Пятница 25 сентября

Уже не супруги, но всегда — родители

Назад

07 Августа 2018 00:00

 0
Общество

Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ

Фото: соцсети

Развод — всегда драма и стрессовая ситуация для каждого члена семьи. Но больше всех в этой ситуации страдают дети, ведь счастливый мир, в котором мама и папа были рядом, внезапно рушится.

Не всем бывшим супругам удается разойтись мирно, без скандалов и взаимных обид. Случается, конфликты превращаются в затяжные «военные действия» и длятся годами. А общий ребенок становится инструментом для манипуляций, средством шантажа и оружием в этой бессмысленной и беспощадной войне. Бессмысленной, потому что в таких войнах не бывает победителей, только жертвы. И главная жертва — конечно, ребенок. Он получает глубокую психоэмоциональную травму, от которой порой не может оправиться всю жизнь.

В Тульском областном кризисном центре в 2018 году запущен пилотный проект «Больше не супруги, но по-прежнему родители».

Его цель — сохранение семей, переживающих сложности, а если развод неизбежен — формирование культуры взаимоотношений между расстающимися супругами и их детьми.

В кризисном центре создана служба семейной медиации: специалисты помогают бывшим жене и мужу наладить конструктивный диалог — ради благополучия и счастья их общего ребенка.

Ребенок как инструмент шантажа

«Ты мне мешаешь жить»,— однажды сказал Ольге муж. Женщина пыталась сохранить семью, однако в какой-то момент осознала: развод неизбежен. Тогда она даже предположить не могла, что бывший супруг лишит ее возможности жить вместе с дочерью.

Поближе к маме

Ольга и Андрей (имена изменены.— И. С. ) — ровесники, оба из районного центра, но познакомились они не в своем городе, а в Туле: учились на одном курсе в университете и жили в общежитии. Поженились сразу после окончания вуза. Оля хотела остаться в Туле — ей предложили перспективную работу по специальности, но Андрей даже слушать не стал. Он считал, что надо возвращаться домой, где уже есть жилье, к тому же говорил, что хочет быть «поближе к маме». Мама поддержала решение сына: она занимала в своем городе высокий пост в государственной структуре и легко нашла для него и невестки работу. Ольгу, в частности, устроила в свою организацию. В семье родилась дочь, и всё вроде было хорошо…

— Во всяком случае, мне так казалось. Мой бывший муж — человек импульсивный, раздражительный — даже его мама иногда говорила, что он, будто старый ворчливый дед, вечно всем недоволен,— рассказывает Ольга.— Но я никогда не шла на конфликт, старалась промолчать, уступить. Просто у меня такой характер…

Отношения в семье стали разрушаться года за два до развода. Тогда Андрей в первый раз поднял на жену руку — на глазах у девочки. Они были в гостях у друга, праздновавшего день рождения. Неожиданно приехал еще один гость — на дорогом мотоцикле. Парень стал катать девушек по очереди на своем байке, предложил прокатиться и Ольге. Она отказалась, при этом выразила восхищение мотоциклом. Андрей и Ольга вернулись домой, и тут он устроил ей страшный скандал, а потом с силой швырнул на кровать.

— У меня потом все ноги были в синяках,— вспоминает Ольга.— Он кричал, что я могу возвращаться и кататься с этим парнем на мотоцикле хоть до утра. Какая-то идиотская, без малейшего повода сцена ревности. Только потом я узнала, что в этот момент у мужа уже была другая женщина…

Не супруги, но родители

Так бывает часто: жена узнаёт последней. Ольга, конечно, что-то чувствовала, но не хотела верить. А в том, что муж с каждым днем относится к ней всё хуже, винила себя. Ситуация в семье была невыносимой, сцены насилия стали повторяться — иногда в присутствии 13-летней дочери. Потом Андрей просил прощения, стоя на коленях, и Ольга прощала. Сейчас она признаётся, что до конца не понимала, что происходит — пыталась сохранить семью, думала, кризисный период, всё пройдет и наладится. В игру вступила свекровь. Она активно поддержала решение сына развестись — и Ольга согласилась. Работать под началом мамы бывшего мужа уже не могла, к тому же бывшая свекровь и Андрей настояли на том, чтобы она уехала из родного города. Подруга нашла для Ольги хорошее место в Туле. С дочерью договорилась так: как только немного устроится в областном центре, перевезет ее к себе. Домой приезжала на выходные, бывший муж и свекровь были не против. Но через некоторое время Ольга стала замечать, что в те дни, когда она приезжает, отец и бабушка ребенка будто случайно увозят — то в Москву, то знакомым. Потом дочь перестала с ней разговаривать — даже отключала телефон. А потом маму и вовсе перестали пускать к девочке. В суде, который должен быть определить место жительства ребенка после развода, дочь Ольги сказала, что хочет жить с отцом…

— У нас с дочкой всегда были такие хорошие отношения,— плачет Ольга. В последнее время она плачет постоянно.— И поначалу, когда начались эти жуткие скандалы в семье, она всегда была на моей стороне. Не знаю, как им удалось ребенка против меня так настроить…

В кризисном центре помощи женщинам Тульской области в январе 2018 года на средства гранта Фонда поддержки детей в трудной жизненной ситуации был запущен пилотный проект «Больше не супруги, но, как и раньше,— родители». Известно, что больше всех при разводе родителей страдает ребенок. И эта психоэмоциональная травма может отразиться на всей его будущей жизни.

Проект развивается по двум направлениям. Первое — профилактика развода. Специалисты работают с супругами, стараясь сохранить семью. Если же развод — единственно возможное решение, медиаторы создают условия для конструктивного диалога, чтобы помочь бывшим супругам найти разумные точки соприкосновения ради их детей.

Сейчас с Ольгой работает психолог кризисного центра Тамара Воронина. Она утверждает, что история ее подопечной — типичная для последнего времени.

— Выросли мальчики, воспитывавшиеся в семьях, где не было пап — или отцы не имели авторитета. Связь с матерью у сына не прерывается, и жена в какой-то момент оказывается лишней. А главная жертва при таких конфликтах — ребенок,— подчеркивает Тамара Федоровна.— Рушится его привычный мир, он в панике, испытывает страх и чувство вины, им легко манипулировать…

Ольга периодически получает от бывшего супруга sms-сообщения. Среди них было и такое: «Я хотел тебя наказать тем, что ребенка забрал, а получается — развязал тебе руки». Развязал? Какое там… Ольга не может жить без дочери, единственная встреча, которой удалось добиться с помощью сотрудников кризисного центра, проходила на улице, в присутствии отца девочки — тот снимал происходящее на видеокамеру смартфона. А наказаны в данном случае все, и больше всех — ребенок, которому внушили, что если он останется жить с папой, то мама обязательно к ним вернется и семья станет прежней…

Уйти хорошо — это…

— В 2018 году 16 парам было предложено пройти процедуру медиации, согласились четыре, и они уже на пути к конструктивному решению проблемы,— рассказывает директор кризисного центра помощи женщинам Тульской области Эвелина Шубинская.— Ситуации в семьях разные. В этом году мы наблюдаем следующую тенденцию: отцы используют ребенка как объект для манипуляции, как инструмент шантажа — для того, чтобы заставить его мать вернуться в семью или даже просто ради денег. Ведь если суд определяет место жительства ребенка у отца, то в этом случае алименты на его содержание должна платить мать. Недавняя история: бывший муж практически не работал, регулярно стоял на учете в центре занятости. Его жена занималась бизнесом, тащила всю семью на себе. После развода бывший супруг — кстати, с задолженностью по алиментам — забирал дочь на выходные. А однажды не вернул — требует, чтобы она ему теперь алименты платила…

Я вот что отмечаю. Раньше считалось, что муж «хорошо» уходит из семьи, если всё оставляет жене и детям, берет с собой только носовые платки, носки и пару трусов и рубашек. «Плохо» уходит — это когда просто исчезает и алименты не платит. Сейчас же женщины после развода чуть ли не сами готовы деньги платить, только чтобы бывшие мужья не трогали их и детей…

Важный момент: если в суде при разводе не определено место жительства ребенка, то в этом смысле у родителей — равные права. Отец или мать без согласования с другой стороной неожиданно куда-то увозят детей? У правоохранительных органов нет оснований для вмешательства. Поэтому специалисты советуют не откладывать с решением этого вопроса: судебная процедура — не быстрая, за это время многое может произойти.

Хороший вариант: в досудебном порядке обратиться в службу медиации кризисного центра помощи женщинам и с помощью специалистов попробовать выстроить диалог и обсудить все детали. По словам Шубинской, нередко после таких разговоров супруги сами отказываются делить ребенка через суд: страхи, подозрения, агрессия уходят, родители начинают понимать, что обо всем вполне можно договориться.

Наши партнеры
Реклама