Пятница 29 мая

Школьница нашла дневник прадеда, воевавшего под Тулой

Назад

17 Января 2020 09:00

 5
Память

Фото: slushano.ru

«Учительская газета» опубликовала дневник прадеда московской школьницы Татьяны Бибичевой. Федор Иванович Прохоров вел его в 1941 году — когда шли ожесточенные бои в Одоевском районе Тульской области.

— В одном из томов «Войны и мира» я обнаружила какие-то пожелтевшие страницы с выцветшими буквами и странными датами перед ними. Сложив все листки в хронологический последовательности, невольно ахнула. Это был дневник! Дневник моего прадедушки, — пишет сама Татьяна.

Обнаруженный дневник — хроника мужества и страданий. Нежданно заговоривший свидетель тех страшных и героических дней.

Вот несколько записей:

25 октября 1941 г.
Я ненавижу фашистов. Сегодня прибежал рядовой из Тулы, сообщил о приближающихся гадах. Нет! Они не смогут взять Одоев, не смогут даже их мерзким пальцем тронуть Тулу. Мы постоим! Мы постоим за русский народ! Мы отстоим Родину!

1 ноября 1941 г.
Никаких перемен...
Всю ночь над Тулой виднелось красное пламя, доносились звуки взрывов, яркие вспышки то и дело озаряли уставшее небо. Весь Одоев не спал, погруженный в страшное предчувствие беды... Мое сердце разрывается при виде всех этих ужасов. Неужели эту войну уже не остановить? Неужели суждено погибнуть Родине? Нет! Ни за что! Тула и Одоев будут бороться до конца! До победного!

5 ноября 1941 г.
Ура-а-а-а! Только что сказали, что под Тулой было уничтожено 34 танка! 34! Представляешь?

27 ноября 1941 г.
Не могу сказать, что это конец, но буквально за последние недели две все стало очень плохо...
Тула не смогла выдержать блокады, и 18 числа немцы ворвались в город.
Я не смогу описать всего... очень больно... В Одоеве везде тишина. Тула будто умерла... будто мы умерли...
Больницы переполнены. Сотни детей осиротели. Недавно одна из учительниц привела в поселок с собой 20 таких. Сказала, мол, присмотреть как-нибудь. А как? У нас у самих в Одоеве более дюжины оборванцев ютятся, да это еще не брать деревни соседние. В моем Петровском матушка бедная двух бездомных подобрала, еще соседку кормит, а сама плачет целые дни из-за отца. Не могу... Я просто больше не могу... это все...

12 декабря 1941 г.

Я долго не мог в это поверить! Немцы отступают!

25 декабря 1941 г.
Мы пойдем освобождать Тулу. Мое сердце стучит — я жду!

6 января 1942 г.
Вчера была освобождена Тула! А еще...

На этом записи в дневнике обрываются. 

Оставьте комментарий:

Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение

Комментарии

Ваше имя, 16.01.20 23:20
Господи! Какого мужества и сердца люди ! Как честно, мужественно и с какой болью и верой в лучшее  написаны строки .  Такие свидетельства лучше любых романов  раскрывают правду о войне.
Олег, 17.01.20 14:54
УТОЧНЕНИЕ
Город оружейников - Тулу немцы не взяли вообще. Они ее обошли стороной. Да она была охвачена с 3 сторон, но не взята.
Освобождать ее не надо было.
Снять кольцо окружения -- да.

Много горя....

Одоев был захвачен 28 октября. Через три дня немецкие части ушли в сторону Крапивны. В Одоеве остался небольшой гарнизон, примерно взвод. Солдаты размещались в доме, где теперь находится Одоевский краеведческий музей. Несколько дней со стороны Тулы были слышны звуки боя, а ночью виднелось зарево и вспышки разрывов снарядов и сигнальных ракет. Над Одоевом на небольшой высоте один за другим пролетали к Туле немецкие трехмоторные транспортные самолеты с черно-жёлтыми крестами на крыльях и фюзеляже и знаками свастики на хвосте. Основные войска к фронту через Одоев не проходили. Они двигались по Орловскому шоссе через Плавск и Щёкино.

В середине декабря на дороге Крапивна - Одоев вновь появились немецкие обозы, но теперь это были отступающие части, двигавшиеся на запад. Снова начались грабежи и насилие. Врываясь в дома, фашисты отбирали все теплые вещи, раздевали людей прямо на улице. Жителей выгоняли на расчистку дорог от снега, заставляли вытаскивать застрявшие повозки и автомобили. Иногда были видны группы полураздетых пленных красноармейцев, которые вместо лошадей вытаскивали на обледенелый подъем дороги от реки Упы немецкие фуры и пушки. Несколько автомобилей с имуществом скатились в овраг «Костелица», где были сожжены. Прошел слух, что фашисты уводят с собой молодых людей. Меня родители забинтовали и уложили в постель, как больного. Боясь заразиться, немцы больных не трогали. Заходя в дома, они говорили, что не отступают, а отходят на подготовленные зимние квартиры у Белева и Орла, а весной продолжат наступление на Тулу и Москву. К счастью, их планам не суждено было сбыться.

Одоев. Памятник кавалерии генерала БеловаВ ночь на 18 декабря части первой гвардейской кавалерийской дивизии генерала В. К. Баранова вышли к Крапивне, где немцы уже начали поджигать дома. В это время второй кавалерийский полк майора П. И. Зубова и 131-й кавполк подполковника И. Е. Кушнира обошли Крапивну и повели наступление на ее западную окраину, в тыл врага. Неожиданно на помощь конникам пришли местные партизаны. Они переправились через р. Упу и ударили по немцам с севера. Не успев сжечь поселок, фашисты побежали, понеся большие потери.
Ваше имя, 17.01.20 22:50
Олегу: Это цитаты из дневника человека, который вряд ли точно знал о событиях в Туле. В них больше чувств. чем исторических фактов. Конечно,  в Тулу немцы не вошли, им этого не дали сделать, но под Тулой стояли. Мой дед был в рабочем полку, отец подростком - во втором эшелоне, бабушки и мама -тоже подросток - рыли окопы.   Знаю об обороне Тулы из их скупых рассказов.  Но они куда как глубже доставали до сердца, чем любые чётко исторически выверенные факты. И об эвакуации заводов ( точных дат не называли), и о тяжелейшей работе тех, у кого была бронь ( дед шатался от хронических недосыпа, голода и пахоты в ледяных цехах по 16-18 часов). Однажды бабушка выменяла в деревне под Тулой на крепдешиновые платья стакан соли, и дед его практически весь съел, его ноги превратились в тумбы.  А ещё , когда снаряд попал в какой-то склад в Туле, из хранящихся там бочек выползла томатная паста, и все, кто об этом узнал, ползали и сгребали её вместе с землёй. И слизывали. Вспоминать о войне не любили, только ходили в храм Димитрия Салунского помолиться за погибших и тех, кто недолго жил после войны.  А среди последних было немало "счастливчиков", получивших "бронь" для трудового фронта. Поэтому, вставая в ряды Бессмертного полка, я несу портреты родных мне людей как воевавших на полях сражений, так и обеспечивавших бойцов оружием и патронами. И это справедливо.
Ваше имя, 18.01.20 13:37
Прекратите глумиться над памятью народа-героя! Девочка, о каком дневнике ты говоришь? Прочти исторические документы.
Ваше имя, 19.01.20 23:49
Добрая память и злоба с непримиримостью , которую проявляет знаток истории к подростку, - понятия несовместимые. Ужо вам!
Наши партнеры
Реклама