Среда 12 августа

Московская Олимпиада. 40 лет спустя

Назад

31 Июля 2020 02:44

 0
Спорт

Автор: Дмитрий ЛИТВИНОВ

Фото: из архива С.КОПЫЛОВА

29 июля 60-летие отметил трёхкратный чемпион мира, рекордсмен мира на дистанциях 200, 1000 и 500 метров с ходу и с места, бронзовый призёр Московской Олимпиады 1980 года, заслуженный мастер спорта СССР Сергей Владимирович Копылов.

Самый титулованный советский велосипедист, лучший велосипедист мира 1982 года по версии Международного союза велосипедистов (UCI), профессиональную карьеру он начал рано — свой первый чемпионский титул Копылов выиграл за два дня до совершеннолетия, 27 июля 1978 года. Став чемпионом Советского Союза, Сергей Копылов вошёл в олимпийскую сборную страны, а уже после московских стартов трижды становился чемпионом мира.

Тренерская карьера, которую велосипедист начал было после ухода из большого спорта, не была долгой. Но и сегодня Копылов не сомневается: Тула — столица велоспорта страны, и наши гонщики себя ещё покажут.

— Сергей Владимирович, как вспоминаете свои первые шаги в спорте?

— Я пришёл на тульский велотрек вслед за старшим братом (Виктор Копылов (1952–2010) — неоднократный призёр чемпионатов СССР в спринте и чемпионатов мира в гонках на тандемах.— Д. Л.), и для меня занятия спортом сразу стали естественными, я очень быстро полюбил наш велотрек. Бетонный, скоростной… Это было ещё до первой реставрации, старожилы говорили, что покрытие сделано из какого-то секретного бетона, который позволяет развивать особые скорости. Тульский велотрек был даже лучше, чем трасса в Крылатском.

Мне трудно объяснить свои быстрые успехи: я просто тренировался, и всё. Брат тоже тренировался, но уже в молодом возрасте я обошёл его по достижениям. Никакой ревности, никаких обид не было. Мы оба понимали: в спорте нет родственников — есть только соперники. Но именно в тот период, когда я начинал, в Туле сформировалась особая плеяда спринтеров, с которой мне посчастливилось работать. Меня звали в Москву, но я не уехал, потому что считал: где родился, там пригодился. И в итоге не ошибся!

— На Олимпиаде-80 вашим главным соперником был немец Лутц Хесслих, это противостояние называли легендарным…

— С Лутцем мы до сих пор дружим, перезваниваемся иногда, а общаться начали сразу после нашего первого чемпионата мира среди юниоров. Это была часть моей тактики: ведь чем больше общаешься с человеком, тем больше о нём знаешь и тем проще его опередить. Я не раз побеждал Лутца, но то, что случилось в полуфинале Олимпиады, мне до сих пор трудно объяснить… Собравшись с силами после этой гонки, я поздравил его с победой и именно тогда понял, что уж бронзу я упустить не должен!

— Так и случилось! А как вообще вспоминаете 1980 год в Советском Союзе и себя в нём?

— Мне было всего 19, но я понимал, что готовлюсь к главному старту в своей жизни. Напряжение сильнейшее, поскольку до последнего дня решалось, кто же будет участвовать в спринте, я или ещё один наш гонщик Сергей Журавлёв. Олимпиада была, с одной стороны, праздником для страны, но с другой — невероятным напряжением всех сил, возможностей. Необходимо было доказать: мы лучшие, так что проигрывать было нельзя. На трибунах, во всех помещениях, вокруг тебя — всегда много руководства и людей из контролирующих органов. Я выходил на старт с главной мыслью: я — армеец и должен защитить ЦСКА.

Мама с папой болели за меня в Туле, и перед ними я тоже был в долгу. Они смотрели прямую трансляцию, видели все мои заезды и были очень рады, когда я привёз бронзу. Потому что в спорте есть самые обидные места: второе и четвёртое. Второе — потому что ты остановился в шаге от победы, а четвёртое — потому что в шаге от пьедестала и без медали.

— Как вас встречала Тула?

— Это было ликование! Мы собрались на футбольном стадионе «Арсенал», трибуны были полные. Сначала поздравляли Виталия (Петракова, чемпиона Олимпиады в командной гонке на 4000 м.— Д. Л. ), потом меня. Звучало моё имя, его скандировали трибуны, ну как тут было не «поплыть»? Но я удержался, потому что в голове были две главные мысли. Во-первых, я отдавал себе отчёт в том, что моя победа — это результат большой команды: тренеров, механиков, врачей, массажистов. Это только болельщики видят на треке меня, не всегда осознавая, сколько людей на самом деле трудятся. Во-вторых, для любого спортсмена олимпийский пьедестал — мечта, но как только ты с него сходишь, твои победы обнуляются, и всё начинается заново. А если воспаришь, то пропадёшь…

— Сегодня российские олимпийцы получают солидные вознаграждения за свои победы, а чем отблагодарила Родина вас?

— Я получил 1500 рублей премиальных и квартиру в Туле, а также звание «Посол мира».

— В 80-е годы вы неоднократно становились чемпионом мира, но на Олимпиаду-84 так и не попали…

— Вместе со всей страной. Соцстраны тогда отказались от выступления в США. Обидно? Да нет, не было, потому что нам внушали важность этого решения, и мы её как-то осознавали. А дотянуть до следующей Олимпиады у меня не получилось…

— Впереди были 90-е годы, развал всего, в том числе спорта. Вы именно поэтому ушли из тренеров?

— Давайте по порядку. Надо признать: хороший спортсмен — не всегда хороший тренер. И даже более того, хорошими тренерами становятся те, кто не достиг больших успехов в спорте — они реализуют себя в своих воспитанниках. Что касается 90-х, то тогда действительно многие спортсмены и тренеры уходили. Но многие и оставались! И я могу точно сказать, что в Туле преемственность высочайшей спортивной подготовки никогда не прерывалась. Да, работали зачастую на энтузиазме, но работали. Я ушёл с велотрека в бизнес, но себя за это не виню, поскольку считаю, что человек должен быть там, где у него получается, где он нужен. Но ведь потом я вернулся и работал в структуре нашей спортшколы ещё долгое время.

— А сейчас, как вы считаете, конвейер по подготовке чемпионов в Туле действует?

— Безусловно. Как я и сказал, он никогда не останавливался. Тула — велосипедная столица, бренд России. Правда, сейчас совсем другие отношения. Тула куёт талант, а Москва его забирает, потому что считается, что там лучшие условия для становления. Там есть треки, базы для сборов и так далее. Отчасти согласен, Туле этого не хватает, ведь по-настоящему сплотить команду, закалить спортсмена можно только работая с ним постоянно, буквально круглосуточно, по системе интерната. Мы жили именно так, нам не давали расслабляться, мы всегда были под наблюдением тренера, но нам это нравилось.

— А что сегодня, кроме больших денег, может привлечь молодых людей в спорт?

— Вы сказали о деньгах, и это верно, но, прежде чем начать их зарабатывать в нашем виде, нужно немало вложить. Велосипедный спорт — очень дорогой, профессиональные машины стоят бешеных денег, как и экипировка. В советское время спринтеры ездили на голландских и итальянских велосипедах, а про командников, которые гоняли на оте — чественном оборудовании, мы шутили, что их машины сварены из водопроводных труб. Плюс — высокая опасность травм, как на бетонном, так и на деревянном треке. Большие деньги зарабатывают лишь единицы спортсменов, основная же часть — бессребреники и энтузиасты…

Наши партнеры
Реклама