Вторник 29 сентября

Лебединая песня великого искусства вновь звучит в Тульском кремле

Назад

21 Августа 2020 04:24

 0
Краеведение/Культура

Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ

Фото: Александра КОЛЕСНИКА

В Успенском соборе в рамках подготовки к празднованию 500-летия Тульского кремля продолжаются масштабные реставрационные работы. В настоящее время московские специалисты восстанавливают уникальные росписи XVIII века.

Фрескам прописали инъекции

Всё пространство собора заполнено многоярусной сеткой деревянных лесов. Конструкция прочная, стыки зафиксированы надежными креплениями, в местах перехода с яруса на ярус установлены металлические лесенки. Реставраторы признаются, что леса такого качества увидишь далеко не на каждом объекте, а ведь это вопрос не просто удобства в работе, но прежде всего безопасности. Да, безопасно, но у человека, не привыкшего к высоте, уже на третьем ярусе начинает кружиться голова. А для опытных специалистов сложная, кропотливая работа под самыми сводами — обычная история.

— К выбору бригады реставраторов мы подходили очень серьезно, старались найти самых лучших специалистов. Конкурс выиграла московская реставрационная мастерская, и мы каждый день убеждаемся в профессионализме работающих здесь людей: безупречное соблюдение технологии и графика,— отмечает руководитель проекта, представитель подрядчика АО «Агентство развития перспективных технологий» Наталья Матвеева.— Успенский собор — сложнейший объект: реставраторам предстоит восстановить более 3700 квадратных метров живописи, иконостас общей площадью свыше 450 квадратных метров. При этом большинство видов работ мы имеем право проводить только в сезон, пока температура не опускается ниже 15 градусов — это обязательное требование. Наша задача — уложиться в два сезона, к началу октября 2021 года. Уверена, мы справимся…

В профессиональной карьере руководителя ООО «Художественная реставрация» Кирилла Филатова Успенский собор — первый тульский объект. Кирилл окончил Московское художественное училище им. 1905 года, учился в Строгановской академии, позже увлекся реставрацией. Пять лет работал в бригаде известного реставратора и специалиста по церковной архитектуре Владимира Сарабьянова. Профессиональный стаж Кирилла Филатова — 25 лет, он участвовал в реставрации объектов в Новгороде, Пскове и Старой Ладоге, храма Василия Блаженного, плафона театра в Новосибирске и т. д.

— Три года назад меня попросили разработать методику для восстановления росписей тульского Успенского собора,— рассказывает Кирилл.— Мы приехали, отобрали пробы для химических анализов, сделали фотографии. Технологию реставрации рекомендовали классическую. И вот теперь в соответствии с ней действуем. В первую очередь провели противоаварийные работы — росписи были в плохом состоянии: штукатурка держалась на честном слове, краска осыпалась. Для закрепления в шахматном порядке делали инъекции казеиновым клеем с гашёной известью. Теперь можно быть уверенным, что росписям больше ничего не угрожает…

Кирилл Филатов говорит о фресках Успенского собора с искренним восхищением. Известно, что его расписывали 36 мастеров, работавших в лучших традициях ярославской школы периода её расцвета, под руководством Афанасия Андреевича Шустова. Здание храма было построено в 1764 году на средства тульского купечества и по проекту зодчего, имя которого до сих пор не удалось установить. А вот имена тех, кто вдохновенно украшал собор, известны: их можно прочитать на одной из фресок…

Обращение к Богу

— Живопись XVIII века в Успенском соборе сохранилась на 90 процентах площадей, это мы поняли после того, как укрепили ее и очистили от загрязнений. И это удивительная история, ведь даже в самом Ярославле образцов такой живописи осталось очень мало,— подчеркивает Кирилл Филатов.— Тульским росписям повезло: здесь практически нет более поздних вмешательств — середины XIX века, например, как это обычно бывает…

В XIX веке церковная живопись становится более помпезной и эффектной. Росписи в Успенском соборе — совсем другие, они обращены не к людям, а к Богу. Ярославские художники каждый квадратный сантиметр наполняли мельчайшими деталями и подробностями, даже если расписывали стены на высоте десяти метров или под самыми сводами, там, где этого никто, кроме Господа, никогда не увидит…

— Они расписывали по сырой штукатурке, работали темперой на яичном желтке,— продолжает рассказ Кирилл Филатов.— А мы при восстановлении живописи используем акварель — она от темперы мало отличается, при этом материал «обратимый»…

Кирилл поясняет: в основе современных подходов к реставрации — принцип максимальной сохранности аутентичных росписей и предельно деликатного к ним отношения. Нельзя привносить ничего своего, а материалы использовать такие, чтобы оставалось пространство для маневра.

Мини-экскурсию по периметру заполненных росписями соборных стен для корреспондентов «Молодого коммунара» проводит Дмитрий Корольков, реставратор с более чем 20-летним стажем. Каждый, кому приходилось раньше бывать в Успенском храме, сейчас его не узнает. Фрески впервые за долгие десятилетия преобразились, зазвучали. На самом деле никто из нас по-настоящему их не видел и не представлял, насколько они совершенны. Живые, выразительные лики святых, тщательно проработанная драпировка ниспадающих одежд, целостность композиций и невероятное внимание к деталям. Особенно впечатляют краски: неяркие, но глубокие и насыщенные…Стенопись собора — одно из последних произведений ярославской школы, творения которой живописец, реставратор, педагог и искусствовед Игорь Эммануилович Грабарь называл «лебединой песней умиравшего великого искусства».

До окончания работ еще далеко, однако фрагмент стены с изображением двух Вселенских соборов решено закончить к середине сентября, частично освободить ее от лесов и показать гостям, которые приедут в Тулу на торжества в честь 500-летия кремля и Большой засечной черты.

В бригаде Кирилла Филатова работают 22 человека, в том числе студенты — будущие реставраторы. Алёна Исмаилова учится в Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова.

— Нас, студентов, часто приглашают на объекты, где мы можем помочь и приобрести профессиональный опыт,— говорит Алёна.— Я, например, участвовала в реставрации одного из морозовских особняков в Москве. Здесь, в Туле, мы сначала занимались расчисткой, а сейчас тонировкой…

Алёна показывает мельчайшие фрагменты утраченной живописи. Если их просто закрасить краской такого же цвета, получится выделяющееся пятно, оно будет бросаться в глаза. Чтобы этого не произошло, современные реставраторы используют технику «пуантель» (от французского «пуанте» — точка), благодаря которой восстановленный участок росписи выглядит естественно, краски оживают и будто вибрируют.

Сейчас Алёна работает с фреской в пройме окна: это текст, в котором рассказывается о том, как шла работа над росписями. Указан год их завершения — 1765.

— Живопись поразительная, и работать с ней интересно, это редкая возможность, потому что фресок XVIII века осталось очень мало. Думаю, об этом своём опыте я буду помнить и рассказывать всю жизнь,— признаётся Алёна.

С самого начала восстановления росписей реставраторы каждый день производят фотофиксацию. Кроме того, в Успенский собор регулярно приезжают эксперты, которые осуществляют научно-методический контроль за процессом.

Подготовка к золочению

Одновременно с восстановлением росписей в соборе ведется работа с иконостасом — прекрасным, обладающим огромной художественной ценностью, образцом мастерства тульских резчиков по дереву. Это огромная, семиярусная, высотой 16 метров, конструкция, богато украшенная резными накладными элементами — в настоящее время их сняли и перевезли в мастерскую, где реставраторы их приводят в порядок и готовят к золочению. Одновременно в соборе идет работа с основой иконостаса.

Что касается собственно икон (их около 70), то они хранятся в Тульском музее изобразительных искусств, в данный момент часть досок проходит реставрацию в Москве, в центре Грабаря. Но не для того, чтобы вернуться в собор, где невозможно создать необходимые условия для их сохранности. Подлинные иконы XVIII века останутся в музее, а в соборе будут установлены их списки.

— Иконы в фонды нашего музея попали в 1980 году, до этого они оставались в соборе, постепенно разрушались, и в какой-то момент стало ясно, что их надо срочно эвакуировать,— вспоминает заместитель генерального директора Тульского областного объединения «Историко-краеведческий и художественный музей» Марина Кузина.— Доски были отправлены в Москву, их реставрировали специалисты, и они возвращались в наши фонды. Когда эта работа закончилась, мы организовали выставку в музее, на которой впервые показали иконы из иконостаса Успенского собора. Все понимали, что их возвращать в храм нельзя, поэтому всё это время иконы хранятся у нас, мы стараемся их поддерживать в хорошем состоянии…

Копии образов для иконостаса выполняют тульские иконописцы, и руководителям проекта реставрации Успенского собора это кажется важным и символичным. Так как оригинальные иконы также писали тульские художники. Большинство иконописцев работали по найму у купца Лариона Сорокина, и их имена остались неизвестными. Однако сохранились сведения об авторе трех икон, размещавшихся у царских врат — они были выполнены тульским оружейником Григорием Белоусовым, который считался лучшим иконописцем в городе.

Возглавляет бригаду копиистов тульский художник-реставратор и иконописец Владимир Снытин. Списки выполняются с максимальной точностью, мастера стараются придерживаться технологии XVIII века. Даже пигменты используют такие же, как в то время,— сегодня есть предприятия, которые их производят.

«Я весел. Я был в Тульском соборе!»

Стенными росписями и иконостасом, конечно, работа в Успенском соборе не ограничивается. Здесь будут заменены окна, отремонтированы и отреставрированы двери и решетки, приведена в порядок входная группа, а также системы электроснабжения и вентиляции. По словам руководителя проекта Натальи Матвеевой, также в планах — реставрация киотов, кроме того, в ближайшее время предстоит приступить к очистке огромного паникадила.

После завершения реставрации в Успенском соборе возобновятся регулярные богослужения. При этом он останется летним — каким и был построен изначально.

Сейчас трудно представить, что Тула могла потерять свою жемчужину — Успенский собор. После революции его закрыли, в здании захотели сделать атеистический музей — к счастью, эти планы так и не были реализованы. В 60-х годах прошлого века собор признали памятником союзного значения, начали восстанавливать. И все-таки по-настоящему новую жизнь Успенский собор начинает обретать только сегодня, когда впервые переживает комплексную и всестороннюю реставрацию. Дорогостоящие и высокопрофессиональные работы проводятся в рамках подготовки к празднованию 500-летия Тульского кремля и Большой Засечной черты и под строгим контролем Министерства культуры РФ.

…В одной из своих книг известный тульский краевед Николай Андреев писал: «В 1823 году Александр I, подъезжая в коляске к Успенскому собору вместе с тульским генерал-губернатором А. Д. Балашовым, сказал ему: „Пойдём смотреть один из великолепных храмов, которые я видел“. Возвратившись из собора, он сказал графу А. А. Аракчееву, увлекательно улыбаясь: „Я весел. Я был в Тульском соборе!“


Наши партнеры
Реклама