Понедельник 30 ноября

Туляки на «войне заводов»

Назад

06 Ноября 2020 00:21

 0
Общество

Автор: Юлия БЕРЕЗОВСКАЯ

Фото: из открытых источников

Отделившийся от ТОЗа молодой Станкостроительный завод (сейчас АО «АК „Туламашзавод“) до трагического июня 1941-го мирной жизнью прожил всего два года. Известие о начале Великой Отечественной застало заводчан на рабочих местах — производства практически моментально перестроились на военный режим. 

Надо сказать, что освоение ударными темпами новых видов вооружений на наших оборонных заводах началось за несколько лет до сороковых-роковых. Тульские оружейники разрабатывают и испытывают различные модификации пулеметов, минометов, пушек… Конечно, далеко не все встают на вооружение, однако бесценный опыт, полученный во время работы над экспериментальными образцами, позволит конструкторам, инженерам и рабочим в суровые годы в рекордно короткие сроки наладить выпуск оружия, не знающего себе равных. Недаром некоторые историки потом назовут Вторую мировую «войной заводов».

Вечный «максим»

Среди бесспорных легенд тех лет, вроде ШКАСов, ШВАКов, «катюш», ВЯ и прочих, особняком стоит ветеран, наверное, всех войн XX столетия — пулемет «максим». Любопытный факт: случайное детище британского изобретателя-самоучки американского происхождения Хайрема Максима получило боевое крещение аж в 1893 году, а последние выстрелы из таких пулеметов, по официальной версии, были сделаны в 1969 году (по неофициальной — так и вовсе в 2014-м, во время конфликта на Украине).

Производство «максима» в России началось еще в 1905 году по лицензии на Тульском Оружейном заводе. За годы выпуска наши конструкторы многое сделали для эволюции пулемёта, параллельно не прекращая попыток разработать более эффективные аналоги. И если бы Великая Отечественная не внесла свои коррективы в производственные планы, вполне возможно, «максим» не стал бы таким «долгожителем».

Дело в том, что в 1939 году Станкостроительный завод получил задание приступить к подготовке производства и изготовлению 7,62-мм станкового пулемета ДС-39 конструкции Василия Алексеевича Дегтярёва, который призван был заменить устаревший «максим». Новый пулемет был на 20 килограммов легче, не требовал воды для охлаждения и отличался двойным темпом стрельбы — до 1200 выстрелов в минуту. На образец возлагали большие надежды, и уже в 1940 году первые партии ДС-39 стали поступать в войска. Но выяснилось, что пулемет Дегтярёва нуждается в доработке — ошибки не были фатальными, однако времени на их исправление не хватило.

Конструктор говорил, что на доведение образца до ума требовалось 2–3 месяца — роскошь, которую в июле 1941 года себе никто позволить не мог. Зато могли успешно реализовать другой сценарий. На специальном заседании в Туле с участием заместителя наркома вооружения В. Н. Новикова директор Станкостроительного завода Борис Михайлович Пастухов сообщил, что производство «максима» можно возобновить за неделю. С прекращением выпуска ДС производство «максимов» только за первые 3 месяца войны увеличили в 7,5 раза — всего в 1941 году выпущен 9691 пулемет.

Одновременно тульские оружейники прекрасно понимали, что заслуженный пулемет остро нуждается в модернизации — требовалось упростить его производство и расширить возможности использования металлической патронной ленты вместо тканевой. В процессе решения этой задачи внесли и еще одно обновление: инженеры И. Е. Лубенец и Ю. А. Козарин под руководством главного конструктора завода А. А. Троненкова снабдили оружие широкой горловиной для быстрого заполнения кожуха ствола не только водой, но и снегом или льдом. Также упростили прицел, переделали приемник. Внесенные в конструкцию изменения и улучшения вместе с упрощением технологии способствовали быстрому наращиванию производства. Для его расширения Станкостроительному заводу передали мощности Тульской гармонной фабрики и ремесленного училища № 5. Кстати, золотые руки тульских мастеров были незаменимы и при ремонте оружия — известны случаи, когда на завод приносили искореженные и пробитые осколками пулеметы, а через пару часов забирали полностью боеготовые «максимы». Когда фашисты вплотную подошли к городу, производство пулеметов эвакуировали в Златоуст Челябинской области.

В январе 1942 года, после того, как немцы были отброшены от стен Тулы, наркомат обязал тульских станкостроителей срочно восстановить производство «максимов» в главном заводском корпусе на улице Мосина. Пулеметный цех № 1 открылся в том же месяце — первую партию собирали вручную. Последние технические усовершенствования орудие претерпело в 1943 году после того, как начал работу цех гальванических покрытий, где решили вопрос по увеличению живучести пулеметных стволов за счет внедрения технологического процесса получения повышенного слоя хрома в канале ствола. Также было внедрено оцинкование внутренней поверхности кожуха пулемета «максим» вместо лужения дефицитным оловом и оцинкование стальных пластинок пулеметных лент вместо изготовления их из латуни…

Производство легендарного «максима» было сокращено, а потом и вовсе остановлено только в победном 1945 году. С 1942 года по апрель 1945-го туляки выпустили 51 148 пулеметов «максим» и около 20 000 станков к ним. 

По трофейному образцу

Вообще в части усовершенствования или создания улучшенного аналога на уже существующей базе равных тульским оружейникам, пожалуй, не было. Достаточно вспомнить хотя бы известную, наверное, всем экспертам и любителям оружия историю о срочной организации на Тульском станкостроительном заводе производства противотанковых ружей.

В конце августа 1941 года заместитель наркома вооружения А. И. Барсуков вызвал в столицу директора предприятия Бориса Пастухова, главного конструктора и главного технолога. Положил на стол перед ними трофейное немецкое PZ B-39 и поставил задачу: срочно приступить к массовому изготовлению 7,92-мм противотанковых ружей по имеющемуся образцу. Срок на разработку чертежей, техпроцессов и оснастки по современным меркам был установлен нереальный — всего 10 дней… Для сборки ружей создали цех № 21, а для изготовления деталей — № 25.

Из воспоминаний начальника цеха № 25 Николая Георгиевича Карелина нам известно, что до эвакуации завода (а она прошла уже в октябре 1941 года!) станкостроители успели выпустить около 1000 таких ружей, несколько штук из них получил Тульский рабочий полк.

В сентябре 1941-го завод получил задание по подготовке производства 14,5-мм самозарядных противотанковых ружей конструкции В. Г. Симонова (ПТРС). Конструкторы и технологи уже приступили к составлению техпроцессов, проектированию приспособлений, инструмента и калибров — начало сборки было назначено через пару недель. Однако вместо этого пришлось в спешном порядке прокладывать железнодорожные ветки, грузить по вагонам оборудование, изделия и людей и отправляться на Урал.

Работу над ПТРС тульские оружейники продолжили в Саратове и Ижевске.

В Саратове для быстрой организации производства не хватало ни оборудования, ни мощностей. Выход нашли в кооперации предприятий: изготовление магазинной коробки поручили комбайновому заводу, бойка — механическим мастерским местного университета. 7 ноября первое ПТРС успешно прошло испытания, с декабря оружие вышло в серию. В Ижевск задание на выпуск противотанковых ружей конструкции В. Г. Симонова пришло 11 ноября 1941 года. В 1941 году выпущено всего 77 ПТРС, в 1942-м — 63 308.

Надо сказать, военные эксперты до сих пор спорят о том, насколько полезны были в боях противотанковые ружья — многие сейчас утверждают, что у этого вида оружия было много технических недостатков, и они имели разве что психологическое значение.

Однако сохранились воспоминания генерал-майора танковых войск вермахта Фридриха Вильгельма фон Меллентина, в которых он иначе оценивает противотанковые ружья: «Создавалось впечатление, что каждый пехотинец имеет противотанковое ружье или противотанковую пушку. Русские очень ловко располагали эти средства, и, кажется, не было такого места, где бы их не оказалось».

В целом снижать объемы выпуска ПТРС начали уже в середине 1943 года, когда возросла бронезащита танков. Но известно, что их с успехом применяли и в 1944-м, 1945 годах при боях в окружении, населенных пунктах, при захвате плацдармов, когда не было возможности использовать артиллерию. Кроме того, ПТР нередко использовали снайперы для поражения противника на больших дальностях или за укрытиями и даже против низколетящих самолетов.

Самый страшный миномёт

22 января 1944 года приказом Наркомата вооружений на заводе № 535 (так с 1942 года называли Станкостроительный завод) началось производство 160-мм миномёта МТ-13. Разработка различных модификаций минометов была одной из важнейших задач оборонной промышленности в предвоенный и военный периоды. Это было одно из тех направлений, которым наравне с авиационными пушками уделял пристальное внимание Сталин — он практически постоянно выезжал на полигоны, лично наблюдая за ходом испытаний образцов.

Как раз «личное знакомство» Иосифа Виссарионовича с одной из разработок в конечном итоге привело к появлению на советско-германском фронте самого мощного миномета Великой Отечественной войны. Разработка была принята на вооружение 17 января 1944 года, а 22 января приказом Наркомата вооружений производство миномета началось на заводе № 535.

Опыт работы с этим видом вооружений у туляков был накоплен немалый — первые попытки выпуска минометов они предпринимали еще в 1930-е. А с 1942 года из мастерских уже уезжали на фронт 120-мм орудия. С 1944 года по август 1947-го было изготовлено 1557 МТ-13 трёх основных модификаций. Большинство экспертов до сих пор называют этот миномет самым страшным оружием времен Второй мировой.

Действительно, орудий, подобных 160-мм миномету образца 1944 года, на тот момент не было ни в одной армии мира. По воспоминаниям фронтовиков, его первое применение произвело на немцев ошеломляющее впечатление, и те, приняв артобстрел за воздушный налёт, начали палить из зениток в пустое небо.

Разрушительную мощь МТ-13 в полной мере оценили в боях за Берлин. Так, попадая в крышу, снаряд «проваливался» на 2–3 этажа вниз и там разрывался. Тяжелые мины громили прочные дерево-земляные и каменно-кирпичные сооружения полевого типа, здания и сооружения, приспособленные противником для обороны в населенных пунктах.

В 1947 году МТ-13 сменил более простой в эксплуатации и дальнобойный СКБ-21. Однако ветераны Великой Отечественной до сих пор стоят на вооружении в некоторых армиях Юго-Восточной Азии.


Оставьте комментарий:

Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Наши партнеры
Реклама