Среда 02 декабря

Владимир Гриценко: Охрана памятников – это не человек с ружьём

Назад

06 Ноября 2020 08:09

 0
Краеведение/Культура

Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ

Фото: Молодой коммунар; соцсети

В конце октября Президент РФ Владимир Путин провёл заседание Совета по культуре и искусству, на котором обсуждались не только меры государственной поддержки музеев и театров в условиях пандемии, но и системные проблемы отрасли. В своём выступлении член Президиума Совета, директор музея-заповедника «Куликово поле» Владимир Гриценко говорил о сохранении исторического и культурного наследия.

Профессионалов мало, злоупотреблений — много

Владимир Петрович работает в Совете по культуре и искусству при президенте РФ более десяти лет.

— Обычно встречи с президентом проходят раз в году, однако только лишь подготовкой к ним наша деятельность, конечно, не ограничивается. Регулярно организуются секции по определенным направлениям, я занимаюсь музейным направлением, поддерживаю постоянные контакты с коллегами,— рассказывает В. П. Гриценко.— В этом году заседание под руководством Владимира Владимировича Путина должно было состояться в конце марта, но его по известным причинам перенесли. Сначала думали, что ненадолго… Наконец оно состоялось — в режиме видеоконференции…

По словам Владимира Гриценко, общение проходило с помощью высокотехнологичной и надёжной спецсвязи, которой организаторы обеспечили всех участников.

— Специалисты готовы были установить оборудование в любой названной мною точке, в том числе в музее на Куликовом поле, но я решил выйти на связь из Тулы. Хотел подчеркнуть, что масштабные преобразования в историческом центре города для меня как туляка очень важны. Я горжусь тем, как сейчас выглядит мой город,— говорит Гриценко.— Он превратился из «столицы ветхости» — так однажды назвал Тулу Президент во время одного из своих визитов — в музейную столицу…

Именно с этих слов и начал своё выступление Владимир Петрович. При этом констатировал, что тульский случай — скорее исключение. И причина проблем в сфере сохранения архитектурных, археологических, природно-исторических памятников — в несовершенстве российского законодательства.

— В соответствии с ним охрана памятников передана с федерального уровня на региональный. А охрана памятников — это не человек с ружьём у каждого объекта. Процесс оформления документов для включения в реестр охраняемых объектов забюрократизирован, в результате чего в стране не взяты под охрану 120 тысяч выявленных памятников,— отмечает Владимир Петрович.— Они разрушаются, горят, гибнут в результате так называемой «реставрации» — в этой сфере мало профессионалов, зато много злоупотреблений. Почему я говорю о возвращении полномочий федеральному центру? Потому что в регионах нет достаточного количества специалистов, из системы охраны памятников ушла наука, из реставрации тоже. Слава Богу, росписи XVIII века в Успенском соборе нашего кремля восстанавливают реставраторы из Москвы с хорошей профессиональной репутацией, иначе с фресками могло произойти то же самое, что и с некоторыми другими тульскими памятниками…

О реставрации и консервации

Владимир Гриценко убежден: необходимо создать научно-методический совет по охране культурного наследия. Воссоздать государственные научно-исследовательские реставрационные институты. Орган государственной охраны наследия должен быть в прямом подчинении Правительства РФ. И обязательно принять отдельный кодекс, регулирующий сферу сохранения наследия.

Гриценко приводит в пример реставрацию колонны Дмитрию Донскому на Красном холме, которая была проведена в 2006–2007 годах. По закону, сначала предстояло разработать проект реставрации, согласовать его в ряде инстанций и только потом приступать к работам. В случае с колонной всем было ясно, что проект придется делать по новой после разборки монумента, ведь никто не мог точно знать, в каком состоянии находятся внутренние конструкции. Тогда удалось собрать научно-методический совет, в который вошли лучшие специалисты страны, и провести все работы под его контролем. Но это опять исключение из правил. Для большинства российских памятников исключений не предусмотрено, в результате они не реставрируются вовсе, так как сделать это, не нарушая законодательства, невозможно.

Кроме того, по мнению Гриценко, необходимо создать программу консервации памятников. Всем понятно, что средств на восстановление всех ценных объектов в ближайшее время у государства нет и не будет. Консервация — мероприятие гораздо более дешевое, но это гарантия, что объект не будет утрачен навсегда. Пример — ворота усадьбы Ливенцевых в Туле, которые планируется сейчас законсервировать, а в будущем, когда это станет возможным, отреставрировать.

Еще одно предложение Владимира Гриценко прозвучало на Совете: он считает, что необходимо создать сеть специализированных хранилищ для археологических находок, обнаруженных на территории страны.

— Сейчас по всей России, особенно в городах, где строятся новые здания, в том числе в исторических центрах, проводятся масштабные спасательные археологические исследования. Находок — огромное количество, при этом если экспозиционную ценность имеет небольшая доля артефактов, то научную — все. И где их хранить, непонятно,— подчёркивает В. П. Гриценко.— Когда я говорю о научной ценности, имею в виду не только археологию, в которой археологическая находка часто становится единственным достоверным источником информации. Недавно к нам пришел запрос из НИИ, занимающегося генетическими исследованиями. Их заинтересовали остеологические коллекции XII — XIV веков, хранящиеся в нашем музее. Сфера от меня далекая, но я понимаю, что речь идет о прикладных исследованиях, способных повлиять на развитие современного животноводства…

Владимир Петрович считает, что хранилища массового археологического материала должны строиться не в административных, а историко-географических центрах. Например, в Туле как в центре Окско-Донского междуречья. Владимир Владимирович уточнил у Гриценко стоимость одного проекта — 60–70 млн рублей на строительство хранилища площадью 1,5 тысячи кв. метров, рассчитанного на 2 млн предметов,— и пообещал рассмотреть этот вопрос.

Пандемия как катализатор

…Как выживают учреждения культуры в условиях пандемии и в каких мерах поддержки нуждаются? Как и ожидалось, этой темы коснулись все участники заседания. Среди наиболее пострадавших — музеи, а также театры, цирк, кинематограф, концертные организации, работающие при 50-процентной наполняемости зала. Снижение госзадания при сохранении прежнего объема субсидий — одна из основных мер, и она должна действовать во всех регионах, убеждён Владимир Толстой, также участвовавший в видеоконференции.

Музеи-заповедники пострадали меньше, чем, например, городские музеи,— утверждает Владимир Гриценко.— Посещаемость объектов нашего музея-заповедника после того, как нам разрешили принимать туристов, восстанавливалась довольно быстро. Но изменилась структура: если в 2019 году доля организованных групп составляла 65%, а доля семейного туризма — 35%, то в этом году все приехавшие к нам туристы — семьи и малые группы. Нет сомнения, что это — следствие коронавирусных ограничений, но тенденцию бурного развития семейного туризма мы отмечали и раньше, а пандемия в данном случае сработала как катализатор…

Рассуждая об уроках пандемии, Владимир Петрович обращает внимание на вынужденную работу всех учреждений культуры в режиме онлайн. И с сожалением говорит о том, что уровень контента часто не отвечал современным требованиям. Количество не всегда переходит в качество, и «план по валу» в культуре выглядит странно.

— «Открыли 50 выставок» — это просто цифры. В нашей отрасли количественные показатели не могут быть единственными критериями оценки,— убеждён Гриценко.— Один из моих коллег по Совету провел аналогию с работой врача — ее эффективность оценивается не по количеству пилюль, которые он прописал больному, а по тому, выздоровел пациент или нет…

Не так давно, в соответствии с поручением Президента РФ, в регионе была создана рабочая группа по контролю за сохранением музеев-усадеб и музеев-заповедников. В её состав, конечно, входила главный хранитель Музея-усадьбы «Поленово» Н. Н. Грамолина. Наталия Николаевна ушла из жизни 18 октября. Для Владимира Гриценко её смерть стала настоящим потрясением и личной утратой.

— Наталия Николаевна была для меня не просто другом и учителем, но и образцом честного существования в профессии и жизни,— признаётся Владимир Петрович.— Таких людей мало осталось. Светлая память…


Оставьте комментарий:

Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Наши партнеры
Реклама