Четверг 29 октября

Почему в Туле мёд гидролизный

Назад

18 Сентября 2020 01:16

 0
Общество

Автор: Дмитрий ЛИТВИНОВ

Фото: автора и из архива «Молодого коммунара»

В прошлом году в Тульской области, как и по всей стране, из-за отравлений пестицидами и агрохимикатами погибли сотни пчелосемей. Специалисты сравнили произошедшее с экологической катастрофой. Этим летом пчеловоды восстанавливали свои пасеки и стремились выйти на прежние объёмы сбора мёда.

Шо, опять?!

— Лётная пчела полегла у меня в конце июня, хотя из зимы вся семья вышла сильной — было тепло,— рассказывает пасечник из поселка Брусянский Узловского района Сергей Григорьев.— Уже 19-го числа я заметил признаки мора, начал звонить по инстанциям — по прошлому году знал: чтобы доказать отравление, нужно собирать комиссию…

Через несколько дней на пасеку к Григорьеву приехал ветврач, который произвёл отбор проб. Их отправили на исследование в лабораторию Ефремова, откуда спустя несколько дней пришёл ответ: химикатов из групп вредоносных сельхозудобрений не обнаружено.

Пасечник обратился в местную администрацию с просьбой разобраться в ситуации. Там объяснили, что обработка сельхозугодий пестицидами производится по графику, который официально публикуется в местной газете. В это время выпускать пчёл на опыление полей нельзя. Сергею Григорьеву предоставили свежий номер издания, где чёрным по белому было указано, что поля планируется опрыскивать в период с 25 июня по 15 июля. А мор начался 19 июня!

— Я посоветовался с пчеловодом из соседнего посёлка, у него тоже был мор, и экспертиза тоже ничего не показала. Что произошло, мы не знаем, но значительную часть своей пчелосемьи я потерял,— констатирует Григорьев, для которого нынешнее лето должно было стать первым серьёзным пасечным сезоном.— В прошлом году я приобрёл пчелосемью, наблюдал за ней всё лето, подготовил участок по всем правилам, планировал расширяться, получать паспорт пасеки, но в связи с произошедшими событиями идею пришлось оставить. В августе я выкачал всего 30 литров мёда…

Сейчас молодой пчеловод, который увлечён изучением специальной литературы и роликов на YouTube, а также общением с коллегами-профессионалами по всей России, размышляет: а стоит ли продолжать заниматься разведением медоносных насекомых? Дело интересное, оно может стать прибыльным, но уж очень велики риски…

Докризисный уровень

Гибель пчёл, в частности из-за отравлений пестицидами и агрохимикатами,— большая проблема для сельского хозяйства. По этой причине в прошлом году, по данным Федерального научного центра пчеловодства, в 25 регионах России погибло около 80 тысяч пчелосемей. По экспертным оценкам, статистика численности пчёл в нашей стране показывает отрицательную динамику. Если в 1990 году в хозяйствах всех категорий содержалось 4,5 миллиона пчелиных семей, то к 2019 году их количество сократилось до 3,1 миллиона.

Факты отравлений в прошлом году были официально подтверждены в ряде районов Тульской области. Так, минимум 15 пчелосемей погибли у пасечника из Венёвского района Николая Авилкина, остальные несколько десятков сильно ослабели.

— Тяжёлая была ситуация,— вспоминает Николай Алексеевич.— Но надо отдать должное правительству, меры были приняты довольно эффективные: в этом году отравлений не было ни у меня, ни у тех пчеловодов, с которыми общаюсь. Да и компенсацию из областного бюджета я получил — 190 тысяч рублей, которые пошли на восстановление пасеки…

Пчёлы — насекомые довольно капризные, и если химикаты их просто убивают, то неблагоприятные погодные условия могут ослабить, а значит, и мёда они принесут меньше. Так случилось в этом году — из-за холодной весны развитие пчелосемей затянулось. Липового мёда, который пчёлы приносят из леса, оказалось меньше. Впрочем, добыча цветочного осталась на прежнем уровне. По словам Н. Авилкина, этим летом продукта он собрал на полтонны меньше, чем в предыдущие (до массового мора) годы, а значит, почти вышел на собственный докризисный уровень.

— Пчеловодство становится выгодным, когда мёда ты собираешь от тонны и больше, а для этого требуется содержать 30–40 пчелосемей,— объясняет Николай Алексеевич.— Таких пасечников, как я, у которых сто пчелосемей, в Тульской области единицы. Это очень трудозатратная работа, а пчеловоды у нас в основном — люди взрослые или даже пожилые…

Ты пчела, я пчеловод

Венёвский пасечник по мере возможностей расширяет своё хозяйство, внедряет новые технологии, посещает собрания Ассоциации по содействию развитию пчеловодства в Тульской области. Всё делает на собственные средства, хотя в июле этого года региональное правительство приняло постановление о предоставлении целевых субсидий.

— Такое внимание к нашей отрасли приятно, но получить субсидию я не могу, поскольку она предоставляется только юрлицам, а таких в Тульской области очень мало. Большинство пасечников — частники, хотя я, например, работаю с соблюдением всех ветеринарных правил: у меня есть паспорт пасеки, регулярно я сдаю мёд и пчёл на анализ в лабораторию, имею все сертификаты,— продолжает Николай Авилкин.

Об образовании юрлица пчеловод не раз задумывался, да времени нет — уж очень много хлопот на пасеке, причём почти круглый год. Особенно тяжко в августе, когда нужно и мёд качать, и думать о реализации, да ещё и в лабораторию пробы отвозить, чтобы подтвердили качество — без этого товар на рынок не пустят.

Впрочем, многие пчеловоды по этому поводу, что называется, не парятся. Мёда, получаемого из сахарных рамок, на тульском рынке предостаточно. Такой продукт гораздо проще в производстве, чем натуральный цветочный, а доказать его происхождение можно только проведя серьёзный лабораторный анализ, что рядовой покупатель, приобретающий трёхлитровую банку на зиму, вряд ли захочет делать. Выбирая мёд, попробуйте спросить у торговцев результат подобного исследования.

— О чём бы действительно стоило подумать властям, так это о борьбе с фальсификатом. Возможно, о введении каких-то сертификатов, к чему, я уверен, добросовестные пчеловоды готовы. Да, мёд будет чуть дороже, но покупатель получит гарантию того, что приобретает натуральный и полезный природный продукт, а не переработанный сахар,— говорит пчеловод с многолетним стажем Н. Авилкин.

Кстати, крупные сельхозпроизводители отнюдь не враги пчеловодов, а их партнёры. Опыляя те же рапсовые поля, пчела приносит в улей натуральный цветочный мёд, а владелец угодья получает хороший урожай масличной культуры. Нужно только договориться о правилах взаимодействия, что в Тульской области, кажется, начинает получаться.

А ещё у Николая Алексеевича душа болит за дело по причине того, что в пчеловодство почти не идёт молодёжь. Он сам, пока в силах, готов научить и рассказать, что к чему, и своих родных к пасеке уже приучил. Но хорошо бы, говорит, запустить в Тульской области какую-то образовательную программу или популяризацию пчеловодства. Этот вопрос Авилкин планирует поднять в октябре на собрании региональной Ассоциации по содействию развитию пчеловодства.

Оставьте комментарий:

Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Наши партнеры
Реклама