Вторник 29 сентября

Всё хорошо. Хочу домой

Назад

21 Августа 2020 00:17

 0
Общество

Автор: Алексей КУЗНЕЦОВ

Фото: соцсети

«Молодой коммунар» поговорил с иностранными студентами Тульского государственного педагогического университета им. Л. Н. Толстого об учёбе, подработке, пандемии и изоляции.

Грызть гранит науки нелегко в принципе, а если при этом ты еще и оказался в чужой стране, то совсем тяжело — незнакомые язык и культура, помощи в случае чего ждать зачастую неоткуда. А в этом году еще и COVID-19 «насолил»…

В общежитии на самоизоляции

Студенты, как и многие, думали, что всё обойдется — вирус так и сгинет в Китае, но пандемия пришла в Россию, круто изменив жизнь университетов. Однако одолевавшие многих поначалу беспокойство и даже некоторая нервозность продлились недолго — буквально после первых подтвержденных случаев страна перешла на «режим максимальной безопасности» и вузы в соответствии с его требованиями быстро организовали образовательный процесс в дистанционном формате. Иностранных учащихся предупредили, что беспокоиться не о чем: нужно соблюдать правила самоизоляции, и никто не заразится. Так и вышло…

Дангатар Алаяров, студент педуниверситета из Туркмении, вспоминает: с непривычки находиться в четырех стенах — выйти из общежития разрешалось не каждый день — ему было совсем тяжело, он не знал, куда себя девать. В свои сорок он не привык сидеть без дела, но что поделаешь, вахтеры и комендант строго следили за соблюдением правил. Ежедневно студентам измеряли температуру, а выход из общежития фиксировали в журнале. Однажды он попытался расписаться в журнале за двух друзей, хотевших уехать на несколько дней, но на вахте об этом сразу узнали и попытку нарушить режим пресекли. Тогда же приняли решение оставлять лист для фиксации выходов только на одно число.

А учеба в пандемию шла своим чередом. Естественно, дистанционные занятия поначалу вызывали определенный дискомфорт, но студенты быстро адаптировались и даже нашли свои плюсы в таком формате. Например, стали уделять больше времени книгам и спорту, а Дангатар завел новое хобби — теперь на досуге он сочиняет музыку и хочет записать трек.

COVID развёл, мулла поженит снова

Самая большая беда — Алаяров тоскует по семье. Каждое лето он возвращается на родину, чтобы провести время с женой, первоклассницей дочкой и маленьким сыном. Только не в этом году — границы до сих пор закрыты. Он выходит на связь с родными через интернет, но переживает, что его жена не дождется его.

— Она у меня молодая, без мужа ей скучно,— сокрушается Дангатар. Более того, как рассказывает Алаяров, по мусульманским обычаям, если мужчина не видит супругу полгода, их брак теряет силу:

— Получается, мы уже не муж и жена, надо будет идти к мулле, чтобы он нас поженил снова.

Усложняет ситуацию еще и то, что его супруга после рождения второго ребенка серьезно заболела, помочь ей могут препараты, которых в Туркмении не купить. Дангатар надеется всё же привезти лекарства из России. Набралось и много подарков для детей: одежда, обувь, игрушки.

— Они же из всего вырастут,— сокрушается отец, но отправлять посылку почтой не решается — боится, украдут на границе.

Соседи Алаярова по общежитию тоже хотят домой, но возможности, увы, пока нет.

— Мы думали, что всё пройдет к концу учебного года, а вот теперь обещают вторую волну,— переживает Дангатар.

Как Путин студентам заработать помог

Алаяров на родине успел сменить несколько профессий (до приезда в Россию он был художником и скульптором, играл на народных инструментах, поработал на стройках и даже пробовал себя в качестве пекаря), но, несмотря на такие разносторонние навыки, во время карантина ему так и не удалось подработать. Впрочем, причина заключалась не только в необходимости соблюдать изоляцию, но и в российском законодательстве, которое до недавнего времени ограничивало возможность его трудоустройства.

Однако 5 августа в силу вступил новый закон, разрешивший иностранным студентам работать не только во время каникул или в организациях их вуза, как это было раньше, но и в течение учебного года. Достаточно оповестить о таком желании университет, тот направит документы в Министерство труда, и можно подработать совершенно законно.

Впрочем, курьезного случая, связанного с изменением правил, Дангатару избежать не удалось. Один из стражей порядка, решивший проверить его документы, поначалу не поверил иностранцу. Однако ситуация в конечном итоге решилась в пользу студента:

— Я сказал ему, что Путин подписал закон, тогда он меня отпустил.

Вообще новость об изменении правил трудоустройства для многих учащихся вузов из других государств стала радостной.

Например, Эвелин Лопес, студентка ТГПУ из Мексики, сейчас увлеченно изучает вакансии. Выбор у девушки большой: она уже получила диплом компьютерного инженера, а учебу в магистратуре продолжает по направлению «Русский язык как иностранный». На резкую смену специальности ее вдохновил русский классик.

— Чехов тоже сначала учился на доктора, а потом стал писателем,— говорит Эвелин.

А вот Мохамед Сену, студент из Кот д’Ивуара, сам вынужден будет обратиться в полицию. Он с друзьями нашел подработку, однако работодатель тянул с заключением трудового договора даже после того, как молодые люди приступили к выполнению обязанностей. Теперь же, когда работа выполнена, зарплату платить не хочет.

…Конечно, нельзя сказать, что этот год для иностранных студентов был легким, но их всегда неизменно поддерживали преподаватели и сотрудники вуза. В социальных сетях Сухроббек Норов, приехавший на учебу из Узбекистана, опубликовал благодарность сотрудникам ТГПУ им. Л. Н. Толстого — они направили гуманитарную помощь в общежитие иностранных студентов: посылки с консервами, крупами и другими продуктами:

— Спасибо, Россия, щедрая душа!


Наши партнеры
Реклама