Воскресенье 27 сентября

Нецелесообразные

Назад

27 Апреля 2018 00:00

 0
Общество

Автор: Сергей ТИМОФЕЕВ

Фото: автора

23 года они ждут моста. Без преувеличения «моста жизни». Потому как именно с ним ассоциируют возрождение деревни, известной, между прочим, с XVII века.

Чудесный уголок

Речь идет о деревне, некогда селе, Красное Кимовского района, что находится в 20 км юго-восточнее Епифани. Красное состоит из двух слобод — верхней, расположенной на левом берегу речки Мокрая Табола, и нижней — на правом. Добраться по направлению, именуемому в народе «дорогой», можно только на левый берег, то есть до верхней слободы. В нижнюю слободу дороги нет, потому как нет моста. Моста транспортного, такого, по словам местных жителей, «чтобы могли проехать трактор и „скорая помощь“. Пешеходный подвесной мост в Красном имеется, он и выручает. Только не весной. Паводки здесь случаются масштабные, и шаткую конструкцию из стальных тросов и деревянного настила затапливает, напрочь отрезая живущих на правом берегу от цивилизации. Помимо транспортного сообщения между слободами, в деревне давным-давно закрыты начальная школа, клуб, фельдшерский пункт, магазин.

Но есть надежда на то, что деревню не постигнет участь тысяч таких же населенных пунктов, чьи названия уже не значатся на карте России. Надежда эта — люди, которые продолжают бороться за право жить на своей малой родине, впечатляющей красотами природы и плодородностью местного чернозема.

— А что нам делать,— говорит староста деревни Лада Николаевна Глущенко.— Я получаю пенсию десять тысяч четыреста, так здесь и огородом могу прожить, а что с этими деньгами делать в городе?

Справедливо? Конечно. Но не только пенсионеры любят этот чудесный уголок некогда известного во всей России Епифанского уезда, соседствующий с родиной Матроны Московской — селом Себино и Куликовым полем. Приезжают сюда с желанием остаться целые семьи, в том числе и многодетные. Но возможно ли здесь жить в отсутствие элементарных условий? И дело даже не в школе или детском саде. Они неподалеку, в Бучалках, 15 минут езды на автомобиле. А в том самом мосте, отсутствие которого лишает деревню будущего.

Деревня, которой нет

— Раньше был мост,— продолжает Лада Николаевна.— Из крупных бревен его строили, по нему ездили трактора, машины. Бывало, в сильное половодье его смывало, но затем тут же строилась новая переправа, которая и соединяла две слободы. Так было, пока были колхозы. Колхозов не стало — не стало и моста. А потом закрыли школу. Магазин закрыли и разобрали на кирпичи за два часа. С тех пор и умирает деревня. Но мы с этим не согласны, мы пытаемся добиться от властей внимания, мы просим, чтобы нам построили какой угодно мост, пускай самый дешевый, только лишь бы трактор проезжал, чтобы расчистить дорогу зимой, да «скорая помощь» могла добраться к больным. Будут ездить машины — наши жители наконец-то смогут завезти строительные материалы и строиться.

И Лада Николаевна с соседями не сидят на месте. Они давно и активно работают в социальных сетях, в поисках поддержки рассказывают миру о своей беде, пытаясь найти единомышленников. Кроме того, «обиты пороги» всех инстанций — от сельской епифанской администрации до Администрации Президента РФ.

Но начиналось всё с курьеза. Когда жители обратились за помощью к властям, выяснилось, что такого населенного пункта, как деревня Красное, в Кимовском районе не существует.

— Откуда вы взялись? Вас вообще нигде нет, сказали мне в областном правительстве,— вспоминает староста деревни.— И только после того, как мы подняли большой шум и дошли до администрации президента, нас вернули в реестр населенных пунктов. Для этого даже проводилась селекторная связь с Москвой. После чего о нас и вспомнили.

Успешно решив статусный вопрос, жители Красного сообразили: ковать железо нужно, пока оно горячо. И «выковали» себе вдобавок еще и газификацию. Газ провели в 2016 году. Привлекательность деревни возросла, надежда на будущее окрепла.

Дачники…

2018 год начался в деревне Красное с ожидания приезда районных властей.

Тула несколько лет назад как-то пообещала выделить деньги на подготовку проектно-сметной документации — первый шаг в строительстве переправы,— но, как это часто бывает, со временем дело забылось. После возобновления переписки из Кимовска пришла весть о скором визите в Красное главы районной администрации. И визит состоялся. В окружении солидной свиты сотрудников администрации, районной и сельской, долгожданное должностное лицо долго всматривалось в пришедших на встречу граждан. Что-то в происходящем не устраивало чиновника, явно вызывая подозрения.

— Глава администрации Кимовского района Эдуард Леонидович Фролов усомнился в том, что на собрании присутствуют именно жители деревни Красное,— до сих пор возмущается Лада Глущенко.— И вообще он сказал, что по документам в Красном проживают 14 человек. А все остальные, кто здесь находится,— просто дачники.

Сказано это было в середине февраля, при 15 градусах мороза.

Но логика высокого гостя была понятной: строить мост для 14 человек — нецелесообразно!

…или население?

Староста развернула списки домов и жителей, как временных, так и постоянных:

— 67 жилых домов,— пояснила она,— 281 человек всего проживает в нашей деревне. Детей в нижней слободе — 32, в верхней — 38. Да, прописаны не все. Есть такие, кто на зиму уезжает в города, потому что созданы все условия для того, чтобы они уезжали. Но всё равно большинство проживает постоянно!

Ладе Николаевне вторит соседка Елена Журина:

— Мы все хотим здесь жить. Работать хотим, вести личные подсобные хозяйства. Молодежь, она всё равно придумает, чем заняться и как заработать деньги. Лично у меня 50 соток земли и огород. Все знают об этом.

— И бросишь ты его на хрен,— добавляет Валентина Васильевна Коновалова, на чьих глазах деревня пришла в упадок. Верить в счастливое будущее у нее уже нет сил.

— Ничего подобного, мы трактор купили! — отвечает на упрек Елена.— У всех планы по строительству. Уже рассчитано, кто что хочет сделать. Был бы мост, давно сюда перебрались и жили бы, может быть, магазин бы появился…

Конечно, зимой деревня пустеет — не каждый оставит своих стариков один на один с судьбой, ведь «скорая» на правый берег не пройдет.

— Мы брошены и никому не нужны,— уверяют жители.— Фролов сказал: нас легче переселить, чем строить мост, но мы отсюда не уедем.

А газ-то тогда зачем проводили? Впрочем, о переселении это, похоже, так, больше к слову.

Заместитель главы районной администрации О. П. Михайлин считает требования деревенских непомерными:

— Я вот не понимаю шума вокруг деревни Красное. В этом году планируется её отсыпать со стороны Бучалок. При дорожном фонде района в 50 миллионов тратить 200 на мост — это оставить весь район без дорог на 5 лет. Ради того, чтобы одному или двум жителям Красного захотелось мост какой-то? На эти деньги, что нужно потратить будет на проект и потом на мост, проще в течение 3–4-х лет ремонтировать дороги во всём районе. А в Красном реально в зимнее время 5–7 человек проживают.

Так о том и речь, что от неустроенности бегут люди.

С пафосом и без

«В экономике Российской Федерации сельское хозяйство имеет исключительное значение,— говорится в аннотации к федеральной целевой программе „Устойчивое развитие сельских территорий“.— С начала двадцать первого века просматривается устойчивое развитие сельских территорий страны. И хоть считается, что данный сектор не приносит особой выгоды, но при этом высокий уровень развития сельского хозяйства позволяет обеспечивать продовольственную безопасность». Какие слова!

Ответ районной администрации на просьбу о строительстве жизненно необходимого моста менее пафосный. В нем приведены сухие цифры затрат. Проектно-сметная документация обойдется району в 8 млн руб., мост в 100 млн руб., еще более 150 млн руб. дорога. Итого 275 млн руб. Что ж, солидная цифра, служащая оправданием для тех, кто не хочет тратить время на 14 жителей. О ней и рапортует кимовская администрация в Тулу, обосновывая нецелесообразность возведения моста.

У жителей есть свои расчеты, они обращались в строительную организацию, которая за 1–1,2 млн руб. готова сделать ПСД и за 15–17 млн руб. построить тот самый мост, что стал «притчей во языцех» деревни Красное. Но только кому расчёты эти нужны?

Администрация епифанского сельского поселения разводит руками.

— У нас таких денег и в помине нет, бюджет копеечный,— пояснила глава муниципальной администрации Екатерина Бабушкина.— Мы сейчас изыскиваем средства для отсыпки дороги большой протяженности к нижней слободе деревни Красное.

Да и откуда появятся деньги у сельского поселения? Здесь нужна воля калибром больше, чином — выше! Потому что сказать «нецелесообразно» легко, а вот ответить на вопрос «какова цель?» — сложно.


Наши партнеры
Реклама