20 февраля, в день рождения легенды.

В Туле Курта Кобейна вспомнят специальным гранж-фестом небольшого размаха, но глубокого содержания: на сцене рок-паба Ирландец соберутся команды, для которых творчество Nirvana — ориентир. Здесь выступят тульские группы KreepShow, Эйфори. Я и Location, а также новомосковская Plastic Hearts.

Накануне «Тусовка» пообщалась с Ириной Чилимовой, основательницей и фронтвумен KreepShow — группы с более чем десятилетним опытом, последовательно продвигающей гранж.

— Что значит Кобейн в твоей жизни?

— Кобейн для меня — прежде всего учитель. Мелодика его песен уникальна и неповторима. Мне всегда хотелось писать подобные песни — чтоб за душу брало и слушателям хотелось под них колбаситься, как в последний раз!

— Как ты считаешь, почему тебе и ещё тысячам людей во всём мире близка эта музыка, хотя многие (в России — большинство) не понимают, о чём он поёт?

— Здесь музыка первична, а текст вторичен. Именно в мелодию вкладывается основная эмоция. Тихий куплет, громкий и неистовый припев… Во время одной и той же песни ты и кричишь, и плачешь, и танцуешь, и смеешься, и в ступоре, и счастлив, и несчастен — испытываешь весь спектр эмоций. Кобейн поёт обо всех нас. Он такой же, как и мы. Именно поэтому его музыка так близка всем без исключения, даже тем, кто не знает английского языка. В мою жизнь Nirvana пришла, когда мне было всего 10 лет. И остается до сих пор моей самой любимой группой.

— С годами творчество уже несуществующей группы устаревает или продолжает жить и развиваться, завоёвывать новых поклонников?

— Творчество Nirvana не устаревает — оно давно стало классикой. Это как The Beatles, Queen, Sex Pistols, Led Zeppelin… Мы всю жизнь будем напевать «Yesterday», «Bohemian Rhapsody», «God save the Queen» и «Stairway to heaven». Так же с Nirvana и с её «Smells like teen spirit». Любой тинейджер её знает, любая группа из кабака её играет, любой диджей ставит её на дискотеке.

В 90-е действительно было жёсткое разделение на Nirvana и, условно, Prodigy. В моей школе, например, кроме меня и девочки Тони (до сих пор её помню), никто Nirvana не слушал. Выходя из школы, я слышала за спиной: «Нирвана — голь!». А я, в свою очередь, вставала на защиту любимой группы, мне всегда было что ответить этим «продиджистам», «рэперам» и «рейверам». Пару раз эти словесные перепалки даже заканчивались драками, и я получала от мальчиков с ноги.

Но эти времена прошли, и современная молодежь может спокойно носить рваные джинсы, красить волосы в малиновый цвет, делать пирсинг и слушать музыку, которая нравится, не опасаясь при этом за здоровье.

— Почему ты сама начала играть гранж?

— Это абсолютно моя музыка, я вижу в ней себя. У нас с гранжем настоящая химия, как в любовных отношениях. Слушать могу и nu metal, и brit pop, и hard rock, и punk, но играть только гранж. Я ему верна до кончиков пальцев! Я его не выбирала, скорее он выбрал меня. Гранж — мой путь, мой свет, моя любовь навеки, мой стиль жизни, в конце концов.

— Мне кажется, я не знаю ни одной тульской группы, которая так последовательно продвигала бы гранж…

— А я не знаю ни одной тульской группы, играющей в этом стиле, кроме Эйфори. Я (группа моего барабанщика Глеба, где он — автор песен, вокалист и гитарист) и Location (группа моего гитариста Мишки, где он — автор песен, вокалист и гитарист). Это смешно, но так и есть. А если эти группы где-то существуют, то вылезайте из подполья уже! Нас должно быть много!

— Про группу Эйфори. Я тоже знаю, потому что Глеб — твой муж. Музыка вас связала?

— Однозначно, с Глебом мы притянулись друг к другу благодаря гранжу. Более того, чисто внешне сначала мы друг другу совсем не понравились. Но стали общаться по «аське» — он тогда жил в Питере, а я в Туле. Через три месяца ежедневного общения встретились в реале и больше не расставались.

— Чем сейчас занимается KreepShow? Вам же больше десяти лет, а вы всё живы и очень даже бодры. Как вам это удаётся?

— Можно, я сначала скажу про группу Эйфори. Я: 31 января этого года они выпустили свой четвёртый официальный альбом, который, по моему мнению, лучший в их дискографии. С каждым альбомом команда расцветает, и я очень ею горжусь! Она, как коньяк многолетней выдержки — с годами всё вкуснее и качественнее. Однако это всё тот же старый и добрый классический гранж.

KreepShow сейчас активно гастролирует. Перед Новым годом посетили Санкт-Петербург, Смоленск и Орёл. 17 февраля у нас концерт в Калуге, 25 февраля — в Туле. Планируем концерты на весну. Снимаем на гастролях видеодневник, который обещает быть очень смешным. В общем, у нас непроходящее чемоданное настроение, и мы получаем от этого настоящий кайф! Сейчас KreepShow — это я, Ирина Чилимова,— гитара, вокал и автор песен, Глеб Чилимов — барабаны, бас, Миша Самойлюк — гитара.

— Как мы уже выяснили, вас, последователей гранжа, в Тульской области немного. Но на фестиваль всё-таки набралось. Что можешь сказать о группах, которые выступят 25-го в Ирландце?

Во-первых, хочу сказать огромное спасибо организаторам, которые собирают фест. А о группах… Эйфори. Я мы уже коснулись в разговоре. Это команда с огромным стажем: четыре официально выпущенных альбома, ротации на ТВ (А1, О2 и куча других), огромное количество радиоэфиров (последний был на Радио России в Москве), группа стала открытием фестиваля «Окна Открой» в Санкт-Петербурге.

Location — группа молодая, ей всего два года (это после возрождения в 2015-м, а вообще они ещё в 2011-м образовались). Играют один концерт в год, имеют один сингл «В одной луже».

Про Plastic Hearts я только слышала, но с их творчеством не знакома. Знаю, что ребята молодые и, по отзывам, перспективные. Что ж, послушаем!

Наши партнеры
Реклама