Среда 30 сентября

Страна ОЗ, в которой мы живем

Назад

31 Января 2017 00:00

 1
Краеведение/Культура

Автор: Дмитрий ЛИТВИНОВ

Фото: автора и кадры из кинофильма "Страна ОЗ"

Режиссер Василий Сигарев представил в Туле свою новогоднюю комедию «Страна ОЗ». После просмотра он объяснял собравшимся в ДК «Ясная Поляна» зрителям, почему комедия получилась такой грустной.

Страна из телевизора

Фильм о том, что Новый год в России — стихия неуправляемая и беспощадная. Именно в это волшебное время непостижимая и колоритная русская душа проявляет себя во всей красе. К слову, к теме русской души и жизни в России Василий Сигарев обращается во всех своих фильмах.

К жанру комедии «Страну ОЗ» можно отнести только из-за юмористического осмысления некоторых нелепых ситуаций. В целом же посыл совсем не комедийный. Это наша жизнь такая, или, как говорит молодёжь, жиза.

В фильме зритель узнаёт если не себя, то своих соседей или знакомых. Именно про такие картины говорят, что при их просмотре сидишь и смеёшься, а выходишь из кинотеатра и вздыхаешь: «Так грустно всё это».

Об этом режиссёр Василий Сигарев и говорил со зрителями и журналистами после премьеры.

— Страна ОЗ — это ваше восприятие действительности? Страна, в которой вы живёте?

— Страна, в которой приходится жить. Всё, что происходит в картине, основано на реальных событиях,— придумано всего процентов десять. Например, взрывание петарды на голове — это происходило со мной. Конечно, кое-что утрировано, но поэтому события и развиваются под Новый год, когда концентрация абсурда достигает предела. На самом деле ничего страшного в картине не происходит — в конце концов, никого же не убили. Если посмотреть канал НТВ, то там настоящая страна ОЗ.

— В фильме много мата. С одной стороны, мы понимаем, что люди, в частности ваши герои, именно так разговаривают. Но с другой — вы снимали картину для массового зрителя, для проката. Как она вообще вышла в таком виде?

— Когда писали сценарий, никакого закона о мате ещё не было. А когда он появился, все эти слова были запиканы — и картина пошла в прокат. Почему так много? Это не совсем моя вина, а моего соавтора сценария Андрея Ильенкова, по чьим текстам делался сценарий. Именно из-за трепетного отношения к его текстам я решил всё это оставить. Всё это — про жизнь.

Почему струхнул Хабенский?

— У вас снимаются очень известные актёры. Каково было, например, Инне Михайловне Чуриковой говорить этот текст с матом?

— Мы снимали её сцены три дня, сидели на этой кухне. И на третий она у меня спрашивает: «Ну что, будем говорить эти слова?» Будем, говорю ей, будем. И она сказала, за что получила две премии, в том числе «Нику».

— А вообще, как удалось такой состав в картину привлечь — Баширов, Куценко, Чурикова? Вам ведь Минкульт не помогал.

— Не помогал. Да даже если бы и мог помочь, я бы не стал связываться. У меня была цель снять коммерческое кино. Как заманивали звёзд? Уговорами. Некоторые отказывались. Гармаш отказался, Хабенский тоже… Но Костя недавно подошёл и сказал, что тогда он струхнул. Конечно, те, о ком вы говорите, не снимались за свои полные гонорары. А кто-то, как, например, Юлия Снигирь, вообще работал бесплатно.

— Все ваши фильмы, и «Страна ОЗ», конечно, тоже — очень про Россию. А понимают ли их за рубежом? У вас был такой опыт?

— Я смотрел картину вместе со зрителями в Польше и Нидерландах, и они, к моему удивлению, смеялись там, где нужно смеяться. В фильме два вида юмора — «туалетный», рассчитанный на массового зрителя, и интеллектуальный, чтобы понять который, нужно обладать хоть какими-то знаниями, начитанностью. Мне нравится, когда смеются над вторым. Немцы, кстати, смеялись над «туалетным» юмором, как мне рассказывали. Ну хорошо, что хоть вообще смеялись.

Из «Тойоты» — в «Жигули»

— Картину показали на нескольких фестивалях, награды получили актёры. Для вас такое признание важно?

— В данном случае мне хотелось другого — чтобы у картины был хороший прокат. Но этого не случилось. Прокат был совсем маленький, собрали совсем немного.

— В чём причина, как думаете?

— Да много причин на самом деле. Многое зависит от владельцев кинотеатров — если им что-то не нравится, они не берут себе картину. Или берут, но не вешают афиш. Вот и получается, что на фильм никто не ходит, и через неделю его снимают. Алексей Учитель сделал оригинальный ход: снимая «Матильду», пригласил владельцев кинотеатров сняться в массовке, чтобы они узнали про фильм.

Ещё одна проблема — однозальные кинотеатры, которых очень много в российских городах. Им ставить «Страну ОЗ» вместо «Притяжения» было бы глупо — они просто потеряют деньги.

— А протекционистские меры, которые предлагает Минкульт, в частности о квотах для российских фильмов в прокате, могут помочь?

— Нет, конечно. Просто кинотеатры разорятся, и всё. Это как предложить человеку вместо «Тойоты» пересесть на «Жигули» — так он пешком походит…

— Вы сегодня приехали в Ясную Поляну не только показать фильм, насколько мы знаем…

— Я собираюсь написать для режиссёра Бориса Хлебникова сценарий о Толстом, поэтому мы и приехали сюда — смотрели, где он жил. Но я не уверен, что картина будет сниматься здесь — нас, возможно, и не пустят. Многим кажется: когда они пускают к себе съёмочные группы, это так весело и классно, а на деле оказывается совсем не так.

— Больше года назад вы анонсировали картину про зомби. На какой стадии сейчас этот проект?

— Удалось запустить проект. Уже готова короткометражка для интернета — пробный шар, чтобы посмотреть на реакцию зрителей, нащупать жанр технологически и стилистически. Получим комментарии и будем писать настоящий большой сценарий и пробовать, наконец, снимать коммерческое кино.

— Почему вы обращаетесь к этой теме?

— Вообще это мой любимый жанр — там помимо ужасов есть огромный социальный пласт. Там и драма может быть спокойно, и ещё что-то. Ведь это апокалипсис прежде всего. И смотреть, что в этот момент происходит с людьми, как они выживают, очень интересно…

Наши партнеры
Реклама