Понедельник 30 ноября

Завтра была война

Назад

30 Октября 2020 07:41

 0
Общество

Автор: Юлия БЕРЕЗОВСКАЯ

Фото: из архива Молодого коммунара

В 1941 году будущий генеральный директор и генеральный конструктор КБП Аркадий Шипунов на станции Састюбе в казахском Чимкенте услышал по радио, что начавшееся контрнаступление остановило под Тулой вражеские войска. Даже десятки лет спустя легендарный конструктор помнил, какое его охватило ликование. Он думал: у туляков ого-го сколько оружия, они-то фрицам накостыляют…

Конечно, на самом деле до мая 1945-го было еще далеко, но непокоренные фашистами туляки смогли переломить ход войны. Причем не только героически сражаясь на фронте — конструкторы, инженеры и рабочие сделали для Победы всё возможное. И даже невозможное.

Фёдор Токарев, «светки» и товарищ Сталин

Еще в предвоенные годы тульские конструкторы-оружейники разрабатывали практически всё — от пистолетов до пушек и скорострельных пулеметов. Это было время легендарного пистолета ТТ, разработанного Ф. В. Токаревым: к 1941 году объём его выпуска превышал 100 тысяч штук в год, в 1942-м — 161,5 тысячи. Производить «Тульский Токарев» не прекращали, даже когда фашисты подошли вплотную к городу.

Еще одно знаменитое детище Фёдора Васильевича — самозарядная винтовка (СВТ). Историки утверждают, что процесс разработки этого вида оружия курировал лично Сталин. Соперником Токарева был подмосковный конструктор Сергей Симонов, но его образец хуже показал себя на испытаниях в 1938 году.

Автор книги «Генеральный конструктор А. Г. Шипунов» Владимир Коровин ссылается на воспоминания руководившего в 1933–1936 годах Тульским оружейным заводом Бориса Ванникова. Тот не скрывал, что поддерживал образец Симонова и горячо отстаивал свою точку зрения перед вождем.

«Сталин в ходе дискуссии давал возможность всем говорить сколько угодно, а своего мнения не высказывал, ограничиваясь лишь вопросами к выступавшим. 

Меня он слушал так внимательно, а вопросы его были столь благожелательны, что его согласие с моей точкой зрения, хотя отстаивал я ее один, казалось несомненным.

Каково же было мое удивление, когда Сталин предложил принять на вооружение винтовку Токарева.

У меня невольно вырвался вопрос:

— Почему же?

Сталин ответил:

— Так хотят все».

Позже, опять же по распоряжению «отца народов», в конструкцию тульской винтовки внесли ряд усовершенствований — в частности, заметно снизили вес. Серийное производство «свет», или «светок», как позже прозвали СВТ-40 солдаты, было развернуто в июле 1940 года и продолжалось до 1945-го. Любопытный факт: вокруг разработки Токарева до сих пор идут жаркие споры. Одни военные историки утверждают, что винтовка Симонова объективно была более удачной, тот просто не потрудился довести до ума экспериментальный образец, да и не был в отличие от Фёдора Васильевича лично знаком с Иосифом Виссарионовичем. Другие, напротив, апеллируют к тому, что финны и немцы высоко оценивали рабочие качества СВТ и даже использовали захваченные образцы для разработки на их основе собственных аналогов. Нарекания же бойцов объясняются тем, что механизм, разработанный тульским конструктором, был слишком сложным для рядовых солдат, многие из которых до войны ружья разве что в тирах видели. В таких обстоятельствах ожидать правильного ухода за оружием, мягко говоря, наивно, а тонкая механика пренебрежительного отношения к себе не терпит. Как бы то ни было, производство СВТ-40 продолжалось до 1944 года, когда на смену винтовкам пришли автоматы.

Звёздный час конструктора Шпитального

В марте 1930 года в Тулу для проверки принципа работы авиационного пулемёта был откомандирован инженер Борис Шпитальный, а в помощь ему направлен Иринарх Комарицкий. Последний уже зарекомендовал себя высококлассным специалистом, приняв участие в работах по модернизации трехлинейки Мосина.

Работы разворачивали очень быстро. Лучших конструкторов тульского ПКБ ручного оружия — И. А. Пастухова, И. П. Сомова, С. А. Ярцева — экстренно перебросили на проектирование и изготовление пулемёта. Так появился ШКАС. Уже 10 мая 1930 года на стрельбище ТОЗа испытан натурный образец «прибора системы инженера Шпитального, вмонтированного на пулемете Дегтярёва».

Оружие применяли на всех предвоенных боевых самолётах и многих машинах периода Великой Отечественной войны. По скорострельности ШКАС долгие годы превосходил зарубежные авиационные пулемёты.

Тульское оружие стало первым во многих отношениях. Предшествовавшие ему авиапулеметы ПВ-1, ДА и ДА-2 были приспособленными для установки на самолетах наземными пулеметами «максим» и ДП, то есть продолжали опыт Первой мировой. По сравнению с ПВ-1, например, ШКАС был короче и в 1,3 раза легче, более чем вдвое превосходя его по темпу стрельбы. Спаренный ДА-2 пулемет ШКАС превосходил по темпу стрельбы в 1,5 раза, был вдвое легче и, опять же, компактнее. Непрерывная подача ленты позволяла полностью использовать боекомплект в полете без перезаряжания и для неподвижных, и для подвижных установок. Значительно увеличивая огневую мощь самолета, ШКАС одновременно «экономил» место и массу в нем.

Интересно, догадывался ли Борис Гавриилович, который, по воспоминаниям его коллеги Михаила Блюма, «приехал в Тулу для работы над ШКАСом обутый в босоножки и в мятых штанах, а уехал из Тулы во всем с иголочки, Героем Социалистического Труда», что именно в городе оружейников его ждет звездный час в профессиональной судьбе?

Параллельно работе над ШКАСом в 1931 году перед конструкторами поставили задачу разработать и изготовить 12,7-мм авиационный пулемёт по системе Шпитального для стрельбы как через винт, так и с турели. Образец был готов к маю 1932 года. В 1935 году начался серийный выпуск 12,7-мм крупнокалиберных авиационных пулемётов системы Шпитального и Владимирова — ШВАК (Шпитальный, Владимиров, авиационный крупнокалиберный). Они оказались мощным оружием для борьбы с истребителями противника.

Инженерами А. И. Гнатенко, П. Б. Ивановым, Г. И. Миханевым, А. Ф. Поповым и А. И. Голышевым была выполнена конструктивная отработка 20-мм пушки ШВАК. Всесторонние испытания системы, проведённые В. П. Чкаловым на истребителе И-16, окончательно решили её судьбу. В 1936 году была выпущена первая партия этих пушек, положившая начало развитию советской авиационной артиллерии. Позже военные эксперты назвали ШВАК оружием советских асов. Она стала одним из знаковых образцов вооружения Красной армии, обеспечивших нашей стране победу в Великой Отечественной. Летчики-истребители тех лет утверждали, что мощи даже сравнительно слабых 20-мм снарядов пушки ШВАК было достаточно для борьбы с любой авиационной техникой Люфтваффе.

Пушки ШВАК в 1941 году были установлены и на лёгкие танки Т-60. Несколько сотен таких танков принимали успешное участие в боях за Москву.

Пушки для «чёрной смерти»

Перед войной конструкторы Александр Волков и Сергей Ярцев спроектировали и отработали 23-мм авиационную пушку ВЯ-23. Осколочное действие снаряда этой пушки было в два раза больше, чем у ШВАК. Оружие отличала высокая для своего калибра скорострельность (9–11 выстрелов в секунду) и способность разогнать снаряд весом 200 граммов до 900 м/с.

Военные историки любят цитировать воспоминания заместителя наркома вооружения СССР Владимира Новикова о встрече с туляками на этапе подготовки к производству: «Практически всё было готово к производству, хотя еще и немало оставалось сделать. Тут же находились сами конструкторы пушек — А. А. Волков и С. А. Ярцев. Молодые, крепкого сложения, серьезные, чем-то даже похожие друг на друга. Только Волков — блондин в очках, а Ярцев — шатен и без очков. И одеты по-разному: Волков в костюме и при галстуке, а его соавтор — в полувоенном френче. Попросил их сопровождать меня и показать производство от начала до конца». «Экскурсия» завершилась испытаниями нового оружия: «Рядом с ВЯ для сравнения ШВАК. Делаем по тысяче выстрелов из каждого экземпляра. Задержек нет». Только за 1943–1945 гг. было изготовлено 48 тысяч таких пушек.

Штурмовик Ил-2, оснащённый пушками ВЯ-23, немцы звали «летающей крепостью» и «чёрной смертью». За создание ВЯ А. А. Волков и С. А. Ярцев в 1941 году были удостоены Государственной премии СССР первой степени…

Удивительно, как буквально «на коленке» тульские конструкторы за считаные недели, а то и дни разрабатывали вооружение, аналогов которому потом не могли создать десятилетиями. Плюс наши мастера умудрялись приспособить к делу даже списанные и бракованные образцы, превратив их в оружие с достаточно высокими показателями эффективности.

В этом смысле показательна история спаренных и счетверённых зенитных установок Николая Токарева. На складах скопилось большое количество авиационных пулемётов ПВ-1 и ДА-2, снятых с вооружения. Решено было срочно спроектировать простую и надёжную установку для их использования как зенитного оружия, что и реализовал конструктор.

Затем Токарев решил сделать бронепоезд. Для этого взял большегрузные товарные вагоны, сделал там вторую стенку, заполнил её цементом и кремниевым булыжником, которым были вымощены улицы в Мясново. После этого вагоны испытывались: в бронепоезд стреляли из 76-мм пушки. Не пробивали! Бронепоезд охранял железную дорогу Тула — Москва до Серпухова и обратно…

В городских военных хрониках еще немало таких историй. В сороковые-роковые тульские оружейники продемонстрировали свои самые сильные качества, разработав принципиально новые системы вооружения. Счёт оружия, выпущенного в тяжелейших условиях для нужд фронта, шёл на миллионы. И в этом смысле наши конструкторы — такие же победители, как и те, кто в победном мае 1945-го праздновал разгром фашистской Германии на развалинах Рейхстага.


Оставьте комментарий:

Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Наши партнеры
Реклама