Суббота 05 декабря

«Драгоценный для каждого русского памятник…»

Назад

20 Ноября 2020 07:56

 0
Краеведение/Культура

Автор: Ольга МИХАЙЛОВА

Фото: музей-заповедник «Куликово поле»

В этом году исполнилось 170 лет со дня официального открытия монумента Дмитрию Донскому на Красном холме Куликова поля.

Высочайшее одобрение и пожертвования граждан

Памятник на месте великого сражения давно стал визитной карточкой тульского края. Вместе с Куликовым полем и всей страной чугунная колонна пережила все перипетии бурных страниц последних веков нашей истории. Памятник видел многое и многих. В его истории, как в своеобразной призме, преломились знаковые моменты российского величия и упадка, военных потрясений и забвения, возрождения и обновления.

Считается, что история памятника началась после громкой победы русского оружия над Наполеоном Бонапартом и небывалого успеха многотомной «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина. Именно тогда на волне всеобщего патриотизма просвещенное дворянство обратило свой благосклонный взор не на деяния античных героев и царей, а на свои, как писал А. С. Пушкин, «преданья старины глубокой».

Однако всё было не так просто. Идея увековечения памяти о героях Мамаева побоища зародилась задолго до этого. Она жила в названиях местных урочищ Куликова поля, народных преданиях, рукописных списках «Сказания о Мамаевом побоище», обломках ржавого оружия и медных крестиках, выпахиваемых крестьянами на поле битвы. Идея памятника главному герою Куликовской битвы облеклась в словесные формулировки задолго до «грозы двенадцатого года». Еще в 1809 г. безызвестный автор вопрошал на страницах журнала «Русский вестник»: «Обратимся ли мыслию на брега Дона; и там, на поле Куликовом, не умолкла еще громкая слава побед над Ордами и Мамаем: где же памятник Димитрию Донскому?»

Поэтому не случайно, что поданная властям мысль о создании памятника весной 1820 г. тут же приобрела поддержку тульского дворянства, губернатора В. Ф. Васильева, генерал-губернатора А. Д. Балашова и, наконец, получила высочайшее одобрение. В конце августа 1824 г. рескриптом императора Александра I была открыта подписка на добровольные пожертвования для создания мемориала Куликовской битвы, состоящего из обелиска Дмитрию Донскому, храма Сергия Радонежского и жилья для ветеранов наполеоновских войн.

Разработку проекта памятника поручили известному русскому скульптору И. П. Мартосу. Надпись на памятник готовил лично историк Н. М. Карамзин. Для сооружения монумента была выбрана самая высокая точка Куликова поля — Красный холм. Сбор средств на памятник велся во многих губерниях России, воинских частях и на кораблях русского флота. В числе жертвователей были многие аристократы и сановники Российской империи. Для строительства собрали гигантскую по тем временам сумму, превышающую 220 тысяч рублей серебром, или 539 тысяч рублей ассигнациями.

10 лет «под сукном»

Казалось бы, всё было хорошо, и даже смена автора проекта памятника на А. И. Мельникова не могла помешать ходу дела. Но всё изменили смерть императора и восстание декабристов 1825 г. Взошедшему на престол Николаю I было не до памятников. Еще одним ударом по куликовскому проекту стала отставка в 1828 г. одного из главных двигателей начинания А. Д. Балашова. Спустя 7 лет, за год до своей смерти, генерал осмелился напомнить Николаю I о замысле его брата устроить памятник Дмитрию Донскому, деньги на который уже давно лежали под процентами в Коммерческом банке Санкт-Петербурга. Так история с куликовским памятником сделала свой новый неторопливый виток.

Мнительный самодержец несколько раз менял свое мнение по поводу концепции архитектурного комплекса на Красном холме. Сначала он отклонил проект А. И. Мельникова, затем устроил конкурс среди архитекторов Академии художеств, на котором более всего императору понравился проект 37-летнего профессора архитектуры А. П. Брюллова. После некоторых доработок в марте 1836 г. проект памятника, храма и богадельни для увечных воинов был утвержден Николаем I. Однако проект А. П. Брюллова на долгие 10 лет лег под сукно.

Лишь в феврале 1845 г., рассматривая докладную записку о планах строительства департаментом военных поселений, император вновь вспомнил о проекте А. П. Брюллова и еще раз круто изменил свое решение: «…на Куликовом поле можно ограничиться возведением только одного обелиска по образцу памятников, уже построенных в империи и царстве Польском». Вероятно, причиной столь решительной перемены мнения Николая I стали финансы. Он решил большую часть денег, собранных на мемориальный комплекс (160 из 220 тысяч рублей серебром) отдать на строительство губернских кадетских корпусов, а на Куликовом поле ограничиться только чугунным монументом, подобно тем, которые уже были возведены в местах важнейших сражений Отечественной войны 1812 г. и польского восстания 1830–1831 гг. по проектам А. Адамини.

Формально выполнив требование создать нечто подобное памятникам А. Адамини, А. П. Брюллов далеко превзошел своего предшественника. Куликовская колонна выглядит истинным шедевром и на фоне предыдущих работ и самого А. П. Брюллова. Динамичность, безупречность пропорций и строгость каждой линии сделали этот памятник одной из лучших работ архитектора. Принято характеризовать эту работу Брюллова как соединение национальных черт и приемов зрелого русского классицизма. Известно, что Москва с ее древними памятниками произвела огромное впечатление на архитектора. Уже современники отмечали, что одним из образцов для обелиска на Куликовом поле стала колокольня Ивана Великого в Московском Кремле.

Прошло еще четыре года — они были потрачены на разработку и утверждение нового проекта, технической документации, проведение конкурсных процедур, отливку чугунных деталей памятника, их перевозку к месту строительства и сборку памятника на Красном холме. В декабре 1849 г. строительство памятника завершилось, и комиссия его приняла. Монумент был выполнен в виде полой, богато декорированной чугунной колонны высотой 28 метров и весом 428 тонн. Однако, как оказалось позднее, подрядчик строительства — завод Ч. Берда — «сэкономил» средства на важнейших деталях конструкции. Внешне чугунный обелиск выглядел согласно разработанной документации, но внутри он имел существенные отклонения от проекта, которые подрядчики сумели утаить.

8 сентября 1850 г., в год 470-летия битвы и 500-летия со дня рождения Дмитрия Донского, памятник был торжественно открыт в присутствии губернатора, представителей дворянства, духовенства и множества крестьян. Однако ни Николай I, бывший накануне в Москве, ни его сыновья, великие князья Николай и Михаил, танцевавшие на балу 7 сентября в Туле, на открытие памятника не приехали.

Научная реставрация

Пережив все перипетии XIX — XX веков, колонна без какого-либо ухода простояла до 600-летнего юбилея сражения, когда в 1967–1978 годах была проведена первая реставрация памятника. Памятник снаружи был очищен, покрыт графитным составом, наиболее крупные трещины были зачеканены свинцом. Реставраторы отлили и установили некоторые утраченные элементы декора. Однако свинец из трещин вскоре выпал, а чугунные детали продолжали падать с колонны. К 620-летию битвы Государственный музей-заповедник «Куликово поле» провел еще один косметический ремонт, но после углубленного обследования колонны в 2000–2003 годах оказалось, что монументу грозит полное разрушение.

При обследовании памятника в его теле обнаружились множественные трещины, которые угрожающе разрастались. Стальные болты креплений элементов были полностью коррозированы. Но главный сюрприз ожидал специалистов внутри колонны, где стальной столб, на который должны были крепиться все ярусы сооружения, отсутствовал. Вместо него стояла лестница, сбитая из сосновых бревен. Таким образом, чугунная колонна простояла под собственной тяжестью полтора века. Сложившаяся ситуация неминуемо грозила внезапным лавинообразным разрушением монумента.

В ходе обсуждения путей спасения памятника было решено его полностью демонтировать. Сразу после празднования 625-летия Куликовской битвы реставрационные работы развернулись полным ходом. Была проведена тотальная инвентаризация деталей памятника. После демонтажа каждый элемент проходил всестороннее обследование. Все трещины в деталях полностью устранялись методом специальной сварки. Недостающие элементы отливались вновь. Был залит новый фундамент памятника, а затем произведена сборка с установкой внутри монумента несущего стального каркаса, на который опирается каждый ярус колонны. Реставраторы заново покрыли позолотой купол, иконы и буквы надписей на памятнике.

Первый воинский монумент Куликовской битвы, «драгоценный для каждого русского памятник», как назвал его в письме от 9 июля 1820 года генерал-губернатору А. Д. Балашову тульский губернатор В. Ф. Васильев, вновь величественно поднялся над Красным холмом. История его спасения — пример ответственного и профессионального отношения к проблеме сохранения национального культурного наследия. Сотрудники Музея-заповедника «Куликово поле» убеждены, что этот уникальный опыт может и должен быть использован при восстановлении каждого памятника.


Оставьте комментарий:

Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Наши партнеры
Реклама