Вторник 20 апреля

Мирный город. Часть 3

Назад

09 апреля 2021 00:19

 0
Общество

Автор: подготовила Ирина СКИБИНСКАЯ

Фото: из открытых источников

«Молодой коммунар» продолжает публиковать отрывки из книги Георгия Берёзко «Мирный город», рассказывающей о событиях, происходивших в Туле в октябре — декабре 1941 года. Книга была выпущена в 1955 году в военном издательстве Министерства обороны СССР. Фрагменты романа приводятся с комментариями сотрудников Тульского военно-исторического музея.

Рубежи обороны

«…Ласточкин попросил своего секретаря — худенькую, гладко причесанную женщину — не соединять его по телефону ни с кем в течение получаса. «Кроме Москвы, конечно»,— добавил он. В кабинете теперь оставалось только шесть-семь человек, и Дьяков пересел в кресло к столу председателя. Достав из планшета план города, генерал не спеша развернул его и разгладил толстой рукой.

— Положение на подступах к городу нам известно, товарищи,— начал он своё сообщение.— Тяжелое положение, сложное… Наша задача — не дать противнику завладеть плацдармом для дальнейшего удара на Москву с фланга. Поэтому отступление из города не предусматривается ни в каком случае. И строить оборону мы будем в несколько рубежей, на всю возможную глубину. Первый рубеж пройдет у нас в двух — трех километрах от городской окраины, вот тут… — Генерал нагнулся над столом и, водя толстым пальцем, стал показывать по плану города.

Постойте-ка, товарищ генерал,— громко сказал Ласточкин.— А Новый поселок вы не собираетесь защищать?

— Не придется, Яков Захарович, не выгодно,— Дьяков сощурился.— Слишком уж он вынесен за черту города. Танки его легко обойдут…

Ласточкин, нахмурившись, склонился над планом. Он очень хорошо знал эту косую сетку кварталов, параллелограммы заводских корпусов, квадратики школ и больниц, овалы стадионов, прямые линии проспектов. Когда Ласточкин четыре года назад приехал сюда, впервые развернул этот план, на нем не было многого, что имелось теперь. Город быстро разрастался, выбрасывая во все стороны свои аванпосты, и на плане, лежавшем сейчас перед Ласточкиным, были обозначены новые скопления построек на юге, на юго-востоке, на севере. Отсутствовавшие ранее магистрали связывали их ныне с центром, и зеленые пятна молодых насаждений были нанесены там, где недавно желтели бесполезные пустоши. Сколько ночей он, секретарь обкома, провел здесь, в своем кабинете, обсуждая с товарищами вопросы строительства этого большого промышленного города! И сколько труда, забот и творчества потребовалось от многих советских людей, чтобы на плане появились новые фабричные здания или новые жилые дома! Вот и поселок, о котором шла речь, построенный еще только в минувшем году. Ласточкин недавно еще следил, чтобы шахтерские квартиры там были светлыми, просторными, чтобы архитектурный ансамбль радовал глаз, не раз приезжал туда на строительство. И он не мог примириться с мыслью, что через два — три дня там, быть может, начнут хозяйничать враги.

Кто эти люди?

— Первый рубеж обороны держат у нас к западу от города стрелковые части, отошедшие в этом направлении,— продолжал Дьяков, снова показывая по плану.— Левее их, на Орловском шоссе, стоит полк НКВД. Чекисты уже закрепляются там. Еще левее, вот тут, от высоты двести двадцать пять до Мышкинского поселка включительно, займет позиции рабочий полк. На рассвете сегодня он выступает. Бронебойщики выдвинуты вот сюда и сюда… А в домах на окраине я посажу истребителей с гранатами, с бутылками… Второй рубеж обороны пройдет у нас по улицам Тургенева и Ремесленной, третий — от железнодорожного моста к Стремянной улице. Второй и третий рубежи занимают у нас войсковые части, сосредоточенные в городе. В случае прорыва первого укрепленного пояса мы встретим немцев на втором, не третьем… И далее. Мы превратим город в систему укрепленных узлов, взаимодействующих между собой, приспособленных к круговой обороне. Но только, Яков Захарович, я вас попрошу: надо поторопиться с эвакуацией населения…

… Неожиданно стукнула дверь, отлетела в сторону портьера и в комнату быстро вошел высокий молодой человек в шинели и фуражке войск НКВД.

Ну-с, огонь на автобазе ликвидировали. Там оставался еще бензин в бочках, он и запылал,— сообщил вошедший полковник.— Сгорел дом номер три по Тимирязевской. Есть жертвы. Двух бойцов пожарной команды, Самойлова и Горбенко, пришлось отправить в госпиталь…

— И вот ведь что неладно,— вмешался в разговор блондин в синем френче.— Сегодня какие-то мерзавцы осветили во время налета город. Что скажешь по этому поводу, Добровольский?

— Пока скажу лишь, что мы напали на след диверсионной группы, переброшенной через фронт… С автобазы я поехал на товарную,— продолжал полковник.— Там состав с продовольствием разбомбило. И мне донесли, что какие-то люди грабят вагоны. Несколько человек мы задержали, кое с кем я побеседовал… Говорят: «Зачем немцам добро оставляете? Почему своим не отдаете? Лучше нам, чем Гитлеру…» Говорят: «Приказ есть, чтобы со складов всё населению раздать».

— Провокации в чистом виде,— сказал плотный блондин.— Фабрика слухов… Это тоже по твоей части, Добровольский…

— Кто эти люди? — спросил Ласточкин.

— Разные люди: дамский парикмахер, кассирша из хлебного магазина, кустарь из артели «Металлоремонт», домашняя хозяйка Власова, бойкая такая старушка,— полковник усмехнулся…»

Случаи мародерства были

— Вероятно, Новый посёлок — это посёлок Новая Тула, строившийся для рабочих Новотульского металлургического завода, под Мышкинским посёлком подразумевается Рогожинский посёлок,— комментирует специалист по экспозиционной и выставочной деятельности Тульского военно-исторического музея Алексей Чулицкий.— Вероятно, прототип Добровольского — начальник Тульского областного управления НКВД В. Н. Суходольский. Блондин в синем френче — это, возможно, начальник Тульского областного управления милиции П. В. Пичугин (в то время работники милиции носили синюю форму) или прокурор Тульской области И. М. Садовников.

27 октября 1941 года на прикрытие Тулы со стороны Орловского шоссе были направлены Тульский рабочий полк и 156-й полк НКВД, которых поддерживала зенитная артиллерия 732-го зенитно-артиллерийского полка. Левее рабочего полка, на Воронежском шоссе готовилась к обороне 260-я стрелковая дивизия, а на Одоевском шоссе — батальон милиции. На северной окраине города был размещён 447-й артиллерийский полк, на путях оружейного завода — бронепоезд № 16, а на южной окраине города — 702-й противотанковый артиллерийский полк.

В 6 часов утра 30 октября 1941 года вышел боевой приказ № 5 штаба 50-й армии, подписанный ее командующим генерал-майором А. Н. Ермаковым. В приказе предписывалось войскам 50-й армии удерживать подступы к Туле с юга, юго-запада и юго-востока, одновременно прикрывать с запада и востока. Для непосредственного руководства войсками на подступах к Туле с юга создавался Тульский боевой участок. В него вошли: 217-я стрелковая дивизия, 58-й запасной полк, 173-я, 290-я, 260-я, 154-я стрелковые дивизии, 1005-й стрелковый полк. Второй эшелон Тульского боевого участка составляли отряд милиции, бригада НКВД, рабочий полк, занимающие непосредственную оборону Тулы. Вокруг Тулы было создано три оборонительных рубежа. Сам город для обороны разбит на четыре оборонительных района: Привокзальный, Центральный, Зареченский и Пролетарский. В этих районах предписывалось устроить круговую оборону с расчётом прострела всех прилегающих улиц, переулков; каменные здания, особенно угловые, приспособить как опорные пункты, подготовив бойницы и заложив окна мешками с землёй или песком; на параллельных к фронту улицах подготовить противотанковые препятствия, прикрыв их огневыми точками. Таким образом, в плане обороны города, описываемом в романе, много общего с реальностью.

Что касается диверсионной группы, освещающей Тулу во время налёта, трудно сказать, засылались ли такие группы гитлеровцами в город. Но случаи световых сигналов авиации противника в Туле вполне могли иметь место. Они происходили и в самом начале Великой Отечественной войны. Так, начальник МПВО объекта ГРЭС № 10 им. Сталина Н. Н. Малютин 14 июля 1941 года доложил секретарю Тульского обкома ВКП (б) В. Г. Жаворонкову, что за 55 минут до сигнала воздушной тревоги между Сталиногорским химкомбинатом и ГРЭС были кем-то пущены световые ракеты, что является подозрительным и заставляет думать, не были ли это сигналы для врагов.

Факты грабежа складов и вагонов с продовольствием в Туле тоже были. В романе показано, что во многом мародерство было спровоцировано ложными слухами. Это подтверждается документально. Так, 25 февраля 1942 года начальник отдела Тульской областной прокуратуры по надзору за милицией Баранов в докладной записке военному прокурору Тульской области И. Садовникову отмечал: «Как известно, усиленные наскоки немцев на г. Тулу… вынудили хозяйственные учреждения эвакуироваться, в результате чего значительное количество складов с продовольствием и промтоварами оказалось без охраны. Весь милицейский состав был направлен на позиции для защиты города. Любителями нахапать государственного и кооперативного добра было спровоцировано массовое расхищение и растаскивание продовольствия и продуктов. В течение одного — двух дней было расхищено огромное количество продуктов и промтоваров. Создалась угроза срыва снабжения населения города, и в особенности тех, кто с оружием в руках отражал врага, и десятков тысяч граждан Тулы, занятых на строительстве баррикад, противотанковых рвов и т. д.» 

Уважаемые читатели!

Если в ваших семьях сохранились свидетельства и воспоминания очевидцев и участников обороны Тулы, обращайтесь в редакцию газеты «Молодой коммунар» по телефону 8–910–942-70-71 или в Тульский военно-исторический музей по телефону 77-49-36.

Мирный город. Часть 2

Мирный город. Часть 1

Оставьте комментарий:

Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Наши партнеры
Реклама