Четверг 16 июля

Что писал бы в Фейсбуке Пушкин

Назад

05 Июня 2020 02:00

 0
Общество

Автор: Дмитрий ЛИТВИНОВ

6 июня – Пушкинский день в России, День русского языка. Накануне мы решили поговорить с туляками и гостями города – людьми разного возраста и профессиональной принадлежности – о том, на каком языке мы разговариваем сегодня, могут ли разные поколения россиян понимать друг друга и способен ли новояз – язык соцсетей – убить великий и могучий.

Алла Зацаринная,филолог, преподаватель:

– Проблема новояза существовала всегда. И я вообще не считаю это проблемой. Любой специалист со студенческой скамьи прекрасно знает, что язык – это не что-то застывшее, мёртвое и вырезанное в камне на века. Язык развивается, и этот процесс абсолютно нормален.
Современный новояз закономерен, и бороться с ним – всё равно что сражаться с ветряными мельницами. Со временем многие современные молодёжные словечки уйдут в историю, перестанут употребляться, какие-то останутся. Лично мне близок подход лингвиста М. Кронгауза, который не борется с новоязом, а изучает его и бережно записывает, ведь мода на слова проходит так же быстро, как и на одежду.
Проблема взаимопонимания между поколениями, мягко скажем, не нова. Она старше, чем роман Тургенева «Отцы и дети», и корни её лежат не в языковой плоскости, на мой взгляд, а в плоскости психологической и мировоззренческой. Конечно, поколения смогут понимать друг друга только в том случае, если отношения выстроены на доверии. При этом условии никакой новояз не помешает бабушке понять своих внуков, например. И бабушка может выучить несколько новых слов (их не так уж и много, если разобраться), и внуки не сочтут за труд подобрать более традиционную форму выражения своих мыслей. То есть сам по себе новояз не препятствует взаимопониманию, это не какой-то новый язык, а просто ряд заимствований или слов, употреблённых в ином значении.

Николай Андреев,журналист, писатель (Чекалин):

– Со школьной скамьи помним строчки из «Евгения Онегина»:
«…Я мог бы пред учёным светом
Здесь описать его наряд;
Конечно б, это было смело,
Описывать моё же дело:
Но панталоны, фрак, жилет,
Всех этих слов на русском нет…»
Но этих слов не было и в датском языке, и в итальянском, и в английском, да во всех языках. Так что ничего обидного или унизительного в этом нет. В мире любой язык развивается, обогащается за счёт заимствованных слов. И Пушкин в своём творчестве отразил эту тенденцию. А в остальном «Евгений Онегин» написан чистым, кристально ясным русским языком.
Я подумал: а вот если бы Александр Сергеевич вёл сегодня записи в Фейсбуке или ВКонтакте, использовал бы он слова, ворвавшиеся в нашу речь – лайфхак, хайп, флешмоб и тому подобные? Исключено. Он не мог обойтись без слова «жилет», но уж точно избежал бы «хайпа» и «коуча». Те, кто использует эти заимствования из английского языка, выражаясь словами Пушкина, «ленивы и нелюбопытны». Берут первое попавшееся слово, не всегда понимая его смысл, и вставляют в свою речь, хотя и в родном языке есть красивые и точные выражения.

Тиндва Саид Раджабу, студент ТулГУ (Танзания):

– В России я учусь на врача, поэтому мне особенно важно хорошо знать и понимать русский язык. Мне он нравится, хотя в нём много сложностей, особенно что касается склонений и спряжений. Именно поэтому хочется больше изучать и практиковаться. Я люблю говорить по-русски и слушать русскую речь. Так я много запоминаю и начинаю лучше понимать не только язык, но и людей.
И конечно, весь мир знает и ценит русскую литературу. Я – не исключение, мой любимый писатель – Толстой.
Мария Воронцова,
музейный работник:
– Мне кажется, наши страхи о «порче» русского языка несколько преувеличены. Мы пытаемся сравнивать литературный язык нашей классики и разговорный язык наших современников. Конечно, последний сильно проигрывает. Да, я не понимаю половину того, о чём говорят мои дети. Лампово, зашкварно, хайп, хейтить… Что?! Но, поверьте, вы также не поняли бы никогда ни сленга тульских оружейников, ни говора жителя северных деревень. Разговорный язык очень быстро меняется и отвечает модным трендам, а настоящий русский язык живёт в литературе. И с ней у нас вроде всё в порядке.

Николай Губенков, каскадёр, продюсер:

– Мы говорим сегодня на языке, больше похожем на эсперанто, незаслуженно отказываясь, а то и вовсе забывая наш родной, великий и могучий. Политика, научно-технический прогресс и свобода перемещения по планете (до 2020 года) влияют на развитие и деформацию разговорной речи и способствуют выдавливанию слов русского языка, технично заменяя их новыми, модными и удобными терминами зарубежного производства. Сити, бутик, лаундж, квест, кластер и т. д. прочно вошли в обиход, и многие искренне считают эти слова русскими.
Особенно не по нраву мне пестрящие инобуквами вывески в исторических кварталах и на памятниках архитектуры. Пора сбросить культ иностранщины и вернуться к первоисточникам – стыдно быть Иванами, не помнящими родства!

Елена Чепелёва, программист:

– Я очень рада, что мой родной язык именно русский. На мой взгляд, он самый выразительный и богатый из всех знакомых мне языков. И сейчас мне очень жаль, что в нашей речи появилось много заимствованных и откровенно некрасивых слов. Некрасивых не по значению, а по звучанию. Но всё равно русский язык остаётся самим собой, хотя, конечно, со временем и меняется.
Откровенно бесит, что в нашу речь проникают какие-то местечковые или диалектовые детали и со временем становятся чуть ли не грамматической нормой. Например, приехать можно из Москвы, но никак не с Москвы!
Огромный вклад в чистоту и сохранение русского языка внесли бы СМИ, если бы следили за этим на должном уровне. Если человек по телевидению, радио, в интернете услышит хорошие, грамотные тексты, то волей-неволей будет говорить по-русски, а не на том урезанном неграмотном суррогате, который появился у нас в недалёком прошлом.

Наши партнеры
Реклама