Пятница 07 мая

Не в баллах счастье

Назад

23 апреля 2021 07:44

 0
Общество

Автор: подготовил Алексей КУЗНЕЦОВ

Фото: samara.bezformata.com

Тульские одиннадцатиклассники уже написали итоговое сочинение, по сути — первый экзамен из серии выпускной аттестации. И выходят на финишную прямую школьной жизни, поэтому особенно интересно знать, каким они видят свое ближайшее будущее. Об этом мы и поговорили со старшеклассниками и выпускниками одной из школ. 

Евгения Кунц:

— Хочу изучать робототехнику и планирую начать это делать в ТулГУ. Но Тула для меня — только перевалочный пункт. Уже долгое время я усердно изучаю немецкий язык — зубрю роды, падежи, времена… В скором времени он мне понадобится, так как за мечтой я поеду в Германию. Мечтаю я не о пиве и не о родных просторах Гёте, конечно. Там создание роботов развито до высшего уровня. Лучший университет находится в Мюнхене — там-то я и стремлюсь учиться, но, чтобы не терять год из-за разницы школьных программ в России и ФРГ, мне лучше сперва поступить в отечественный вуз, чтобы на следующий год перевестись в столицу Баварии. Обучение в Германии бесплатное, но при себе нужно иметь деньги на общежитие или съем жилья. На счету проверят наличие суммы примерно в десять тысяч евро.

Арсений Кашлев:

— Я вижу свое будущее в профессии юриста. Интересно знать законы своей страны, разбираться в том, как работает судебная система и строятся гражданские взаимоотношения. Считается, что у нас каждый второй в правовой сфере безграмотен. Но даже при том, что правовая грамотность населения растет год от года, юридическая помощь людям ещё долго будет нужна. Согласен, юристов много, но никто не запрещает пробиваться наверх, совершенствовать знания, оттачивать навыки, обретать и укреплять профессиональную репутацию. Понимаю, что для этого надо много работать, и, думаю, я к этому готов. Конечно, хотелось бы, чтобы работа была интересной.

А на случай, если изменятся планы, у меня есть альтернатива. Неплохо разбираюсь в мобильной технике и даже пишу обзоры смартфонов для Яндекс. Дзен. Заработок сомнительный, непостоянный: кто-то зарабатывает по 2–3 тысячи за день, а кто-то — не больше 500 рублей в неделю. У каждого новичка — длинный путь раскрутки в интернете. И тем не менее, как в юриспруденции, так и в технике, и в других областях нужны люди, которые доступным языком объяснят окружающим сложные вещи. Как раз это — моя сильная сторона. А слабость — в низкой продуктивности. Я человек настроения.

Александра Кирюнина:

— Я бы хотела стать журналистом, писать статьи на сайтах и не только. Жаль, что газеты сейчас читают немногие, а я хочу развивать печатные медиа. Ввести моду на чтение печатных изданий — это то, что предстоит сделать в двадцать первом веке. Хочется видеть прессу в руках солидных мужчин, стильных женщин.

Кстати, при поступлении на журфак строго смотрят на выпускное сочинение, которое мы недавно написали. К нему мне пришлось отдельно и усердно готовиться. Хотела бы летом попробовать свои силы в настоящей редакции, но ведь для этого нужен опыт, без которого никуда невозможно устроиться. По правде сказать, эта тема для меня совсем новая. Первой любовью была психология. Умение общаться с людьми, видеть, понимать их внутренний мир остаются со мной на уровне интуиции. А интуиция и верное чутье пригодятся и журналисту, и психологу. И вообще никому не повредят.

Ангелина Михайлова:

— Вообще экзаменов боюсь сильно, хоть они и не играют решающей роли в моем поступлении. Я собираюсь учиться на актрису театра и кино, а для этой специальности вступительные испытания гораздо важнее ЕГЭ, по которому достаточно проходных порогов. В моем вузе это примерно по 50 баллов каждый предмет. Исключение — литература. Чтение — работа, которую актер не должен прекращать никогда. За одиннадцатый класс мои вкусы переместились в философскую сторону. Недавно, например, прочла «Тошноту» Сартра.

Я беру уроки у актрисы, народной артистки России, которая работает в нашем театре, чтобы подготовиться к экзамену по актерскому мастерству. Все, кто занимался с ней, поступили. Да, от репетитора зависит многое, но не больше, чем от ученика. А актеру необходим кроме усердия еще и талант, без которого не поступить. Не уверена, есть ли он у меня, но поговаривают, что моя наставница берется готовить далеко не всех желающих. В этом году нас у неё всего двое.

Испытания делятся на четыре этапа, два из которых я уже преодолела. Победа во втором отборочном туре стала приятным сюрпризом, но всё решится летом, поэтому предстоит много работы. А вдобавок придется сдать устные экзамены по истории театра, по музыке и живописи, а также по хореографии. Моя преподавательница говорит, что у каждого актёра свой репертуар. На ее взгляд, мне подходят роли Сони Гурвич из «А зори здесь тихие…» и Золушки из одноимённой сказки. Пусть между этими героинями и большая разница, но с моим типажом эти роли должны удаваться.

Дмитрий Перфилов:

— Скорее всего я останусь в Туле, так как есть стабильный вариант поступления в ТулГУ по целевому набору от АО «КБП». По-любому буду с профессией, не затеряюсь. И не придётся бегать по собеседованиям. Даже если не устроит работа на предприятии, по прошествии трёх обязательных лет будет хороший профессиональный опыт. Я уже подписал договоры и теперь жду экзаменов. Баллы для меня важны, но я не переживаю слишком сильно. Если результат будет отличный, то возможно обучение в Москве, если похуже, то предложат место в Туле, где проходной балл ниже. Меня привлекает оружие — мы с друзьями нередко стреляем из пневматических ружей, но это не главное. Лучшее в этом варианте — стабильность, уверенность в завтрашнем дне.

Елизавета Кирпа:

— Не очень хорошо чувствую себя последние месяцы — за выпускной год перегорела очень сильно и внутренне, и физически. Всю жизнь я рисовала, в девятом классе закончила художественную школу, а теперь не остается энергии для какого-то творчества. А очень хочется. Представляю, как после ЕГЭ, если я их хорошо сдам, мои душевные силы восполнятся. Немножечко вдохновляет весна, после зимы так всегда.

Собираюсь поступать в архитектурный, для этого надо уехать в Москву. Было два варианта, и я колебалась между дизайном и архитектурой. Последнюю хотела меньше, но от дизайна отказалась, так как там экзамен по литературе слишком сложный. Один человек сказал мне, что я не смогу его сдать. Я поверила его словам, и ручки опустились.

Не задумываюсь особо о том, что меня ждет в Москве, да и времени на переживания нет. Ведь на архитектора учиться сложно — множество чертежей, отмывок, которые придется сдавать. Боюсь, времени будет оставаться только на сон. Хорошо, что мама может помочь с жильем и деньгами, и не придется совмещать работу с учебой.

Артём Кондратьев:

— Пришлось учиться до одиннадцатого класса, только чтобы не идти в технари. Меня привлекает работа в ФСБ, а поступить в академию можно только после ЕГЭ. На слишком высокие баллы не рассчитываю, но мне и не надо. Чтобы учиться на сотрудника органов госбезопасности, нужно мощное физическое развитие. Я усиленно занимаюсь спортом и готовлюсь служить Родине. Привлекает и хороший доход и стабильный карьерный рост. Слушай командира, не высовывайся, и будет всё как надо.

Екатерина Шульман, политолог:

— Ни образование, ни трудоустройство не могут устоять под действием так называемых больших трендов, которые определяют направление трансформации в той или иной области жизни. В этой связи можно сказать, что подход к выбору профессии «на всю жизнь» — явление века двадцатого и вместе с ним навсегда ушло. Молодому поколению предстоит за свою трудовую жизнь сменить не одну и не две профессии, и это будет нормально. Уже сейчас очевидно, что переучивание и доучивание станут неотъемлемыми частями профессионального роста. Такие данные наводят на мысль о возвращении университетского образования к первоначальному значению, как это было в первых учебных заведениях Европы. Тогда изучали так называемые семь свободных искусств, совершенно не прикладных. Тем не менее освоившие их на уровне бакалавра преуспевали в любой государственной или частной деятельности.

Оставьте комментарий:

Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Наши партнеры
Реклама