Суббота 05 декабря

Обучение «необучаемых»

Назад

01 Апреля 2016 00:00

 1
Общество

Автор: Сергей ТИМОФЕЕВ

Фото: автора

Люди с задержкой в умственном развитии часто получают диагноз «необучаемый». Официально в медицинских документах такой термин не используется; в историях болезней фигурируют сложные названия заболеваний, ведущих к социальной дезадаптации. Заключение о невозможности обучения в основном ставят социальные работники и воспитатели в детских домах.

Из детей — в престарелые

Таких инвалидов детства, не имеющих родственников, после совершеннолетия зачастую направляют сразу в дом престарелых. В ГУ ТО «Дубенский дом-интернат для престарелых и инвалидов» они попадают из детских домов. Сегодня в учреждении большинство молодежи имеют проблемы с социальной адаптацией именно из-за отсутствия элементарных навыков. В личном деле практически каждого записано: «необучаемый». Это значит, что человек в любом возрасте не способен ни читать, ни писать, ни тем более складывать цифры, умножать, делить и так далее. Возраст «необучаемых» варьируется от 21 года до 40 лет.

До недавнего времени они не могли расплачиваться в магазине, читать вывески, этикетки, не разбирались в том, сколько денег держат в руках. То есть считались неспособными ориентироваться в окружающей действительности без посторонней помощи. Но верно говорят, что диагноз — еще не приговор. Было бы желание, настойчивость, вера в лучшее, и тогда победить любой недуг можно. Это доказали своим примером сотрудники и подопечные Дубенского дома-интерната.

Интернатовский ликбез

— Они не могли прочитать меню в столовой,— рассказывает библиотекарь дома-интерната Светлана Овчинникова.— Каждый раз им приходилось просить кого-то перечислить название блюд, за что их каждый раз оговаривали, мол, вот вы какие — не умеете даже читать. Им стало обидно, и они пришли к нам и попросили помочь, научить. После чего мы стали заниматься с ними чтением.

В то, что диагноз «необучаемый» для людей с ограниченным развитием — не окончательный, раньше других поверили библиотекарь и культуровед дома-интерната, не имеющие специального образования для работы с такой категорией больных. Им просто было по-человечески жалко своих подопечных, которых не только попрекали неграмотностью, но порой и пользовались этим, например, обманывали в магазине со сдачей. Идею сделать, как поначалу казалось, невозможное активно поддержал директор дома-интерната Виталий Хамзин. В общем, силами неравнодушных людей работа с подопечными закипела.

— С самого начала занимались чтением по слогам, пробовали писать, считать. Все это они делали с удовольствием,— продолжает свой рассказ С. Овчинникова.— Более того, если мы чем-то заняты и про них забыли, они приходили и спрашивали: а что, заниматься не будем? Как же в таком случае можно отказать… Тем более что с нашими «учениками» действительно очень интересно: они порой могут спросить такие вещи, что приходится и самому лезть в интернет за ответом.

За год обучения «необучаемых» удалось добиться невозможных с точки зрения психиатрии результатов. В присутствии корреспондента «Молодого коммунара» обреченные на неграмотность читали, складывали в уме цифры, рассказывали таблицу умножения и писали диктант. Все это инвалиды делали с огромным воодушевлением, доказывая, что они полноценные люди и могут добиваться многого из того, в чем им изначально было отказано.

— Так они уже общаются в интернете,— с нескрываемым удовольствием и гордостью за результат своей работы говорит культуролог Елена Ананьева.— Приходят и рассказывают: «Мы вчера переписывались в интернете, ты представляешь!» Конечно, встречаются еще ошибки, не все сразу. Тем не менее у них уже многое получается.

В каждой комнате дома-интерната есть интернет, доступны его жителям и социальные сети. Пока старички играют в карты или домино, молодые осваивают глобальную Сеть, ведут в виртуальном пространстве так необходимое для них общение со сверстниками. Умея теперь набрать слово, они находят в поисковых системах любую интересующую информацию, занимаясь, таким образом, самообразованием, о чем рассказывают потом своим воспитателям.

В чем секрет?

— Просто к каждому нужен подход,— утверждает Светлана Овчинникова, лишний раз доказывая, что никаких секретов в этом нет.— Понимаете, поначалу мы с каждым сидели отдельно и подолгу. Это сейчас с целой группой занимаемся — кому задание писать, кому считать, кому еще чего. А поначалу учили буквально, как детей в первом классе: «М» — мама, «Р» — рыба и так далее.

— Я научилась читать меню, а когда мы выезжаем из интерната, я читаю вывески, объявления,— рассказывает Ирина Лосева.— В магазине знаю теперь, что где продают и сколько стоит. Учиться очень интересно и нужно. Книжки можно читать разные, сказки.

Захар Гладков раньше не умел писать, теперь научился.

— Даже расписаться в документах не мог,— вспоминает он,— а сейчас расписываюсь. Буду и дальше учиться. Мне это нравится.

Ирине — 39 лет, Захару — 21. У обоих в личном деле написано «необучаемы».

Вслед за ликбезом активное развитие получила и самодеятельность. Подопечные полюбили сказки не только читать, но и ставить по ним спектакли на сцене актового зала.

— В том году мы ставили «Шехерезаду» на новогодний лад, в этом году — «Золушку». К 8 Марта проводили игру «Угадай мелодию». Помимо прочего они у нас поют, минусовки сами находят в интернете. Еще любят заниматься рукоделием, вышивать и рисовать. Мы на 9 Мая делали цветы из салфеток, они с таким азартом всем этим занимаются.

Вернуться в общество

Дубенский дом-интернат не единственное учреждение, где смогли обучить и обучают «необучаемых». В других регионах страны также зафиксированы случаи массового преодоления неспособности инвалидов с задержкой психического развития воспринимать информацию. Более того, «необучаемые» успешно осваивают такие профессии, как швея, повар и другие. Так в чем же дело? Почему этот вердикт остается роковым клеймом на судьбах людей?

Трагедия заключается в том, что не все сотрудники социальных учреждений для инвалидов и престарелых берут на себя дополнительный, неоплачиваемый труд — учить грамоте людей, заведомо «неспособных» к этому, по мнению врачей и воспитателей. В Дубне вот этим занялись штатный библиотекарь и внештатный культуролог от благотворительного фонда «Старость в радость», а в других учреждениях такие подопечные так и живут без элементарных навыков. А умей они читать и писать, могли бы, пожалуй, освоить какую-нибудь несложную профессию или нехитрое ремесло — и жизнь их сложилась бы иначе. Практика приобщения к труду инвалидов с задержкой в умственном развитии существует, необходимо только тиражировать этот опыт по всей стране. В Дубенском доме-интернате возможности обучать подопечных профессии пока нет, но 11 инвалидов из числа «необучаемых» уже наравне со обычными людьми читают, пишут и считают. И продолжают учиться.

Практика показывает: при обоюдном желании соцработников и их подопечных непреодолимых барьеров нет. Тем более что большинство инвалидов хотят чувствовать себя полноценными людьми. Может быть, следует в домах инвалидов и домах престарелых вводить дополнительные штатные единицы для обучения «необучаемых». Ну и сам термин, наверное, пора исключить, потому как кроме вреда и без того несчастным людям он ничего не приносит. Или государству проще вынести вердикт и назначить пенсию, чем помочь человеку стать таким же, как все?

Оставьте комментарий:

Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Наши партнеры
Реклама