Воскресенье 27 сентября

Курица — не птица, а бизнес?

Назад

27 Июля 2018 00:00

 0
Общество

Автор: Константин ЛЕОНОВ

Фото: соцсети

Анекдот советских времен. На колхозном собрании, посвященном соревнованию с Америкой, берет слово дед: «Догнать-то её можно, отчего ж не догнать, а вот перегонять ни к чему — заплатки на заднице видны будут».

Любители социально-экономической объективности и исторической справедливости на это скажут: не актуальный анекдот. Нынче у нас в агрохолдингах сплошь американские комбайны, немецкие семена, голландская скотина, и крестьяне ходят в китайских джинсах, а не в штанах с заплатками. И на личных подворьях у них не так, как в зарегулированные советские времена,— свободно колосятся огурцы, а в зарослях клубники шныряют тучные кролики.

Всё так и есть, дворовое сельское хозяйство находится на подъеме. По данным сельскохозяйственной переписи, за последний десяток лет в стране почти вдвое сократилась численность крестьянских фермерских хозяйств, а вот доля личных подсобных хозяйств (ЛПХ) и других хозяйств граждан возросла примерно на 3% — до 23,5 млн. В Тульской области почти 184 тысячи личных подсобных хозяйств, из них 66 тысяч — в городской местности. Только в областном центре насчитывается свыше 27 тысяч ЛПХ.

Скотина с птицей в сарае и грядки на огороде кормят огромное число как селян, так и горожан. Многие из этих счастливых людей не знают, что такое глутамат натрия в колбасе, антибиотик в птичьем мясе и пальмовое масло в сырном продукте. Более того, они и продукт этот ни разу в руках не держали, не говоря уже о том, чтобы его, прости господи, в рот брать. Да и вообще во времена политической турбулентности и экономических туч на горизонте свое подсобное хозяйство — это якорь, фундамент и запасной аэродром одновременно. Что бы там ни случилось, какие бы еще пенсионные улучшения нам ни придумали, а с голоду не умрешь.

До поры до времени ЛПХ власти не трогали, если хозяева не занимались товарным производством, а лишь удовлетворяли собственные нужды по части еды. Не облагалась налогом, при выполнении ряда условий, и продажа излишков с ЛПХ. Эта деятельность не считалась коммерческой. Но сегодня у нас всё, что не запрещено, то разрешено обложить податями. И вот депутаты от «Единой России» внесли в Госдуму на рассмотрение поправки в Налоговый кодекс, согласно которым личные подсобные хозяйства приравняют к предпринимательской деятельности и, конечно же, обложат при этом налогом, заставив владельцев ЛПХ покупать патент.

Дескать, в результате крестьяне дружно припадут к благам цивилизации… В пояснительной записке к законопроекту говорится, что его цель — «налоговое стимулирование развития малого предпринимательства путем расширения видов предпринимательской деятельности, в отношении которых может применяться патентная система налогообложения (ПСН)». При этом не важно, живет человек в деревне постоянно или же он сельский дачник, засадивший несколько соток картошкой. Есть какое-никакое хозяйство — регистрируйся предпринимателем и будь готов заплатить от 30 тысяч рублей в год (патент и прочие издержки). Депутат Госдумы Михаил Щапов (его цитирует «НГ») предупреждает: «Есть серьезные опасения, что закон будет применяться ко всем, кто не сможет доказать, что не занимается предпринимательской деятельностью: например, к пенсионерам, которые выращивают пару десятков кур на приусадебных участках».

Для городских стариков, купивших на закате жизни домик в деревне, патент — это ощутимые деньги. А еще если добавить сюда налог на землю, исходя из кадастровой стоимости, новый налог на строения на участке и другие многочисленные поборы — да зарасти бурьяном эта дача вместе с грядками, скажут многие, пойдем лучше за валежником.

Коренные селяне, не дачники, тоже вряд ли испытают восторг от перспективы стать «предпринимателями» и подадутся «в тень», благо крестьянская смекалка в этом смысле отточена нашими реалиями до совершенства. К слову, почти 80% картофеля и 70% овощей в открытом грунте, почти половина всего молока, 40% крупного рогатого скота в стране — из личных подсобных хозяйств. Резать курицу, несущую золотые яйца,— это у нас давняя традиция. Старожилы помнят, как в тульском Чулково и других районах с частным сектором при Хрущеве прятали живность — в 1959 году жителям городов и рабочих посёлков запретили держать скот, свиней и птицу. Немало поросят погибло тогда мученической смертью в подвалах оттого, что им заматывали морды и даже надевали противогазы, чтобы не визжали, когда по улицам ходили проверяющие. У колхозников личную скотину принудительно выкупало государство, в итоге начался массовый забой, что привело к катастрофическому снижению поголовья. Но уроки истории у нас никого и ничему не учат. Одна надежда: данный законопроект может навеки сгинуть под сукном в парламентской канцелярии, как и тысячи других, написанных для галочки.

…В воспоминаниях дочери Льва Толстого, Александры, есть такой эпизод. Писателю рассказали, как депутаты госдумы — «представители крестьян» — во время перерыва решили покосить траву в Таврическом саду, но быстро выдохлись и побросали косы. Толстой смеялся: «Ну, разве это крестьяне? Ведь это случайно попавший сброд, который берется решать судьбу русского народа».

Классик зря не скажет.

Константин ЛЕОНОВ.

Наши партнеры
Реклама