Воскресенье 07 июня

Тульский ТЮЗ знает, как отвлечь от гаджетов

Назад

10 Апреля 2020 00:51

 0

Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ

Фото: предоставлены Тульским ТЮЗом

Актёр Тульского театра юного зрителя Игорь Берзон убеждён: детский театр может успешно конкурировать с гаджетами, если убедит юных зрителей в том, что живое общение значительно интереснее виртуальных игрушек. 

Через СТЭМ — к «Риску»

— Я настороженно отношусь к повсеместному использованию мультимедиа в театре, тем более детском,— подчеркивает Игорь Берзон.— Считаю, что спецэффекты, лазеры, видеоряд можно и нужно включать в спектакль, но не заменять ими живое театральное действо. Когда за всем этим теряется человек, исчезает сама суть нашего искусства. Недавно говорили об этом с коллегой — артистом Тульского государственного театра кукол Ринадом Кондаевым. Грустно так шутили, что, если эта тенденция продолжится, скоро совсем перестанем на сцену выходить, только сниматься на видео, а зрителям в театре будут показывать кино…

При этом Игорь Берзон отмечает ряд постановок, в том числе и в своем театре, где, по его мнению, мультимедиа использованы умеренно и к месту. Например, спектакль-путешествие «Веселое чаепитие» для малышей, в котором видеоряд переносит зрителей в другие города и страны, при этом главный акцент сделан на артистов и интерактивное общение с детьми.

Игорь Берзон родился в Щёкино, в детстве о том, чтобы стать артистом, даже не думал. После окончания школы поступил в Тульский политехнический институт и неожиданно для самого себя стал активным участником СТЭМа — студенческого театра эстрадных миниатюр. На талантливого парня обратил внимание руководитель созданного в 1980 году в институте молодежного театра-студии «Риск» Геннадий Крестьянкин.

— Геннадий ставил пьесу Маяковского «Клоп». С актером, который должен был играть Присыпкина, что-то случилось, и он предложил мне попробовать. Так я окончательно «влип» в театр. Учился — и работал в «Риске»,— вспоминает Берзон.

Игорь получил диплом — и по распределению уехал в Калининградскую область. Работал на заводе, при этом принимал участие в местных фестивалях и конкурсах самодеятельности. А в Тулу вернулся после того, как Крестьянкин написал ему письмо и сообщил, что у театральных студий появилась возможность перейти на хозрасчет, а это значит, что «Риск» теперь будет платить зарплаты. В конце 80-х многие театральные студии, существовавшие как самодеятельные, воспользовались этим шансом. Правда, количество «зарплатных» должностей было ограничено, поэтому Берзона оформили как технического директора. При этом он занимался множеством организационных дел и одновременно работал как артист. У «Риска» появилась настоящая репертуарная афиша, театр раз в неделю выезжал с гастролями в область. Всё закончилось в начале 90-х, когда в стране начался кризис…

— Мы оказались без работы. Однажды мой друг Гена Бажанов — тоже артист «Риска» — сказал, что хочет попробовать устроиться в ТЮЗ, и попросил помочь ему на просмотре: сыграть сцену на двоих из «Клопа»,— продолжает рассказ И. Берзон.— Тогда директором театра был Борис Сергеевич Карцев, а главным режиссером — Александр Сергеевич Литкенс. После просмотра они сказали, что берут нас обоих…

В свободном плавании

Игорь признаётся, что первые месяцы в Тульском ТЮЗе оказались непростыми. В «Риске» у него было множество ролей, часто главных, студийцы ставили пьесы классиков и актуальных современных драматургов, комедии и трагедии, психологические драмы и политические памфлеты. А театр юного зрителя — это совершенно другая аудитория, другой репертуар. Но самое главное — более строгие профессиональные требования, предъявляемые к спектаклям, работе всех цехов и, конечно, артистам.

Работы было много: нового артиста вводили в уже готовые спектакли, в частности на главную роль в «Винни-Пухе», постоянно занимали в массовых сценах. Тем не менее Игорь Берзон считает, что настоящая профессиональная жизнь в ТЮЗе для него началась со спектакля «Оловянный солдатик».

— Режиссер Виктор Шубников предложил мне роль злобного Тролля, который из-за безответной любви к бумажной балерине решил разогнать весь кукольный городок,— рассказывает И. Берзон.— Шубников тогда со мной серьезно работал, профессионально многое поправил…

Игорь Берзон перечисляет значимые для него роли за весь период в ТЮЗе. Карлсон в спектакле Литкенса — по замыслу режиссера, актер время от времени выходил из образа главного героя спектакля и обращался к зрителям от своего лица. «Волшебник Изумрудного города» (режиссер — Владимир Шинкарёв), в котором Берзон сыграл Страшилу.

— На мой взгляд, в этом спектакле у меня получилось создать интересный образ. Кстати, этот типаж я скопировал с реального человека, моего знакомого из Щёкино: перенял его походку, немного странную мимику и манеру говорить,— делится профессиональными секретами Игорь.— А Абаж из «Королевства Кривых зеркал» несмотря на то, что коллеги признавали эту работу удачной, мне мало чем запомнился. Разве только тем, что перед спектаклем долго сидел в гримерке, превращая себя в лягушку… Я люблю играть, когда ты чувствуешь себя как в свободном плавании, когда всё, что бы ты ни сделал, получается…

Леший и вахтёр

У Игоря Берзона есть своя «актерская копилка». Он наблюдает за людьми, запоминает их манеру двигаться, интонации, любимые словечки.

— В спектакле «Серебряная сказка» мне досталась роль Лешего. Мой персонаж сидел на дереве с автоматом, ждал, когда прилетит Баба-Яга, и время от времени приговаривал «ёлки-моталки». Наши ребята говорили, что получилось смешно, при этом все пытались вспомнить, где в жизни видели этого «Лешего»,— улыбается Берзон.— А я им показывал на нашего вахтера…

Пристально наблюдать приходится и за животными: в театре юного зрителя кого только не приходится играть. И актер, играющий, скажем, пса, будет выглядеть неубедительно, если начнет двигаться, как кошка или лошадь…

Игорь Берзон — характерный и фактурный актер, поэтому список его ролей чрезвычайно разнообразен: Нарцисс в «Трех толстяках», купец в «Аленьком цветочке», начальник королевской стражи в «Бременских музыкантах». При этом есть роль, которую артист играет каждый год: Дед Мороз в новогодних сказках и интермедиях. Игорь Берзон «дедморозит» много лет, при этом говорит, что эта работа нисколько ему не надоела:

— Стоит только надеть шубу, нацепить бороду и взять посох — и я действительно начинаю чувствовать себя добрым волшебником…

Оставьте комментарий:

Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Наши партнеры
Реклама