Воскресенье 20 сентября

О девушках и козлах

Назад

05 Августа 2016 00:00

 0
Общество

Автор: Константин ЛЕОНОВ

Фото: Из архива "Молодого коммунара"

Сельское хозяйство вести — не гаджетами трясти. Желающие накормить нас сыром, а не сырным продуктом, слава богу, пока еще находятся. Но если к ним относиться только как к источнику сиюминутного пополнения тощего бюджета или чьих-то бумажников, село, может, и останется, но хозяйства в нем точно никакого не будет.

При слове «фермер» воображение сразу рисует мужика с коричневым дубленым лицом, морщинистой шеей и заскорузлыми руками. Чаще всего он — отставник, одет в тельняшку и камуфляжные портки, на ногах — потерявшие облик гигантские кроссовки. Курит дешевые сигареты через мундштук, ходит по хозяйству вразвалку и цепко высматривает непорядки, набрасываясь на них, как морской пехотинец на плацдарм. Власть материт по всей вертикали сверху донизу, но главу сельской администрации на всякий случай прикармливает сметаной. Во дворе у него штабели досок под рубероидом, прицепные устройства времен перестройки, а на почетном месте — стильный оранжевый трактор, вернее, его труп со вскрытым двигателем, до которого никак руки не дойдут.

Но вот случай свел автора этих строк с такими двумя фермерами, что шаблон порвался сразу: модные платья-футляры, босоножки на платформе, браслеты и всё такое. Две еще, по сути, девчонки — Диана и Юля. Городские создания, каким-то образом «подсевшие» на сельское хозяйство — разведение мелкой и крупной рогатой живности, поросят, козлов, баранов.

Диана — из многодетной семьи, есть домик в деревне. Появилась у девчонки коза, и понеслось: теперь уже в хозяйстве, кроме пяти дойных коз,— овцы, поросята, две телки и теленок, козел Яков и баран Вениамин. [Формально она не фермер, а ведущий личное подсобное хозяйство (ЛПХ), но сути это не меняет].

А у подруги и коллеги Дианы, Юли, сельская жизнь началась с лошади по кличке Бронза. Лошадь была — одно название: вся больная, свалявшаяся грива, выпирающие ребра и воспаленные слезящиеся глаза, в которых стояла такая человеческая тоска, что Юля, когда увидела, даже и подумать ни о чем не успела, как забрала к себе, чтобы выходить. Благо опыт лечения животных у нее есть — училась на ветеринара. А до того был спасенный от смерти конь Тотошка, тоже практически инвалид. И уже пожилая (24 года) племенная лошадь Груша, которую Юля буквально сняла с машины, когда животину везли на мясокомбинат. Выкупила бабу Грушу — кстати, она теперь себя хорошо чувствует и на колбасу не собирается.

Как шутит Юлин муж, «лошадиный хоспис» получился. Но у них не только кони-ветераны. Живет семья возле Прилеп. Есть еще козы, корова и бычок, птица и племенной козел — оформлено как крестьянско-фермерское хозяйство. Уже тесно стало во дворе. Да еще никакая пастораль у нас не обходится без злых соседей, это традиция. Начали те писать доносы по инстанциям: дескать, свободно бродят опасные животные лошади — того и гляди, беда случится. Юля не стала спорить, кто тут опаснее, и присмотрела неподалеку от Алешни пустующие 54 гектара земли. Рядом Упа, заливной луг — что еще людям и коням для счастья надо… Кстати, задумала девушка создать (заметим, первый в России) реабилитационный центр для племенных лошадей, которые были нужны, когда призы и дорогостоящих жеребят приносили, а состарились — стали обузой, как часто и люди-старики.

Вроде бы все срасталось, земля пустует, препятствий для аренды нет. Да и как не верить государству, которое давно уже декларирует доступность оформления земли для фермерства или ЛПХ, лишь бы в обороте земля была и пользу приносила. Подала Юля заявление на оформление участка, подготовила бумаги…

Практически одновременно озаботилась земельным вопросом и Диана, живущая возле Торхово (это по Веневской дороге). Вся ее четвероногая братия отсутствием аппетита не страдает, покупать корма — накладно, и решила Диана тоже взять землю, чтобы прокормить стадо. Просила у государства 10 пустующих неподалеку гектаров. Поначалу дали «добро»: земля пустует, никто на нее видов не имеет. Но потом 2 гектара отрезали — рядом намечается жилищное строительство. Ну, пусть хоть 8 га…

Она провела межевание, заплатила за кадастровые работы. Заявление о предоставлении в аренду земельного участка для ведения личного подсобного хозяйства в министерство имущественных и земельных отношений Тульской области Диана подала 14 августа 2015 года. В декабре ей отдали пакет необходимых документов. Как у нас выглядит вся эта беготня с бумагами по многочисленным конторам — рассказывать не нужно. Старшая сестра и брат, конечно, помогали, но в основном вся полоса бюрократических препятствий была пройдена девчонкой, которой едва исполнилось 18, самостоятельно. Уж очень ей хотелось, чтобы была своя земля, на которой росла трава по пояс и где паслась бы ее живность.

Ничейных гектаров у нас, как известно, не бывает, даже если там сроду ничего не росло, кроме крапивы. И государство, чтобы облегчить жизнь таким вот лошадникам, молочникам, картофелеводам и пр., в прошлом году внесло в земельное законодательство изменения. До того землю можно было приобрести только с аукциона, а с 1 марта 2015 года земельный участок, если нет иных претендентов, предоставляется в аренду или собственность без торгов, по заявлению гражданина, желающего заниматься фермерством или вести личное подсобное хозяйство.

Процедура выглядит примерно так. Вознамерился гражданин приобрести свободную землю в собственность или в аренду. Выбрал подходящий участок, согласовав свое решение с местной властью. Отказать в продаже участка, если он действительно свободен, администрация не имеет права. После одобрения заявления гражданина в инстанциях это необходимо обнародовать. Информация о реализации соответствующего участка размещается в СМИ и в интернете на сайте муниципалитета. Если в течение месяца других заявлений на участок не поступает, он предоставляется гражданину без торгов. Если появляются другие претенденты на этот же кусок земли, проводится аукцион. Начальная цена торгов устанавливается в размере кадастровой стоимости земельного участка.

Вот здесь собака и порылась: единственный желающий может взять участок не дороже кадастровой стоимости, а с торгов — понятное дело, сумма будет значительно выше. А если можно больше денег с людей содрать, то какое же государство от этого откажется? Впрочем, говорят, есть где-то государства, цель которых — облегчить гражданам жизнь, поддержать их общественно-полезные инициативы, а не снять с людей последние штаны, но это уже другая тема…

Короче, после обнародования заявки на участок Диане сообщили: «У вас появился оппонент, тоже претендующий на эту землю». А это уже совсем другая цена вопроса — неподъемная для девушки, ибо козы-бараны пока еще прибыли никакой не приносят. У Юли — то же самое: за 5 дней до истечения 30-дневного срока обнародования заявки возник некий гражданин, захотевший взять несколько участков до той поры никому не нужного неудобья, в том числе и Юлину землю. Если бы не этот загадочный некто, она, по ее словам, заплатила бы в казну 40 тысяч рублей, а теперь надо минимум 150 тысяч. Которых у нее нет, потому что спасение больных лошадей — это не бизнес.

Можно долго рассуждать о законах и правилах, но суть коротка и лаконична, как тост: отбили руки девчонкам, которые не в торговлю подались или в офисный планктон, а решили сделать делом своей жизни труд на земле. Ее же много у нас, земли-то: куда ни глянь, борщевик стеной да руины советского сельского хозяйства.

Наши партнеры
Реклама