Четверг 09 июля

Тульские дети: береги жизнь смолоду

Назад

27 Декабря 2019 06:48

 3
Бремя власти

Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ

Фото: vogazeta.ru

23 декабря в Новомосковской больнице скончался 15-летний школьник из Узловой. В больницу его доставили с тяжелейшей черепно-мозговой травмой. Врачи сделали всё, что могли, но спасти мальчика не удалось. По факту смерти СУ СКР по Тульской области возбудил уголовное дело по статье «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». 

Известие о трагической гибели подростка вызвало бурную реакцию в соцсетях. Жители Тульской области соболезнуют родителям и обсуждают версии случившегося.

По одной из них, мальчик пришел после школы, отправился на прогулку с собакой. Вернувшись, почувствовал себя плохо и будто бы сказал родителям, что упал. Родители вызвали «скорую»…

Версию с неудачным падением, в результате которого подросток получил смертельную травму, исключать нельзя — ровно так же, как и любую другую. Однако большинство пользователей соцсетей считают, что причина случившегося — драка после занятий в школе по пути домой, что именно тогда парнишка получил роковой удар по голове, который «сработал» через некоторое время, как бомба замедленного действия.

Как сообщает ТК «Первый Тульский», в школе, где учился подросток, объявлен траур, новогодние концерты отменены, к фотографии погибшего несут цветы одноклассники и педагоги. В настоящее время ведутся следственные действия, и мы надеемся, что правоохранительные органы найдут ответ на вопрос, что же на самом деле произошло в тот день…

Все мы понимаем, что пацаны на то и пацаны: они всегда дрались во дворе, при всех строях и режимах — из-за девчонок, сломанного велосипеда, неудачной шутки. Причин — множество. Но когда итогом ребячьего конфликта становится смерть, нужно делать выводы. Когда такие трагедии происходят, вновь возникают вопросы: хорошо ли на самом деле мы знаем своих детей — чем они живут, с кем дружат, кого ненавидят, чего боятся? И самый главный вопрос: что нужно делать, чтобы предотвратить беду?

Возраст риска

— Подростковый возраст — возраст особых рисков, особенно для мальчиков,— говорит уполномоченный по правам ребенка по Тульской области Наталия Зыкова.— Так было всегда, но сегодня психологи отмечают повышение общего уровня агрессии. В настоящее время в нашей стране и в Тульской области в частности в подростковой среде существуют субкультуры, в которых поощряется жестокость, драки — с размещением видео в соцсетях…

Наталия Алексеевна в первую очередь имеет в виду так называемых офников. Изначально это движение возникло среди футбольных фанатов, и его название происходит от «околофутбола». Однако со временем субкультура офников стала забывать о «спортивной» теме. При этом сохранила свои символы и дресс-код: черные футболки со странными надписями, подвернутые джинсы, камуфляжные панамы и т. д. Но главное — организованные драки, или «забивы». Группы офников договариваются о «забиве», снимают его на видео, распространяют в соцсетях и получают «лайки». Самое печальное, что больше всего «лайков» набирают сцены, отличающиеся особой жестокостью. Удар ботинком по голове лежащего противника — один из фирменных знаков офника, говорящий о его особой «крутости»…

— В Тульской области тоже есть эти группировки,— рассказывает член Совета отцов Тульской области Владислав Легостаев.— Был случай в Алексине, когда местные офники разместили видео с таким ударом. Этим делом серьезно занимались правоохранительные органы, проводились беседы с одним из участников группы, на такой я присутствовал — и понял, что эти ребята просто не осознают возможных последствий своих действий, не понимают, что могут нанести серьезный вред здоровью своего ровесника…

Одна из группировок офников обычно тусуется в центре Тулы, у крупного ТРЦ, но она как раз помнит о своем футбольно-фанатском происхождении и обычно активизируется в дни проведения в нашем городе знаковых матчей. Подавляющее большинство участников движения — мальчики 13–17 лет. Девочки среди офников тоже встречаются, чаще в качестве наблюдающих за событиями и снимающих их на телефон.

Жизнь в соцсетях

Офники — не единственная беда, с которой может столкнуться современный подрастающий ребенок. «Группы смерти» в соцсетях, буллинг, то есть травля в школе или в интернете…

— В 2018 году мы проводили анонимный опрос в школах, и он показал, что сегодня около 99% детей активно пользуются соцсетями, имеют свои аккаунты, интенсивно общаются,— продолжает В. Легостаев.— Они там фактически живут, поэтому специалисты рекомендуют родителям чаще интересоваться, с кем переписывается их ребенок, на какие сайты заходит, в каких чатах сидит…

Допустим, родители открыли страничку ребенка, увидели то, что их встревожило, поговорили, поняли, что беседа уже не помогает. Что дальше?

— Обращаться к детским психологам — в первую очередь к школьным. Если родители им не доверяют, а такое бывает, всегда можно прийти в детский центр психологической помощи — они есть практически в каждом районе. В Туле — «Валеоцентр» и «Преображение». Там работают очень компетентные специалисты,— отмечает Наталия Зыкова.

В отдельных случаях стоит прийти на консультацию к детскому психиатру. Многие этого боятся: мол, ребенка поставят на учет, это отразится на его будущем… Но ведь таким образом родители лишают ребенка права на медицинскую помощь, и уж это точно повлияет на его будущую жизнь…

— Родителям следует помнить, что мы работаем строго в рамках Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантии прав граждан при ее оказании»,— подчеркивает врач-консультант тульского областного психиатрического диспансера Александр Козлов.— И в этом законе даже нет слова «учет». Есть понятие «наблюдение» — диспансерное для тяжелых случаев и консультативное. Так что страхи эти безосновательны. Да, в медицинской карточке отметят факт визита к врачу-психиатру, но в будущем это не повлечет автоматического ограничения каких-либо прав — например, на вождение автомобиля. Так как по закону любые ограничения, даже для больных с серьезными диагнозами, пересматриваются не реже, чем раз в пять лет…

Откровенно обо всем

По словам Александра Александровича, проблем у современных детей много, в каждом возрасте — свои. Они возникают либо по причине собственно болезни, либо — под воздействием внешних факторов, как, например, интернет-зависимость. В последние годы выросло количество детских депрессий, причем в большей степени у девочек, чем у мальчиков. Часто тяжелых, заканчивающихся попытками суицида. Всё это можно и нужно лечить, тем более что сегодня существуют эффективные препараты, и иногда достаточно одного курса, чтобы привести психику ребенка в порядок…

— И комиссии по делам несовершеннолетних наши родители обычно боятся, несмотря на то, что сотрудники этой структуры работают с каждым случаем корректно, внимательно, ответственно,— говорит Наталия Зыкова.— Если вы видите, что ребенок вовлечен в криминальную группировку, надо обязательно обращаться в правоохранительные органы. Ведь ваш сын может стать либо жертвой, либо виновником трагедии. И это гораздо хуже, чем быть поставленным на учет в ПДН при УМВД. К слову, если это случилось и вы с таким решением не согласны, его всегда можно опротестовать в суде. В конце концов, есть прокуратура, другие надзорные органы, аппарат уполномоченного по правам ребенка…

Наталия Зыкова убеждена: обо всех проблемах и рисках, с которыми сталкиваются дети, надо говорить с ними и с их родителями открыто и честно. Лучше — лет с 11–12, ведь сегодняшнее поколение взрослеет быстрее предшествующих.

В нашем обществе сильна привычка замалчивать отдельные неприятные темы. Считается, что таким образом мы оберегаем ребенка от того, чего ему знать не следует. Инфантильная позиция: ребенок всё равно узнает — от ровесников или из интернета, но взрослых при этом рядом с ним уже не будет. Они спохватятся позже — дай бог, чтобы не слишком поздно.

Наши партнеры
Реклама