Четверг 28 января

«Проверено на фашистах»

Назад

06 Мая 2016 00:00

 0
Общество

Автор: Дмитрий ЛИТВИНОВ

Удивительная судьба выпала туляку Константину Николаевичу Рудневу (1911–1980): в войну он командовал Тульским оружейным заводом в эвакуации, а в 1961 году был председателем Госкомиссии по организации первого полета человека в космическое пространство.

Завод в полевых условиях

В октябре 1941 года, когда гитлеровские полчища остервенело рвались к Москве, когда в полуокружении сражалась рабочая Тула, на подъездных путях Медногорского медно-серного комбината (Чкаловская, ныне Оренбургская область) стали выгружаться эшелоны с оборудованием эвакуированного на Южный Урал Тульского оружейного завода. В то время главным инженером завода был 30-летний Константин Руднев, выпускник Тульского механического института.

Константин Николаевич родился в Туле в семье учителей. В 1929–1930 годах работал на шахте электромонтером. В 1930-м поступил в Тульский механический институт. Будучи студентом, принимал участие в конструкторских разработках крупнейшего в стране Тульского оружейного завода.

Руководство заметило талантливого парня, и после завершения учебы в 1935 году Константин был принят на работу в Центральное конструкторское бюро (ЦКБ) завода, где вскоре стал начальником научно-исследовательского испытательного отдела, а затем начальником конструкторского отдела. В эти годы Руднев занимался проблемой создания автомата синхронной стрельбы авиационного пулемета через винт работающего пропеллера и успешно решил ее, за что получил первую награду — медаль «За трудовую доблесть».

В 1939 году в возрасте 28 лет был назначен главным инженером и заместителем начальника ЦКБ. С 1940 по 1943 год работал главным инженером — заместителем директора Тульского оружейного завода.

Когда началась Великая Отечественная война, завод был срочно эвакуирован на Урал, предприятие обосновалось в поселке Никитине. Каменная коробка строившейся брикетной фабрики медно-серного комбината стала главным корпусом нового завода. Под один из его цехов использовали комбинатский гараж.

Станки стаскивали с платформ и передвигали на отведенные места на стальных листах. Рукавицы, варежки, перчатки — все это быстро превращалось в лохмотья, и, чтобы не отморозить руки, их обматывали тряпками. Часть станков устанавливалась под легкими навесами или вообще под открытым небом. Инженерные службы под руководством К. Н. Руднева разместились в клетушках, сараях, в старых железнодорожных вагонах.

Фронтовое спасибо

В один из зимних дней медногорцы услышали в стороне оружейного завода выстрелы. Они все учащались.

«Что за перестрелка? Уж не десант ли?» — тревожно думали горожане. А для рабочих завода эта стрельба звучала как самая красивая музыка, как боевые марши. Это значило, что пошла продукция, которую так ждали на фронте, началось испытание первых сделанных в Медногорске винтовок. Правда, они были собраны из заготовок, привезенных из Тулы, но скоро пошли и свои, здешние, полностью медногорские.

Приходилось очень трудно, но, несмотря ни на что, уже в декабре 1941-го завод стал давать фронту пехотные и снайперские самозарядные автоматические винтовки Токарева (СВТ-40), а в марте 42-го вышел на рубеж запланированного объема их производства. Спустя год на авиационные заводы пошли из Медногорска для установки на истребителях, штурмовиках, бомбардировщиках скорострельные крупнокалиберные — 20-миллиметровые крыльевые и моторные пушки (ШВАК). Их поточное производство осваивалось под руководством туляка Константина Николаевича Руднева.

С начала 1943 года Руднев возглавил завод. Он был коренным туляком, поэтому и в Медногорске делал все, чтобы не порывались связи рабочих и инженеров с родным городом. К тому времени это было очень крупное предприятие — всего персонала, как тогда говорили, насчитывалось 10887 человек, действовало 32 цеха и 11 отделов.

Много трудов приложили туляки для того, чтобы в кратчайший срок заново смонтировать родной завод на новом месте. Завод работал стабильно, ежегодно увеличивал выпуск очень нужной Красной Армии продукции.

Однажды в Медногорск приехали с фронта с поручением вручить передовому коллективу переходящее Красное знамя Центрального Комитета партии и ВЦСПС летчики — Герои Советского Союза. Собрание проходило на территории завода, на площадке, где сейчас чугунолитейный цех. Для президиума срочно сколотили трибуну, украсили кумачом. Выступая на собрании, один из летчиков отметил:

— О продукции вашей скажу, товарищи, одно — проверена она на фашистах. И за это горячее вам фронтовое спасибо! …

Бурей аплодисментов встретили оружейники эти слова.

«Крестный отец» первого полета в космос

Послевоенная карьера К. Н. Руднева складывалась успешно: он возглавил НИИ стрелково-пушечного вооружения авиации, был заместителем министра вооружения СССР, заместителем министра оборонной промышленности, заместителем председателя Госкомитета по оборонной технике, председателем Госкомитета Совмина СССР по оборонной технике, заместителем председателя Совета Министров СССР, председателем Государственного Комитета Совета Министров СССР по координации научно-исследовательских работ. С октября 1965 года — министр приборостроения средств автоматизации и систем управления СССР (Минприбор).

Государственная комиссия под председательством К. Н. Руднева в 1961 году принимала решение о возможности полета человека в космос на корабле «Восток» (3 КА).

На заседании было утверждено задание: «Выполнить одновитковый полет вокруг Земли на высоте 180–230 км продолжительностью 1 час 30 мин. с посадкой в заданном районе. Цель полета — проверить возможность пребывания человека на специально оборудованном корабле, проверить оборудование корабля в полете, проверить связь корабля с Землей, убедиться в надежности средств приземления корабля и космонавта».

…Полет первого космонавта прошел, как сейчас говорят, штатно. Приземление произошло в 10 ч. 55 мин. на мягкую пашню у берега Волги вблизи деревни Смеловка Терновского района Саратовской области. Приземлившегося Гагарина местное начальство отвезло на дачу отдохнуть.

Утром на даче заседала Госкомиссия. Закрывая заседание, Руднев сказал: «Основное, что мы должны сегодня установить и что мы, несомненно, установили, это убежденность в том, что человек может находиться в безвоздушном пространстве и работать в условиях космического полета. Мы можем также считать установленным, что системы корабля отвечают своему назначению и в полете действовали удовлетворительно. Я от имени Государственной комиссии горячо благодарю Юрия Алексеевича Гагарина».

По закрытому указу от 17 июня 1961 года председатель Госкомиссии Константин Николаевич Руднев был награжден Золотой Звездой. Среди других наград выдающегося туляка — шесть орденов Ленина, орден Октябрьской Революции, орден Отечественной войны II степени, два ордена Трудового Красного Знамени и медали.


Оставьте комментарий:

Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Наши партнеры
Реклама