Суббота 16 января

Тульский ювелир – химик, физик и… немного пауэрлифтер

Назад

14 Августа 2020 02:16

 0
Общество

Автор: Дмитрий ЛИТВИНОВ

Фото: Александра КОЛЕСНИКА

Ювелирных магазинов в Туле едва ли не больше, чем продуктовых, и почти столько же, сколько аптек. Но профессиональных ювелиров в городе — раз-два и обчёлся.

Ювелирная работа
– Смотрите! Включаю горелку… Раз, два, три – и серебряный лом превращается в огненный шарик. Видите, как он блестит! Вот так же и мне когда-то показали этот процесс – и я влюбился в профессию ювелира, – туляк Александр Токмаков демонстрирует один из этапов своей работы, теперь для него вполне обыденный.
И всё же у мастера в этот момент загораются глаза, он готов ещё и ещё рассказывать о процессе плавки драгметаллов, о реакциях, которые происходят при соединении элементов, о пробах и чистоте золота и серебра, об искусстве тянуть тончайшую проволоку, из которой в будущем получится цепочка сложного узора. Тут тебе и химия, и физика…
Лом ювелир в считаные минуты превратил в небольшой слиток, совсем не производящий впечатления драгоценного. Только что переплавленное серебро по виду мало чем отличается от аналогичного, например, свинцового слитка. Прежде чем из этой массы получится украшение, которое будет радовать глаз, а быть может, и вызывать зависть окружающих, пройдёт ещё немало времени, а мастер сделает не один десяток операций.
Ювелирная мастерская Александра Токмакова совсем небольшая, всего несколько квадратных метров, но и в этом ограниченном пространстве есть всё необходимое для работы. Ювелир трудится за верстаком, где у него всё под рукой. Горелка, припои, лобзики, тончайшие пилочки, пассатижи разных калибров, миниатюрные тиски, полировочный станок, свёрла… Есть даже собственная бормашина, очень напоминающая стоматологическую, но всё же это профессиональный ювелирный инструмент.
На соседнем столе стоит ёмкость с лимонной кислотой, куда изделие помещают после первоначальной обработки. Её нагревают, происходит реакция, в результате которой изделие покрывается тонкой белой плёнкой. Потом будет шлифовка, очистка и финальная подготовка изделия.
Ювелирная работа не только тонкая, но местами пыльная, а иногда и физически тяжёлая: тянуть проволоку на вальцовом станке приходится вручную, а это под силу лишь физически подготовленному человеку. Ювелир Александр Токмаков с задачей справляется «на ура», ведь он в недавнем прошлом – профессиональный спортсмен, кандидат в мастера спорта по пауэрлифтингу.

О ремесле и авторском праве
В профессию молодой человек попал почти случайно. По совету отца, который работает в ломбарде, пошёл в подмастерья к его знакомому, опытному тульскому ювелиру Роману Чигинскому. Александру тогда было 18 лет, он только что поступил на физфак Тульского педуниверситета и очень хотел получить высшее образование, чтобы в дальнейшем идти по спортивной стезе. Но, увидев процесс плавления драгметалла, как уже было сказано, довольно легко свернул с педагогического пути на производственный. Но учёбу не забросил: все четыре года закрывал сессии без троек, получил диплом, который «не будет лишним».
Азы ювелирного мастерства А. Токмаков постигал после занятий, стабильно уделяя этому два-три вечера в неделю и выполняя поначалу, как считается у профессионалов, грязную работу – катал проволоку для цепей. Довольно скоро молодому человеку позволили сделать его первое украшение – пару обручальных колец, которые Александр хранит у себя до сих пор. Не то чтобы он собирался их использовать, но первое изделие, как первая любовь, – не забывается. А ещё это – назидание самому себе, чтобы помнил: так работать нельзя. Сейчас-то ювелир видит все ошибки, которые допустил.
После года обучения Александр пришёл работать в ломбард, где ювелир выполняет мелкий ремонт изделий, их оценку. Параллельно мастер практиковался в изготовлении новых украшений. Так продолжалось ещё четыре года – столько времени потребовалось для совершенствования полученных навыков. По мнению А. Токмакова, в ювелирном деле на первом месте – ремесло, за которым уже идёт художественный вкус.
– Я себя художником не считаю, – прямо говорит Александр. – Рисовать не умею, да и почерк у меня плохой. Фантазия, правда, есть, и в уме я всегда представляю даже самую сложную геометрию изделия, всегда вижу заранее, из каких элементов и как должно быть сделано украшение. Часто клиенты приносят готовые эскизы, и может показаться, что по ним выполнить работу проще, но это не совсем так. Во-первых, чем сложнее форма, тем тоньше должна быть работа. А во-вторых, я как мастер не имею права копировать изделие точь-в-точь – это авторское право! Заказчик отличия, быть может, и не заметит, но я буду знать, что сделал свою вещь…

Пирсинг на все места
Ювелирное украшение – вещь деликатная и очень личная, уверен мастер, поэтому о самых оригинальных заказах он предпочитает не распространяться. Кстати, это не классические кольца/цепочки/серёжки. Часто к ювелиру обращаются любители ну очень необычного пирсинга! Александр делает уникальные изделия на заказ, которые затем украшают самые разные части тел туляков и тулячек. Созданные в единственном экземпляре и снабжённые драгоценными камнями, такие украшения стоят весьма недёшево.
Заказывают изделия и не для ношения на теле – например, оригинальные монеты с портретами, усыпанные бриллиантами. Оригинальный подарок! Да и вообще, в ювелирную мастерскую приходят за эксклюзивом, ширпотреба, пусть и дорогого, достаточно в сетевых магазинах.
– Мода на украшения существует, но она слишком пафосная и для большинства туляков, думаю, неподъёмная по цене, – рассказывает Александр Токмаков. – В больших магазинах есть полки с эксклюзивными товарами, и иногда люди просят сделать им такой же. Выйдет намного дешевле, чем оригинал, причём от оригинала ваше украшение никто не отличит!..
Из камней, как и во все времена, в моде бриллианты, а также изумруды и сапфиры. А вот рубины и янтарь – не то чтобы прошлый век, но оригинальные такие камни стоят очень дорого, а подделки смотрятся как стекляшки. Прошла мода и на агаты, впрочем, некоторые брутальные мужчины по-прежнему заказывают массивные перстни с чёрными вставками.
– Клиентам я никогда не перечу и стараюсь не давать советов, хотя подсказать что-то могу. Знаете, многие мужчины любят массивные цепочки, да я и сам люблю, хотя знаю, что они сейчас не в моде. Но их так интересно делать, поэтому я за такие заказы берусь с интересом! Однажды делал серебряную цепочку весом 400 граммов, её качество испытывал тяжелоатлет, который на ней повис. Выдержала! – продолжает Александр. – А знаете, где самое качественное золото? В советских зубных коронках. Их делали из золота 850-й пробы, для них оно лучше всего подходит. Для украшений же используется золото 585-й пробы, так что даже из одной коронки можно сделать что-нибудь интересное…
Профессия героя нашей публикации – редкая, частных ювелиров в Туле совсем мало. По словам А. Токмакова, не больше двух десятков, причём большинство – люди взрослые. Молодёжи в профессии нет, поскольку не существует ни ювелирной школы, ни преемственности у мастеров. Возможно, в будущем обучением займётся сам Александр.
Пока же мастерскую с ним делит Ольга Захарюженкова, ювелир с десятилетним опытом работы. Профессионализм обоих подтверждён в Федеральной пробирной палате, где имеется запись о тульской ювелирной мастерской. Туда же отправляются изделия, чтобы подтвердить пробу металла.
Кстати, золото – самая стабильная из мировых валют. За время пандемии цена за грамм этого металла выросла на 800 рублей, а заказов у мастерской меньше не стало. Даже наоборот, частники получили повышенную прибыль, пока были закрыты ювелирные магазины. Жениться-то люди не перестали!

Оставьте комментарий:

Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Наши партнеры
Реклама