Понедельник 17 мая

Маяки памяти тульских оружейников

Назад

30 апреля 2021 08:01

 0
Память

Автор: Юлия БЕРЕЗОВСКАЯ, Тамара ГОЛОВИНА

Фото: Александра КОЛЕСНИКА

У каждого временного периода свои особенности, приметы, веяния. Какие-то остаются в исторической памяти, есть и те, что вовсе могут кануть в лету. Но, по поэтическому выражению, «дни торжеств и бед народных» навсегда остаются глубоко впечатанными в нашу память, жизнь, связующими нитями объединяя в единое целое прошлое, настоящее и будущее. 

Великая Отечественная война, ставшая глубочайшим трагическим потрясением для всего мира и особенно советских людей, закончилась грандиознейшей Победой добра над злом в истории человечества и нашей гордостью на все времена. Недаром, когда над идущими в рядах Бессмертного полка плывут портреты погибших и обожженных в горниле жесточайшей в истории человечества войны, невольно подступают слезы и встает ком в горле. Именно поэтому особенно проникновенно воспринимаются слова «Никто не забыт, ничто не забыто». И особой заботой ныне живущие стремятся окружить воинские мемориалы, братские могилы, стелы… И по всей России горят вечные огни в память о великом народном подвиге.

В оружейной Туле хранят память как об участниках войны, так и о тех, кто ковал оружие для защиты Родины. Журналисты «Молодого коммунара», посетившие в преддверии Дня Победы ПАО «НПО „Стрела“, ещё раз убедились, что у каждого тульского предприятия своя Великая Отечественная война…

Чтобы помнили

Она своя и у каждого россиянина, туляка. Вячеслав Чапкин, генеральный директор ПАО «НПО „Стрела“ (предприятие входит в состав АО «Концерн ВКО „Алмаз-Антей“, является членом Тульского РО Союзмаша России), хранит память о войне с раннего детства, из скупых рассказов взрослых о фронтовой биографии его дедов.

— Мои деды, Александр Фёдорович Сайков и Павел Александрович Чапкин, тоже воевали,— говорит Вячеслав Вячеславович Чапкин.

Мы стоим на внутренней площади предприятия, где, кажется, встречаются эпохи. Старинные, ещё дореволюционные здания, постройки советских времён, сквер с фонтанной чашей, напоминающий о визите на тульский Арсенал императрицы Екатерины II, современный корпус, реконструируемый в рамках реализации масштабной федеральной целевой программы… Такое впечатление, что кто-то специально собрал их в общем пространстве — все эти монументальные промышленные свидетельства истории одного из самых интересных оборонных предприятий Тулы. И в центре архитектурной композиции логично выглядит мемориальная стела, установленная в 2005 году в память о сотрудниках — фронтовиках и тружениках тыла.

Она очень лаконична и аккуратна — только в прошлом году её отреставрировали, восстановив элементы декора, сменив крепежи и потерявшие прежнюю яркость флаги. Но от бронзовых табличек с ровными рядами имён и фамилий сложно отвести взгляд.

Стела стала своеобразной книгой памяти нескольких поколений заводчан. Сведения об увековеченных здесь воевавших на фронтах Великой Отечественной сотрудниках собирали всем миром. Было и так, что приходилось вести чуть ли не детективные расследования сотрудникам отделов кадров завода «Арсенал» и НПО «Стрела». А когда на мемориале появились первые имена, к активистам потянулись люди, рассказывавшие о работавших здесь фронтовиках — отцах, дедах и даже просто знакомых.

Начальник инструментального цеха Олег Алексеевич Аксёнов рассказал нашим корреспондентам о том, что на мемориальной стеле значится немало фамилий участников войны, которые были гордостью завода, передовиками производства. Например, слесари-лекальщики (эта профессия среди прочих рабочих считается королевской) Николай Рудаков, Анатолий Лебедев, Александр Егоров были настолько профессиональны, что им доверяли доводить чистоту очень важных для оборонной отрасли изделий до долей микрона. Но никогда они не кичились ни своими военными, ни трудовыми заслугами и охотно учили тонкому, практически ювелирному мастерству молодых.

— Там увековечен и мой дед, Тимофей Яковлевич,— добавил заместитель начальника цеха Сергей Валентинович Бризицкий.— Я, к сожалению, не слишком подробно знаю его историю. Родился он где-то в Одесской области, но на фронт ушёл уже из Тулы, в 29 лет. В городе остались жена и старший сын. Тимофей Яковлевич служил в артиллерийской разведке 2-го Прибалтийского фронта, награжден орденом Красной Звезды. Мне рассказывали, что к ордену его представили после того, как он с товарищами обнаружил спрятанную фашистскую бронетехнику и передал координаты её местоположения… Это, собственно, практически всё, что я запомнил с детства. Тимофей Яковлевич не любил вспоминать войну. Уже в 1945 году, в Европе, дед был ранен, демобилизовался, вернулся в Тулу и пришёл сюда работать — здесь тогда размещались автомеханические ремонтные мастерские. На пенсию вышел уже в 1972 году…

За последнее время мемориальный список «Стрелы» пополнили новые фамилии. Так, осенью 2020 года тульская оборонка, наука и производство понесли тяжёлую утрату — ушёл из жизни ветеран Великой Отечественной войны, почётный гражданин города-героя Тулы, конструктор Вячеслав Симачёв, который четверть века возглавлял сначала Тульский завод электроэлементов, а затем и НИИ «Стрела». Вячеслав Иванович на фронт ушёл добровольно. У него была серьёзная травма бедра, и военкомат раз за разом отказывал юноше. Но тот не сдавался — и к середине войны отправился-таки сражаться за Родину. Воевал на Ленинградском и 2-м Белорусском фронтах. Победу встретил на острове Рюген в Германии кавалером ордена Красной Звезды и с медалью «За взятие Кёнигсберга»…

Кузнецкий сын

Ещё одно — уже 419-е — имя появится на стеле к 76-й годовщине Великой Победы. Александр Иосифович Якубовский работал регулировщиком радиоаппаратуры на заводе «Арсенал» едва ли не с момента создания предприятия, ставшего первым радиотехническим заводом радиолокационного направления. После выхода на пенсию он трудился в метрологическом отделе НИИ «Стрела».

Александр Иосифович, сын сельского кузнеца, родился в Белоруссии, под Минском. В годы коллективизации, чтобы не попасть в раскулаченные, а то и под расстрел, его отец добровольно завербовался работать на Дальний Восток и увёз всю семью на знаменитый прииск «Миллионный» в Амурской области.

Когда Александр Иосифович закончил школу, то работал машинистом на драге, и именно эта специальность долго мешала ему попасть на фронт. Всё дело в том, что начавшаяся война не отменила, а, напротив, увеличила потребность Советского Союза в золоте, и молодой человек попал под бронь, которую сняли лишь в 1944 году. К тому моменту уже было понятно, что фашистская Германия терпит поражение, зато ситуация с Японией оставалась крайне напряжённой.

Александр Иосифович, прекрасный стрелок с детства, стал снайпером и разведчиком, а параллельно прошёл ещё и курсы радистов.

Ему довелось участвовать в освобождении островов Курильской гряды — боевую группу, в состав которой он входил, трижды десантировали в зону военных действий. Однако самое серьёзное испытание ждало молодого бойца на континенте — во время одной из вылазок разведгруппа сошлась в рукопашной с японскими солдатами.

Как рассказывает сын Александра Иосифовича, Михаил Александрович Якубовский, отец вспоминал, что та стычка едва не стоила ему жизни. Штык застрял в теле одного из врагов, и лишь чудом, в последний момент, удалось выдернуть оружие и оглушить второго противника прикладом. Из той вылазки наши разведчики вернулись с «языком», а Александр Иосифович был представлен к награде — медали «За отвагу».

После войны Александр Якубовский поступил в техникум связи в Новосибирске. Потом пару лет проработал преподавателем в местном институте, а затем отправился по направлению в Тулу, на новый радиотехнический завод «Арсенал». Там он познакомился со своей будущей супругой, также работавшей регулировщицей радиоаппаратуры. Любопытно: будущие муж и жена росли примерно в одних местах на Дальнем Востоке, даже на одни и те же танцы ходили — но так ни разу и не встретились.

— Отец был невысоким, но очень подтянутым, жилистым,— вспоминает Михаил Александрович.— Сила у него в руках была невероятная — подковы ладонью гнул. Раньше в Центральном парке аттракцион был, силомер, молотом надо было ударить по имитации наковальни, и подскакивающий индикатор показывал силу удара. Так вот, у отца удар был поставлен так, что он всегда вышибал установленный на вершине шкалы ограничитель. А ещё у него было обострённое чувство справедливости — когда бригадиром работал, вечно интересы своих коллег отстаивал. Предприятие много значило в его жизни, и мне, безусловно, очень приятно, что его имя появится на заводской мемориальной стеле.

Защищая историю

Генеральный директор ПАО «НПО „Стрела“ Вячеслав Вячеславович Чапкин неоднократно подчёркивал, что сохранение исторической памяти не ограничивается популяризацией героических событий и важных дат в виде публикации научных статей, съёмок документальных фильмов или телевизионных сюжетов. Нашу связь с предками питает множество как очевидных, так и не слишком вещей. Например, все мы, бывает что и несколько раз за день, проходим мимо знаковых мест и памятников. Они служат маяками для нашей памяти и души, не позволяя нам забыть о подвиге туляков, невольно обращая к рассказам, которые слышали от прадедушек и прабабушек, родителей и самих фронтовиков.

Заместитель генерального директора по общим вопросам Вадим Евгеньевич Коротков рассказывает, что предприятие всегда с готовностью откликается на просьбы о помощи в приведении в порядок мемориальных мест в Зареченском округе.

Так, коллектив «Стрелы» уже несколько лет шефствует над любимым зареченцами сквером Тульского рабочего полка, ежегодно приводя его в порядок, обновляя обветшавшие от времени или пострадавшие от действий несознательных граждан объекты. Так, силами специалистов предприятия был восстановлен мемориал сквера. Установленная там стела изначально была построена с нарушением технологии. Со временем кладочная сетка в основании памятника просто-напросто сгнила, и конструкция грозила рассыпаться в любой момент. В результате было решено демонтировать стелу и построить на этом месте новую. При возведении памятника строго придерживались технологии и использовали только качественные материалы, хотелось сделать всё на совесть — красиво и основательно. Результат налицо — мемориал прекрасно перенёс вот уже две зимы.

Приняла «Стрела» участие и в реконструкции ещё одного знакового мемориала — «Защитникам неба Отечества». Этот объект достаточно долго находился без должного присмотра, просто потому, что не был принят на баланс города. Когда же это наконец случилось, выяснилось, что внешний вид памятника оставляет желать лучшего. В прошлом году предприятие в очень сжатые сроки к 75-летию Победы восстанавливало элементы декора — медальоны с портретами и гербами союзных республик, буквы надписей, цифры памятных дат, звёзды. Работа была кропотливой — требовалось снять старое покрытие, счистить всё пескоструйкой и только потом приступать к реставрации элементов со множеством мелких деталей…

Заводские специалисты уложились в срок, проделав поистине ювелирную работу. Сейчас, глядя на восстановленные гербы и медальоны, невозможно заметить даже малейшие следы былой деформации и сколов.

— Наш долг — выполнить работу максимально качественно. Мы привыкли делать на совесть всё, за что берёмся,— отмечает В. Е. Коротков.

Подтверждением этих слов, кстати, вполне может служить улица Арсенальная — от ворот завода до ул. Октябрьской. Ещё свежи в памяти те времена, когда здесь царило запустенье — заполонивший всё кустарник, обшарпанные столбы без фонарей, колдобины на тротуарах и проезжей части. Коллектив «Стрелы» совместно с зареченской администрацией привели улицу в порядок — отремонтировали, вырубили заросли, смонтировали на столбах фонари в виде звезд Героя Советского Союза, освещающие ночью преобразившуюся улицу. Последние появились неслучайно: по этому участку — от Арсенальной до Ряжского вокзала — в военные годы перевозили оружие Победы…

Военная тайна старого Заречья

Удивительно, на самом деле, как много могут рассказать детали и малейшие нюансы человеку, знающему, куда смотреть. Ведь в официальной военной и более ранней истории тульского Арсенала, наследником которого стала «Стрела», очень много «белых пятен». Большинство документов, способных пролить свет на то, что тогда происходило, до сих пор под грифом «секретно». Когда его снимут и снимут ли вообще — большой вопрос.

«Оружейный двор полагал князь Волконский „для проку и опасения пожарного случая“ построить каменный, в середине оружейной слободы, где ныне находится Арсенал»,— описывает события начала XVIII века времен организации оружейного производства в Туле российский ученый, академик И. Х. Гамель. Он же отмечает, что Арсенал изначально был приписан к Артиллерийскому Приказу и за всю свою историю никогда гражданским структурам не подчинялся, оставаясь исключительно в ведении военных. По всей видимости, это положение дел не изменила ни Октябрьская революция, ни Великая Отечественная война.

Известно, что Арсенал не был эвакуирован в первые дни обороны. А после снятия блокады Тулы на этих площадях разместили полевой авторемонтный завод Брянского фронта. С 1944 года на его базе был создан центральный авторемонтный завод (ЦАРЗ-72), который восстанавливал военную технику на колесном шасси, в том числе и знаменитые «катюши».

Впрочем, даже такой скудный набор фактов может о многом рассказать тому, кто хотя бы когда-то интересовался историей Тульской оборонительной операции.

Краеведы утверждают, что вплоть до начала Великой Отечественной на Арсенале занимались не только хранением, но также техническим обслуживанием, ремонтом и отпуском в армию готового оружия. Можно ли в таком случае исключать, что старые французские винтовки системы Лебеля, которыми первое время из-за нехватки оружия пользовались ополченцы, брали из запасов оружейного двора?

Ещё любопытней — упоминание о полевом авторемонтном заводе Брянского фронта. В Тульской историко-культурной энциклопедии отмечено, что часть расформированного Брянского фронта, 50-я армия, защищала город оружейников на разных направлениях: «Получив отпор на южных подступах к Туле, немцы решили обойти Тулу с северо-запада. 10 ноября на стыке 49-й и 50-й армий немецко-фашистские войска нанесли удар в направлении Суходола. Враг создал угрозу выхода в тыл всей группировки советских войск с северо-запада… К исходу 15 ноября советские войска вышли на рубеж Пронино — Костры и далее на реку Упу. В итоге противник был остановлен, ему не удалось выйти на Московское шоссе. Правый фланг 50-й и левый 49-й армий стали устойчивыми. В последующем это сыграет немалую роль, облегчив действия советских войск при ликвидации удара немцев в районе северо-восточнее Тулы».

Собственно, это и объясняет ничтожный объём доступной информации о том, что происходило в 1941–1945 годах на территории оружейного Арсенала. ЦАРЗы, которых по всей стране в свое время насчитывалось, наверное, порядка двухсот, создавали на базе фронтовых ремонтно-восстановительных батальонов. Наиболее вероятно, что и Центральный авторемонтный завод № 72 был образован из приписанного к ним ремонтно-восстановительного батальона и собственных ресурсов оружейного Арсенала.

Косвенным подтверждением тому могут служить и слишком уж напоминающее ангар здание одного из цехов, и обнаруженные в нём два фрезерных станка — отечественный 1932 года выпуска и импортный, 1902 года выпуска, с фирменным клеймом Fritz Werner, и двигатель трофейного американского автомобиля.

В то же время с другой стороны цеха при начале строительства стоянки для электрокаров мастера нашли части военного тягача и фрагменты фюзеляжа самолета с символикой полка «Нормандия-Неман» — красным геральдическим щитом с золотистыми львами… Так обрели новую жизнь совсем забытые было даже на самом предприятии рассказы стариков о том, что и французские асы, случалось, ремонтировали свою технику на старинном оружейном дворе…

Туляки и после войны мало что знали о предприятии, расположенном на улице Арсенальной в Заречье. Но подозревали, что оно режимное, а некоторые не сомневались — работающие на нем люди понимают толк в военной технике. Особое любопытство огороженная, казалось бы, со всех сторон глухим забором территория вызывала у окрестных мальчишек. Они знали из разговоров в семье, что ещё в начале XVIII века в центре Кузнечной слободы появился оружейный двор с кузницами и складами. А ближе к XIX веку здесь расположился склад вооружения — арсенал, поэтому площадь стала называться Арсенальной. Конечно, столь примечательное место было для детворы очень притягательным, особенно после Великой Отечественной войны, когда гордость за Победу переполняла ребячьи сердца, и они считали нашу армию и наше оружие лучшими в мире.

Вот что рассказывает известный в Туле оружейник Владимир Михайлович Лискин, в начале 50-х годов зареченский подросток, а сегодня председатель советов директоров АО «АК „Туламашзавод“ и АО „Тулаточмаш“, генеральный директор ООО „Тренажёрные системы“:

— В немалой степени в выборе моего трудового пути сыграли роль ещё в детстве попытки расшифровать секреты закрытой за забором территории. Тем более понятно было по периодически выезжавшей оттуда технике, что там занимаются серьёзным государственным делом. Заречье было патриархальным районом Тулы. Я жил в доме на пересечении улиц Пороховой и Литейной. В середине прошлого века в Туле было мощенных булыжником и асфальтированных улиц в лучшем случае десятка три. В Заречье, например, такой чести удостоились улицы Максима Горького, Луначарского и Литейная. Остальные были с грунтовым покрытием — в ливни, весеннюю и осеннюю распутицу хоть в болотных сапогах ходи. Но я с моими приятелями, конечно же, на такие мелочи внимания не обращали, в школу, кинотеатр «Спартак», клуб Тульского оружейного завода (сегодня ДК Туламашзавода), на спортплощадки бегали в любую погоду и по пути проявляли любопытство по поводу всего интересного и необычного.

Я на стадионе, что был рядом с клубом на улице Демидовской, играл уже подростком в волейбол. С клубом, стадионом у меня связано много воспоминаний. Мальчишкой не раз видел, как, тогда мне так казалось, на большой скорости из проходных закрытой территории выезжали военные машины на гусеничном ходу. Теперь знаю, что автомобили выполняли роль шасси для размещения на них станций наведения артиллерийской разведки. Но этого зрелища мне было мало, хотелось рассмотреть их более подробно, и мы с товарищами не раз пытались отодрать деревянные рейки от дощатого глухого забора в стремлении понять, что происходит за большими воротами, как испытывается чудо-техника. Иногда нам удавалось заглянуть одним глазком в жизнь предприятия, почувствовать и свою сопричастность к его тайне.

А уж когда я подрос, учился в институте и в первые месяцы работы в ЦКИБ СОО, то после волейбольных тренировок возвращаться домой поздним вечером мне было одиноко и страшновато. И тут я немного хулиганил. Проводил с нажимом ключами по рейкам забора режимного предприятия — мгновенно округа оглашалась громким лаем двух сторожевых собак, бегающих вдоль натянутой проволоки по внутреннему периметру ограды объекта. И этот лай уносил страх и чувство одиночества, поддерживая меня до самого дома.

Так что организация на месте будоражившего мою любознательность предприятия вначале завода «Арсенал», а затем и «Стрелы» была делом определенным и закономерным. Оно продолжило оружейные традиции более чем трехвековой истории…

«Стрела» бережно хранит память о минувших годах. И даже если не в документальных свидетельствах, то в передаваемых из поколения в поколение рассказах, удивительных находках, бережном уходе за мемориалами и памятниками, в добрых делах в конце концов, за которые не стыдно ни перед предками, ни перед потомками. Неслучайно Вячеслав Вячеславович Чапкин, говоря о войне, отметил, что это всегда очень личная история и нравственный ориентир для каждого из нас.

Оставьте комментарий:

Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Наши партнеры
Реклама