Пятница 16 апреля

Ищу тебя

Назад

05 Марта 2021 06:21

 0
Общество

Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ

Фото: Н. ВНУКОВОЙ

Для Натальи Внуковой, старшего инфорга тульского отряда «Лиза Алерт», занимающегося поиском пропавших людей, волонтёрская деятельность — важная часть жизни.

Первая работа: промоутер

Подруга-психолог однажды сказала, что это у меня хобби — людям помогать,— улыбается Наталья.— Наверное, она права: если вижу, что у кого-то проблемы, сразу же начинаю думать, что и как нужно сделать, чтобы их разрешить… Я пришла в «Лизу Алерт» четыре года назад, и это произошло, на первый взгляд, случайно. Но на самом деле в жизни не бывает ничего случайного…

Наталья Внукова невероятно деятельный и увлекающийся человек. За свою жизнь поменяла несколько мест работы — причём на каждом из них добивалась серьезных профессиональных успехов. Уходила, когда становилось неинтересно,— или если вынуждали обстоятельства. Так, например, произошло, когда Наталья в 35 лет приняла решение родить второго ребенка. В тот момент она возглавляла региональный филиал крупной компании, занимавшейся оптовой и розничной торговлей. Наташа не сомневалась, что сможет совмещать работу гендиректора и воспитание малыша и даже в декрет уходить не хотела. Но руководство компании поставило её перед выбором… Сейчас младшему сыну Внуковой, Вадиму, семь лет, в будущем году пойдёт в школу. А старшему, Руслану,— уже 17.

Наталья — выпускница ТулГУ, однако по специальности не работала никогда. Всё началось на втором курсе, когда она увидела на стене одного из корпусов университета объявление о наборе промоутеров в компанию, выпускающую прохладительные напитки.

90-е годы, денег ни у кого нет — конечно, хотелось подработать,— вспоминает Наталья.— В день собеседования пришло много студентов, человек триста. Отобрали всего лишь двенадцать — почему взяли меня, не знаю. В результате я стала одним из первых промоутеров в Туле. Что мы делали? На улице разливали напитки, угощали прохожих. Поначалу было очень страшно — я была довольно замкнутым человеком. Постепенно училась коммуницировать с самыми разными людьми, и этот полезный опыт очень пригодился. Хотя до сих пор во мне живут два человека: один постоянно хочет спрятаться в какую-нибудь коробочку, а у второго — шило в одном месте…

Новое направление — туризм

Четыре года участия в разнообразных промакциях — и параллельно проведение экскурсий в Музее самоваров… На одной из акций 23-летнюю Наташу заметил владелец одного из тульских кондитерских магазинов — и предложил стать менеджером по развитию сети, а затем — возглавить целый отдел, отвечающий за холодильное оборудование. Потом было пять лет успешной работы в иностранной компании, в которой она отвечала не только за Тульскую область, но и еще за четыре региона ЦФО.

— В 2007 году в компании произошла реорганизация, и я попала под сокращение. В тот же момент мы разошлись с первым мужем. Осталась одна с маленьким ребенком, без работы и без жилья,— вспоминает Н. Внукова.— Устроилась в одну фирму — работа странная, зарплата низкая. Поняла, что это не для меня. Сообщила, что увольняюсь, а на прощание разработала предложения по логистике — там всё было неправильно организовано, смотреть на это равнодушно не могла. Через пару недель мне звонят и приглашают на встречу с владельцем фирмы. Предложили должность директора по развитию…

Потом был второй брак и рождение маленького Вадика. Наташа какое-то время сидела дома и решила использовать это время, чтобы разработать для подруги — хозяйки пряничной фабрики «Медовые традиции» программу промышленного туризма. Для нашего региона это было направление совершенно новое. Наталья наладила связи с турагентствами и школами — и очень скоро на экскурсии с мастер-классами, организованные на фабрике, стали приезжать группы, в том числе из других регионов. В 2016 году проект «Медовых традиций» на всероссийском конкурсе был признан лучшим гастрономическим маршрутом года. Наталья Внукова всерьез занялась туристской отраслью, работала в Союзе частных музеев Тульской области, три года возглавляла региональный Центр развития туризма.

Технология поиска

В 2015 году Наташа потеряла мужа — он умер совсем молодым, внезапно — остановилось сердце… Огромное горе. Она много работала — надо было обеспечивать двоих детей. Но, наверное, чтобы пережить боль, ей нужно было делать что-то ещё… Однажды в соцсетях познакомилась с директором Фонда сохранения культурного наследия «Белый ирис» Ольгой Шитовой. Ольга рассказывала о разрушающемся памятнике федерального значения, храме Спаса Нерукотворного Образа в селе Аксиньино Венёвского района. Эта действительно уникальная церковь, увенчанная скульптурой архангела Михаила, могла погибнуть. Наталья предложила Ольге через фонд начать сбор средств на восстановление храма и сама активно включилась в эту работу. На пожертвованные деньги удалось привести в порядок территорию, а на полученный Президентский грант было решено отремонтировать крышу здания и провести консервацию, чтобы избежать дальнейших разрушений.

— А с «Лизой Алерт» получилось так. У моей коллеги пропал взрослый сын. Парень учился в другом городе — и вдруг связь с ним прервалась. Помню, как она пыталась сделать хоть что-нибудь. Его нашли через несколько месяцев — погибшим… А потом я посмотрела фильм Звягинцева «Нелюбовь», в котором волонтёры ищут пропавшего мальчика,— рассказывает Наталья.— Поэтому, когда увидела в интернете объявление о наборе новичков в отряд «Лиза Алерт», решила пойти, послушать, привела с собой сестру Ирину. В результате мы обе остались: сестра, когда есть возможность, занимается поисковой работой, а я — информационной координацией. Мы, инфорги, общаемся с теми, кто заявил о пропавшем человеке, выясняем подробности, обстоятельства, составляем ориентировки для размещения в соцсетях и листовках — нам их бесплатно печатает одна типография, огромная ей благодарность. Кроме того, обязательно связываемся с полицией, больницами, моргами…

Наталья рассказывает о своих единомышленниках. Многих в «Лизу Алерт» приводят личные истории: в их семьях пропадали близкие, и о некоторых из них, к сожалению, до сих пор ничего не известно. Есть просто хорошие люди, чувствующие потребность помогать тем, кто попал в беду. Большинство инфоргов — женщины. Поисками, тем более в лесах, чаще занимаются мужчины. Днем работают, возвращаются домой, ужинают — и отправляются «в поле».

— Поисковые работы часто начинаются поздно вечером, так как близкие сначала пытаются найти человека сами: обзванивают знакомых, думают, может, сам придет. И только потом звонят нам,— объясняет Наталья.— Мы работаем в тесном контакте с полицией — у нас налажены связи во всех районах области… Помню, как искали дедушку в Ханино Суворовского района. Лес там нехороший, дремучий, люди часто теряются — местные говорят, леший водит. Наши ребята рассказывали, в этих местах даже компас «прыгает» — наверное, какие-то магнитные аномалии. Тогда наш волонтёр в Дубенском районе Ольга Крупнина организовала срочный сбор средств на приобретение четырехметровой световой вышки — она быстро разворачивается, её видно издалека…

Люди в лесах чаще пропадают летом — осенью, когда начинается грибной сезон. Мы всем говорим: идёте в лес — берите с собой телефон с полной зарядкой, воду, еду, лучше — шоколадные батончики (весят мало, а энергии дают много). И обязательно — в яркой одежде. А у нас принято в лес ходить в чем-то неприметном, еще хуже — в камуфляже. Не понимаю — война давно закончилась, вы от кого прячетесь, от грибов? Если человек в такой одежде упал, его можно на расстоянии двух метров не увидеть… А в морозы мы выходим в ночной патруль. В феврале объезжали город и увидели в десять часов вечера на остановке Доватора бабушку. Сидит, ждет автобус — до деревни доехать. Вроде недалеко, десять километров. А вдруг автобус не придет? Посадили в машину, отвезли…

Однажды в отряд пришла ориентировка на пропавшего человека — предполагалось, что он мог уехать в Тульскую область. Тогда мужчину не нашли, а спустя год обнаружили в Рязани: как оказалось, он отправился туда по каким-то делам, на него напали, он потерял память. Как-то жил всё это время, а потом пришел в полицию получать документы — и его идентифицировали.

— Да, как в кино,— соглашается Наталья.— Но в жизни бывают такие сюжеты — ни один сценарист не придумает. Хуже всего, когда пропадают дети. В таких случаях разворачиваются масштабные поисковые работы, в которых все принимают участие: правоохранительные органы, МЧС. Подростки частенько из дома убегают, возраст такой. Не думают, что с их родителями в этот момент происходит. А самая для нас большая радость — когда человек находится… Однажды кто-то пошутил в соцсетях: мол, с вами и в запой спокойно нельзя уйти — на следующий день начнете по городу ориентировки расклеивать. Ну а если серьезно, если хотите «пропасть» на пару дней, предупредите близких и держите при себе телефон…


Оставьте комментарий:

Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Наши партнеры
Реклама