Пятница 25 сентября

За что обидели «Всадника без головы»

Назад

14 Августа 2020 00:17

 0
Общество

Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ

Фото: yandex.ru

7 августа в российских библиотеках начали действовать новые правила: теперь книги и периодические издания с маркировкой «18 +» должны храниться в запертой комнате или на отдельном стеллаже под надзором библиотекаря, чтобы случайно не попасть на глаза несовершеннолетним. 

Запретный плод сладок?

На нововведение Министерства культуры РФ граждане отреагировали предсказуемо — интернет переполнен ироничными комментариями: «Ну наконец-то наши дети начнут читать — запретный плод сладок…» или «Я готова сама ребенку книгу 18 + подсунуть, лишь бы от ютьюба на час оторвался…»

На самом деле ничего неожиданного в этом документе нет. Всё началось в 2010 году, когда Госдума приняла закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», в котором было предписано ставить значки «0 +», «6 +», «12 +», «16 +», «18 +» на все книги, фильмы, афиши спектаклей и концертов. Через некоторое время после вступления закона в силу книжные магазины стали отказываться продавать несовершеннолетним «запрещёнку», в том числе книги, которые входят в обязательную школьную программу или в список литературы для внеклассного чтения. «Пострадали» Есенин и Маяковский (встречается обсценная лексика), Довлатов (пропаганда алкоголизма), «Тихий Дон» Шолохова (персонажи грубо ругаются) и др. И тогда было принято решение не маркировать «18 +» «книги, являющиеся исторической и культурной ценностью». Только кто будет определять, что действительно ценно, а что нет — и возможно ли это сделать в принципе? …

Для большинства тульских библиотек распоряжение убрать «запрещёнку» с глаз долой не стало проблемой: стеллажи с детскими и взрослыми книгами, как правило, размещаются в разных залах или зонах. Что касается собственно детских библиотек, то в их фонды литература «18 +» с 2014 года не поступает в принципе.

— Мы сталкиваемся с другими сложностями. Я имею в виду возрастную маркировку, которая часто бывает странной и противоречивой,— комментирует заведующая Тульской областной детской библиотекой Татьяна Колчева.— Значки «0 +» или «18 +» на книгах ставят издатели и чем они при этом руководствуются, сказать сложно. Иногда одни и те же произведения разные издатели маркируют по-разному. Например, «Жерминаль» Эмиля Золя я видела и «16 +», и «12 +», и даже «0 +». Рассказ «Вождь краснокожих» О. Генри один издатель запретил читать до двенадцати лет, а второй разрешил уже после шести…

По словам Татьяны Колчевой, больше всего проблем с книгами, поступившими в фонды давно, в «домаркировочную» эпоху. В таких случаях ее коллеги заходят на сайт электронной библиотеки «ЛитРес», где все значки проставлены. И часто бывают удивлены. Татьяна Викторовна рассказывает о 13-летней девочке, которая пришла в областную детскую библиотеку за «Королевой Марго» Дюма. Книга в фондах была, но без маркировки. А на «ЛитРесе» ее почему-то оценили в «16 +».

Линдгрен и Боккаччо

Открываем официальный сайт одного из крупнейших российских издательств для того, чтобы узнать, как его сотрудники маркируют книги. «Таинственный остров» Ж. Верна и «Всадник без головы» М. Рида — «16 +»! Непонятно, почему их нельзя читать детям. С такой же маркировкой издаются «Солярис» С. Лема, «451 градус по Фаренгейту» Р. Брэдбери, «Сто лет одиночества» Г.— Г. Маркеса, «Мартин Иден» Д. Лондона, «Портрет Дориана Грея» О. Уайльда, «Идиот» Ф. М. Достоевского и «Мертвые души» Н. В. Гоголя, а также большинство произведений Э.— М. Ремарка. В этом же ряду одна из самых актуальных подростковых книг — «Над пропастью во ржи» Д. Сэлинджера. Невольно приходит в голову конспирологическая версия: некие люди задумали лишить подрастающее поколение лучших книг. А может быть, это действительно такой тонкий ход — запретить, чтобы вызвать интерес? …

— Я вспоминаю свое детство. Росла в поселке Скуратово, много читала, часто приходила в местную библиотеку — меня пускали покопаться на стеллажах,— говорит Татьяна Викторовна.— Лет в тринадцать одновременно читала «Рони, дочь разбойника» Астрид Линдгрен и «Декамерон» Боккаччо. В десятом классе прочитала «Это я, Эдичка» Лимонова — заинтересовалась этой книгой после того, как наша учительница ее на уроке современной литературы упомянула. Мама увидела книжку у меня на столе — она была на самом «интересном» месте раскрыта — прочитала пару строк, стала возмущаться… Но ничего же страшного не случилось. Зачем запрещать детям читать хорошую литературу? К книгам, пропагандирующим экстремизм, ксенофобию и тому подобное — безусловно, надо относиться аккуратно. Но в запрещенные тексты записывать классику — это уже чересчур…

Добавим: это к тому же и бессмысленно. Современный ребенок легко найдет в Сети любую книгу, которая его заинтересовала.

Кулинарные книги — под замок

Мы провели блиц-опрос среди коллег и знакомых разных возрастов: попросили рассказать, какие книги из тех, что сегодня промаркированы «16 +» и «18 +», они читали в детстве. В нашем хит-параде книжной «запрещёнки» оказались: шесть томов эротических сказок «1001 ночь», «Проклятые короли» М. Дрюона, «Унесенные ветром» М. Митчелл, «Портрет Дориана Грея» О. Уайльда, а также книги А. и С. Голон про Анжелику и прочие любовные романы (упоительное чтиво для девочек-подростков). И даже — о ужас! — «50 оттенков серого» Э. Джеймс. А вообще мы все, оказывается, жертвы пропаганды алкоголя, так как в юности учились готовить по кулинарным книгам: сегодня они «18 +» из-за рецептов с использованием вина или коньяка.

Александра С., мама 17-летней Ольги:

— Сейчас моя дочь всё читает в интернете, а раньше брала книги в школьной библиотеке — в основном о спорте, она увлекается мировым футболом и лыжами. В последнее время дочка заинтересовалась китайской культурой, стала изучать язык. Японская культура ее тоже привлекает — любит анимэ и читает всё, что с этим связано. Иногда заказывает какие-то книжки через интернет.

У нас читающая семья, в доме много книг, особенно исторических и о Великой Отечественной войне. И каждый, в том числе ребенок, всегда мог взять с полки любую книгу и прочитать. Мне кажется, не надо ничего запрещать, а вот воспитывать художественный вкус в детях необходимо, чтобы могли отличить хорошую литературу от какой-нибудь мути. Я, кажется, лет в пятнадцать прочитала «Поющие в терновнике», не понравилось, и я сделала вывод, что такое чтиво не для меня…

Анна, мама мальчиков 10 и 14 лет:

— Мои дети в библиотеку редко ходят — домашних запасов хватает. Хотя младший любит рассматривать в библиотеке книги. Интересуется литературой о животных, растениях, историческими иллюстрированными справочниками. А еще мы все поклонники Астрид Линдгрен.

В детстве я часто бывала в библиотеке, читала всё подряд. В десять лет — «Три мушкетера» и «Графиню де Монсоро». Лет в одиннадцать — «Тиля Уленшпигеля», «Джен Эйр», «Грозовой перевал». Родителям даже в голову не приходило от меня какие-то книги прятать…

Анастасия, учитель литературы одной из тульских школ:

— В детстве зачитывалась любовными романами. Кое-что мне советовали, что-то просила в библиотеке. В переходном возрасте перечитала всю «Анжелику», которую удалось найти, «Поющие в терновнике», «Королек — птичка певчая» и штук 50 любовных романов. Тогда это был для меня космос, другой мир. Но через пару лет, в пятнадцать-шестнадцать, я уже и среди таких книг научилась выделять шлак и достойное чтение. Тогда же я выбросила большую часть любовных романов, а, например, книги Джудит Макнот перечитываю раз в год до сих пор, хотя знаю почти наизусть. Я учитель с тринадцатилетним стажем и могу сказать, что в принципе не читающие дети не пойдут в библиотеку в поисках книг 18 +. А читающие очень любят именно бумажные книги, в библиотеку ходят и набирают по максимуму. Причем настоящую литературу. А какая настоящая — поняли сами, без чьей-либо помощи.

Нужно ли «запирать» книги? Мне кажется, если основной смысл книги — 18 +, то — да. Например, если это литература для подростков о суициде и он представлен как единственный выход, именно так в книге Стейс Крамер, я за запрет. А есть повесть Жвалевского и Пастернак, «Пока я на краю». Там о самоубийстве написано так, что напрочь отбивает у подростков даже мысли о нем. Эту книгу я сама детям предлагала не раз… К маркировке и запретам я бы подходила избирательно, с умом, но всё-таки не считая детей непроходимыми идиотами и слабаками…

* * *

Конечно, современные дети не слабаки и тем более не идиоты. Однажды в областную детскую библиотеку пришел 16-летний юноша: он искал труд нобелевского лауреата по экономике Ф. Хайка «Дорога к рабству». Таковой в фондах не нашлось. Он подумал и взял «Фауста» Г. Гёте — к счастью, эта книга промаркирована «12 +».


Наши партнеры
Реклама