Четверг 26 ноября

Миллион на миллион Антона Белобрагина

Назад

23 Октября 2020 08:41

 0
Общество

Автор: Елена КОЛОБАЕВА

Фото: Александра КОЛЕСНИКА

У каждого пилота своя дорога в небо. Порой она начинается со станции под названием «Невозможно». Но если душа крылата, а дух крепок — человек обязательно преодолеет земное притяжение…

Сложнее, чем кажется

На аэродром в Мясново, где проходят тренировки тульской федерации сверхлёгкой авиации, репортёрская группа «Молодого коммунара» приехала в половине пятого вечера, примерно за час до заката. Раннее утро и вечер лучше всего подходят для полетов парапланеристов: в пятом океане, как пилоты называют небо, в это время штиль.

На лётном поле рабочая суета. Инструкторы и ученики разворачивают крылья и готовят оборудование, поглядывая на колдун (так называют закреплённый на опоре тканевый конус, по которому определяют силу и направление ветра). Полёты уже начались, с площадки поднимаются в воздух паралёты, мотодельтаплан, легкомоторный самолёт…

— У нас тут почти как в Шереметьево! — шутит, здороваясь с нами, один из пилотов.

В небе в этот вечер только опытные. «Атмосфера нестабильная»,— говорят они, приземляясь. Начинающие постигают азы премудрости на земле. Среди них — Антон Белобрагин. Мы приехали познакомиться с ним, одновременно и зная, и плохо представляя себе, что нам предстоит увидеть и услышать. Антон, как и его товарищи по федерации, весёлый, общительный, влюбленный в небо. И при этом отличается от них всех — у него ДЦП.

Антон отрабатывает прямой старт. Стоя спиной к лежащему на земле параплану и лицом к ветру, с небольшого разбега он рывком поднимает крыло в воздух. Купол расправляется, Антон стабилизирует его с помощью строп управления, стараясь удержать прямо над собой, не давая накрениться, завалиться вперёд или назад. Тело должно «запомнить» физику процесса, тогда в воздухе руки будут сами знать, что делать.

— Это гораздо сложнее, чем кажется,— говорит Антон, отдышавшись после нескольких «забегов».— Я очень долго стремился к тому, чтобы руки работали в одной плоскости, ведь при малейшем отклонении от траектории крыло идёт криво и падает. Чтобы держать купол так, как сейчас, я учился месяц.

Месяц — это почти каждый вечер после работы по четыре-пять часов тренировок. Упорство и целеустремлённость Антона заставили его инструкторов поверить — он будет летать, несмотря на диагноз, вопреки обыкновенному здравому смыслу. Ещё в начале лета представить это было сложно.

Антон был первым

Увлечение Антона небом началось около пяти лет назад.

— Я возил друга в аэропорт «Домодедово» и, возвращаясь обратно по трассе «Дон», увидел полеты парапланеристов в Кончинке,— рассказывает он.— Сначала остановился посмотреть, потом решил туда свернуть.

В подмосковной Кончинке, где располагается известный парапланерный клуб «Вектор», Антон впервые поднялся в небо на свободном параплане с инструктором.

— Всё получилось спонтанно,— улыбается он.— Меня спросили: «Высоты не боишься?» Я говорю: не знаю, выше девятого этажа не поднимался. Ну и полетели…

Впечатления сильны до сих пор — пилот прокатил от души: поднял на добрую тысячу метров над землей, заложил несколько крутых виражей.

— Я не мог понять, что происходит, почему мы летим и не падаем, хотя я вижу крыло сбоку… Были и страх, и восторг, и радость — целый шквал эмоций. После приземления мне посоветовали отдышаться, не садиться за руль. Часок там погулял, потом доехал до Тулы и, проснувшись на следующий день, осознал — хочу летать.

Он ещё несколько раз ездил в Кончинку покататься пассажиром, а потом узнал, что в Туле есть федерация сверхлёгкой авиации и на мясновском аэродроме обучают пилотов паралёта. Антон пришёл к руководителю социальных проектов федерации Елене Бобковой с вопросом, могут ли его научить самостоятельным полётам. Готового ответа не было. В тульской федерации примеров управления парапланом пилотами с диагнозом «ДЦП» не знали.

— Мы с 2018 года при поддержке Фонда Президентских грантов реализуем проект «Обрети крылья вместе с нами»,— говорит Елена Бобкова.— Организуем досуг для людей с ограниченными возможностями здоровья — приглашаем взрослых и детей с различными диагнозами на аэродром, знакомим с летательными аппаратами, проводим наземные занятия в соответствии с возможностями группы и, конечно, помогаем испытать радость полёта. Но Антон был первым, кто попросил обучить его управлению паралётом. Мы не знали, возможно ли это, о подобных случаях никогда не слышали, но решили попробовать. И у него всё получилось.

Обучением Антона занимается инструктор федерации Сергей Зимин. После десятков часов «наземки» они начали подниматься в тандеме в воздух, и в полёте Антон принимал управление крылом. А уже в октябре, пока не зарядили дожди, он выполнял конвейер — упражнение, когда пилот несколько раз подряд садится и взлетает, не выключая мотора.

И Сергей, и Елена уверены: Антон освоил управление мягким крылом и полностью готов к самостоятельным полётам. Теперь надо только дождаться погоды.

Действуй Целенаправленно и Позитивно

ПарапланерИзм — удивительное, но далеко не единственное достижение Антона. Он врач-реабилитолог, создатель и руководитель АБ-Центра, специализирующегося на реабилитации детей с ДЦП. К доктору Белобрагину в Тулу приезжают родители с детьми со всей страны. И не только за тем, чтобы ребёнок сделал самостоятельные шаги…

— У меня есть проект — «Действуй Целенаправленно и Позитивно»,— поясняет наш герой.— Абсолютное большинство родителей, когда слышат диагноз «ДЦП», испытывают страх, уверенные, что ничего хорошего в жизни ребёнка не будет, что это конец. Живя в такой атмосфере, дети и сами начинают так думать. А я показываю другие возможности. Ваша жизнь зависит только от вас! Если вы приняли решение, что всё плохо, то и будет плохо. Но вспомните физика Стивена Хокинга — он был практически парализован много лет, и при этом считается одним из ведущих мировых учёных нашего времени. Да, диагноз никуда не денется, но он не должен определять жизнь.

Антон точно знает, о чём говорит. По его признанию, в детские и юношеские годы ему пришлось пережить немало горьких минут — сверстники непохожего на них парня не принимали, друзей не было. Инклюзивное образование хорошо выглядит в отчётах, но в реальности ситуации бывают разные. А дети порой ведут себя довольно жестоко.

— Сейчас в моде тренинги личностного роста — у меня он длился десять школьных лет,— говорит Антон.— Поддерживала семья, родители. Варианта, в общем, было два — подниматься вверх или «склеить ласты».

Он выбрал жизнь: медицинский колледж, университет, друзей, концерты с песнями под гитару, на которой Антон прекрасно играет, семью — год назад он во второй раз стал отцом, собственное дело. И конечно, экстремальные хобби, которые, как понимаешь после знакомства, так соответствуют его деятельному характеру — горные лыжи, выступления в шоу тульского театра огня «Эра», парапланеризм.

— Полёт — это вдохновение,— возвращаясь к разговору о последнем увлечении, говорит Антон.— В небе голова освобождается от бытовой «каши», приходят позитивные мысли. Приземляешься другим человеком! И здесь очень дружелюбный коллектив — нет ни одного человека, кто бы не помог и не поддержал. Я очень благодарен федерации за подаренную возможность.

… Мы не увидели, как Антон управляет паралётом в воздухе — за безопасностью начинающих на аэродроме следят строго: если в воздухе турбулентность — к пилотированию они не допускаются. Однако в том, что его мечта о небе непременно осуществится, сомнений у нас не осталось.

Поразительно, что люди, которым общество навешивает официальный ярлык «с ограниченными возможностями», порой могут и успевают гораздо больше тех, кто живет без диагнозов. И, если получается преодолеть внутренний барьер, не видят границ: миллион на миллион, как называют авиаторы идеальные условия для полётов, когда весь горизонт открыт. Это не значит, что им легко и не страшно. Просто они не откладывают жизнь на потом.

Больше фото смотрите в фоторепортаже «Молодого Коммунара»

Оставьте комментарий:

Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Наши партнеры
Реклама