Понедельник 28 сентября

Золотой фонд ОПК

Назад

18 Августа 2017 00:00

 0
Юбилей/Праздник

Автор: Тамара ГОЛОВИНА

Фото: пресс-службы АО "КБП"

Один из лидеров оборонной отрасли страны — АО «Конструкторское бюро приборостроения им. академика А. Г. Шипунова» — готовится отметить 90-летний юбилей.

А. Г. Шипунов, чье имя носит Конструкторское бюро приборостроения, всегда делал ставку на творческих высокоинтеллектуальных специалистов, в первую голову — на неординарных разработчиков. Профессионалов. В конце прошлого века, когда оборонка практически лишилась госзаказа, задачей номер один для Шипунова стало сохранить костяк коллектива КБП, уникальных конструкторов. Без них, без элитного фонда отрасли, генераторов передовых идей, у предприятия не было бы будущего. Совсем без потерь обойтись, конечно, не удалось, но главные силы сохранили, а для подпитки кадрового потенциала вели серьезную работу с ведущими техническими вузами страны по подготовке специалистов, и был создан учебный центр на базе КБП. Сегодняшний рассказ — о людях, которые составляют тот самый кадровый костяк, что больше всего ценил академик Шипунов, о тех, кто неразрывно связан с КБП десятилетиями и чьи идеи, труд и опыт укрепляют оборону страны.

«КБП для нас — это всё!»

Именно так выразил свое отношение к родному предприятию каждый из четырех моих собеседников, отвечая на вопрос, что для них КБП. Любимая работа, творческий поиск, одержимость в деле, азартное ожидание результатов труда, мозговые штурмы… Как сказал ведущий конструктор Николай Васильевич Овчелупов, разработчик ждет результатов испытаний своего детища, как огородники — урожая со своей грядки.

Трудовая судьба Николая Васильевича типична для КБП. На это ведущее тульское предприятие ни в какие периоды его истории абы какой молодой специалист попасть не мог. Отбирались лучшие из лучших выпускников вузов, но и они просеивались сквозь сито испытаний на глубину знаний, умение творчески и логически мыслить, способность работать в команде на нужный результат, отстаивать свои идеи. Николай Овчелупов с детства, по его словам, «увлекался железками», радиоделом, моделированием. Окончив школу, сразу в институт поступать не стал, решив поддержать свою семью материально,— один год работал электрослесарем на Первомайской ТЭЦ. А потом легко поступил в МФТИ, престижный столичный вуз. Его курсу читал лекции младший Капица, Сергей Петрович. Можно не сомневаться, что уровень приобретенных знаний был высок. Только знания в области низких температур тульскому студенту оказались не очень интересны, его больше манила техника.

И после третьего курса Н. Овчелупов перевелся в Тульский политехнический институт. По его окончании в 1974 году был приглашен на работу в КБП как перспективный молодой специалист. Ведущие сотрудники предприятия, в том числе и такие именитые, как А. Г. Шипунов и В. П. Грязев, вели занятия в политехе и могли оценивать интеллектуальный потенциал студентов. Так, на курсе Овчелупова преподавал Е. Е. Шорников, возглавлявший отделение КБП, занимающееся разработкой рулевых приводов, систем электропитания, стабилизации и наведения боевых машин. Он-то и стал инициатором распределения выпускника Николая Овчелупова в свое отделение. И Николай Васильевич его выбор оправдал.

Ему до сих пор — спустя 43 года после прихода в КБП — интересно работать, решать всё новые и новые задачи, которые востребованы временем и современными вызовами. Николай Васильевич считает, что он обязан своим становлением как разработчик прежде всего руководителю и генеральному конструктору КБП Аркадию Георгиевичу Шипунову. Его быстрый, острый и одновременно необычайно глубокий ум мгновенно оценивал суть идеи и, если она того стоила, четко определял вектор ее развития. Случалось, вспоминает Овчелупов, начальство тормозило творческие процессы. Тогда к Аркадию Георгиевичу посланником от конструкторов отправлялся с эскизами и расчетами начальник творческой группы Игорь Михайлович Зыбин. Шипунов его уважал за профессионализм и новаторство, но, главное, моментально схватывал идею и давал добро на ее раскрутку. Помогал и в поисках ответов на, казалось бы, неразрешимые задачи.

— В начале уже этого века,— рассказывает Николай Васильевич,— случился с одной из наших разработок некий казус. Изделие в работе не обеспечивало в необходимой степени должных характеристик. Аркадий Георгиевич вызвал к себе ведущих специалистов по направлению — И. В. Степаничева, В. С. Фимушкина и вашего покорного слугу, поставив задачу исправить недоработки в кратчайшие сроки. Сутками пахали, но результат превзошел ожидания. За восемь месяцев, вместо нескольких лет, была разработана и доведена до серийного производства принципиально новая, значительно более современная конструкция отсека управляемой ракеты. Шипунов, по его выражению, «крепко солил», но это мобилизовало коллектив на качественную работу, поддерживало высокий имидж КБП.

КБП для меня — всё: и работа, и хобби, и творчество, и, если хотите, удовольствие. Мне интересно искать неординарные ходы в решении сложных задач, видеть результаты своего труда в опытных образцах, на успешных испытаниях. Кстати, поэтому я, как и многие мои коллеги, остался на предприятии в сложные 90-е годы. Задел разработок был большим, хотелось довести их до ума, невозможно было оставить начатое. Считайте нас одержимыми, но это хорошее качество, без которого невозможно идти вперед…

Н. В. Овчелупов — дважды лауреат премии имени С. И. Мосина, лауреат премии правительства России, «Инженер года», имеет звание «Заслуженный ветеран труда КБП»…

Как два месяца 45 годами обернулись

Коллега Николая Васильевича — ведущий конструктор Николай Сергеевич Голованов — тоже работает в отделении 8. Вот уже 45 лет!

Во время его учебы в Тульском политехническом институте на престижном факультете САУ на старших курсах специальные дисциплины преподавали ведущие специалисты КБП: начальник отделения 8 Евгений Ефимович Шорников, ведущий конструктор Игорь Михайлович Зыбин. Они заметили одаренного студента и пригласили на преддипломную практику во вновь созданное отделение 8, которое в то время возглавлял Е. Е. Шорников.

После защиты диплома по специальности «Автоматические приводы» Н. Голованов остался работать в отделении 8. Там как раз занимались тематикой в рамках его специальности — приводами.

— Начинал я работать в группе Игоря Михайловича Зыбина конструктором. Думал, и впрямь пообкатаюсь несколько месяцев конструктором — и буду себе искать другую работу, связанную с расчетами, проектированием.

— Задержался здесь на всю жизнь,— смеется Николай Сергеевич.— Наставники были хорошие: и начальник отдела Владимир Михайлович Прошин, и начальник отделения Евгений Ефимович Шорников. А вон как затянуло! Понравилось, а главное, мне конструкторская работа по душе, всегда интересно. Есть над чем голову поломать, как в шахматах с достойным противником…

Николай Голованов рос в деревне Александровка Чернского района, которой теперь и на карте нет. Оканчивал восьмилетку в сельской школе, именно там научился не по-детски серьезно играть в шахматы. Сражался — чаще всего до своей победы — с сыном учителя, оттачивая умение мыслить логически и нестандартно. Ценное качество для талантливого конструктора — искать новые ходы в решении сложных задач. Он и сейчас, по оценке Н. В. Овчелупова, шахматист знатный. Впрочем, как и разработчик.

Оканчивал среднюю школу Н. С. Голованов в Туле, учился легко, предпочтение отдавая точным наукам. В политех при конкурсе на место в 15 человек прошел с запасом по баллам. Легко ему давалась учеба и в вузе. Естественно, что его распределили в КБП.

— Сейчас, конечно, систему школьного и вузовского образования нужно корректировать, концентрировать процессы обучения на главных для развития логического, творческого мышления знаниях. Молодые специалисты часто скованы в выражении мыслей, поиске идей. А труд разработчика — это прежде всего творческая раскованность в сочетании с глубокими знаниями и пониманием современных задач. Но учим молодых, переучиваем, делаем ставку на тех, кто стремится повышать свой уровень, у кого хорошее пространственное мышление и кому не чужд творческий поиск. Понимаем, что от нового поколения зависит, как будет развиваться КБП. А мы хотим ему процветания… Успех разработки сложных изделий зависит не только от конструктора, но и от участия и опыта других специалистов: инженеров-исследователей, конструкторов и руководителей. Большая заслуга в моей успешной работе принадлежит руководителям В. С. Фимушкину, В. В. Артюшеву и определилась сотрудничеством с высококлассными разработчиками А. А. Новиковым, В. В. Осиповым и многими другими конструкторами.

Надо сказать, что дочь Н. С. Голованова, Ю. Н. Куненкова, работает в КБП заместителем начальника конструкторского отдела стандартизации. А сам Голованов, случись ему начать всё по новой, опять поступил бы в политех и пришел работать в КБП, которому служит верой и правдой уже почти полвека.

Н. С. Голованов — лауреат Государственной премии России, лауреат премии Ленинского комсомола, дважды лауреат премии имени С. И. Мосина, имеет звание «Заслуженный ветеран труда КБП». А еще он удостоен ордена «Знак Почета» СССР.

Испытано на себе

Когда звучит слово «испытатель», открывается множество смыслов — высокий профессионализм, большой опыт, глубокие знания, быстрота реакции, отвага и даже романтика… Но прежде всего тот, о котором не принято говорить, поскольку этот смысл и главная суть профессии не любит высокопарности. Это труд — тяжелый, подчас в сложных условиях, требующий колоссальной сосредоточенности, умений и напряжения моральных и физических сил.

Всякое случалось у Владимира Ивановича Колотилина за 38 лет работы инженером-исследователем. Но ни разу у него не возникло мысли уйти из профессии, оставить своих коллег, которые выше всех благоприятных для тела и ума условий ценят свой профессиональный непокой.

Туляк, со школьных лет увлекающийся спортом (первый разряд по волейболу) и техникой, поступил в 1973 году на машфак тульского политеха на специальность «Двигатели летательных аппаратов». Учиться было интересно, особенно на машфаке, который, по мнению его выпускников, лучше всех. Нет ничего удивительного, что молодого специалиста Владимира Колотилина пригласили в КБП, тем более что в 1978 году он работал над дипломом в отделе огневых и стендовых испытаний предприятия. Туда же в 1979 году он и пришел. Навсегда. Отрабатывать изделия, перенимая опыт у старших коллег в решении как стандартных, так и нестандартных задач, а подчас даже, по заданию А. Г. Шипунова, и некоторых полигонных в условиях экспериментальной базы предприятия. А. Г. Шипунов перед испытателями и конструкторами ставил задачи проводить в условиях предприятия максимум экспериментальной отработки образцов, тем самым сокращая объем дорогостоящих полигонных испытаний и общее время на отработку изделий. Испытывали опытные образцы ракетного, артиллерийского, огнеметно-гранатометного вооружения. Работа шла, если этого требовала ситуация, и днем и ночью, при любых погодных условиях без перерывов на зной, мороз, осадки.

Конечно, отсутствие нормальных бытовых условий, открытое небо вместо крыши, сложность задач и необходимость принятия подчас нестандартных решений отсеивало тех, кому по складу характера ближе только кабинетная работа. Зато в отделе, которым Владимир Иванович руководит с 1999 года, собралась достойная команда специалистов высокого уровня, умеющих слаженно трудиться на нужный результат. Это исключительно люди дела, которым чужды по их духу и мировоззрению бумажная волокита, бюрократизм в составлении бесконечных отчетов и справок, не касающихся испытаний, мелкие интриги и проявление лени. Здесь работают люди, сочетающие в себе конструкторские знания и умение мыслить творчески с производственными навыками, смелостью брать на себя непростые решения.

— А. Г. Шипунов считал, что КБП стоит на трех китах: прорывных конструкторских разработках, четко налаженном опытном производстве и качественном проведении испытаний изделий с последующей, если это требуется, корректировкой характеристик,— говорит В. И. Колотилин.— К развитию в КБП серийных производств Аркадия Георгиевича подтолкнула ситуация 90-х годов. Были созданы «Тула 50», «Щегловский вал». Помню, как Шипунов рассказывал о разговоре с разработчиком подводных лодок Спасским. Тот завидовал нашим изделиям: мол, их небольшие габариты позволяют наладить локальный серийный выпуск продукции на предприятии, а по лодкам КБ без заводов не обойтись. Только вот за разработки денег эти заводы, как правило, не платили. Но, несмотря на развитие в КБП своего производства, Аркадий Георгиевич главные акценты делал на проведении НИОКР. И испытательное звено было одним из трех китов, он ему придавал огромное значение. Шипунов сумел связать все структуры КБ в неразрывный узел. И даже военная приемка работала в команде, не указуя, а помогая решать вопросы по улучшению качества и совершенствованию разработок. Такая политика способствовала созданию современного, часто не имеющего аналогов в мире оружия. Эти традиции в КБП продолжают и сегодня. И за большими задачами не забывают о людях.

Нам повезло поработать, поучиться у тактика и стратега А. Г. Шипунова, технаря от бога В. П. Грязева, талантливейшего инженера и хорошего товарища В. П. Тихонова… Я с благодарностью отношусь к тем, кто щедро делился со мною, еще молодым специалистом, опытом и знаниями. В. Ф. Зотову, начальнику отдела, Шипунов поставил задачу создать серьезную испытательную базу. И Вольдемар Федорович ее выполнил, сплотив коллектив, мобилизовав его на не просто продуктивную, но и самоотверженную работу. Мы не считались со временем, научились справляться с нестандартными ситуациями, которые в нашем деле, конечно, могут быть.

Люди в отделе всегда работали и работают стоящие. Об А. Г. Завальнюке, Г. М. Поварове, И. В. Дивавине надо говорить не только как о высококлассных исследователях, но и о стержневых для коллектива людях. А сейчас заложенные ими традиции продолжает талантливая молодежь, не чурающаяся работы под открытым небом в любую погоду, ясно мыслящая и знающая. Я уже говорил, что инженеры-исследователи — это еще и конструкторы, и технологи, и рабочие высокой квалификации. Как говорил Шипунов, «конструкторы — это голова, производственники — руки, а испытатели — вместе взятое».

Это верно. С причинами отказа, когда они случаются, разбираемся с конструкторами и производственниками все вместе и так же вместе доводим изделие до ума. Однажды на Ковровском заводе изделие, изготовленное по разработке КБП, не полетело, так мы — и конструкторы, и испытатели вместе с заводчанами — полтора месяца головы ломали, в чем дело. А когда разобрались, то конструкцию значительно улучшили.

То, что работа инженера-исследователя сложна и ответственна, понимают и те, кто давно в профессии, как, например, ведущий инженер-исследователь А. Н. Большаков, и те, кто гораздо моложе нас, ветеранов, но уже состоялись как знающие специалисты: Р. В. Ситник, А. В. Козлов, А. А. Козлов… Команда в отделе сплоченная, в ней около 40 человек, они, как в поговорке, один за всех и все за одного.

И еще не могу не сказать о прекрасной половине нашей команды, часто служащей примером в деле для половины сильной. Особенно хочу отметить ветеранов Н. А. Шалимову, Т. П. Харлампиеву, В. В. Стрельникову, находящихся на заслуженном отдыхе, но поддерживающих связь с нами, помогающих советами и делом…

Остается добавить, что сын Владимира Ивановича Александр Колотилин тоже работает в КБП. Конструктором. И это говорит о многом, если не обо всем. Для Владимира Ивановича работа, по его словам, это и есть жизнь. Он радуется развитию КБП и желает предприятию процветания как для блага Родины, так и для перспективного будущего сына, а возможно, и внуков. Начало династии уже положено.

Кому доверяют «Панцирь»

А. Г. Шипунов, говоря о «Панцире», предрекал изделиям по этой тематике долгую жизнь, на десятилетия. С ним абсолютно согласен Владимир Михайлович Донцов — заместитель начальника отдела, занимающегося разработками ЗРПК и его модификаций. В Конструкторское бюро приборостроения Донцов пришел уже состоявшимся специалистом в 1982 году.

Владимир Михайлович родился в Грузии в семье военного, в школе учился в Германии, но последнюю четверть оканчивал уже в Туле. А еще он занимался на подготовительных курсах в МГУ. Высшее образование тяготеющий к точным наукам Владимир получал в Московском авиационном институте, затем по распределению работал на Омском электромеханическом заводе. Спустя три года вернулся в Тулу, устроился работать в КБП.

Начальником отдела, в котором он трудится по сей день, 35 лет назад был Л. С. Шлесберг, а отделения — П. С. Комонов. Они «быстро и толково», по выражению Донцова, сумели направить его устремления в нужное русло. Затем он работал под началом В. И. Образумова. С ним и ходил на доклады с техпроектами к Шипунову: у Аркадия Георгиевича была практика приглашать вместе с руководителями подразделений исполнителей, прежде всего разработчиков. Он их внимательно слушал, оценивал конструкторскую хватку и компетентность, умение отстаивать свои проекты. Шипунов считал, что за того, кто не умеет четко и грамотно защищать свое детище, как за разработчика ломаного гроша не дадут. Идеи, если они чего-то стоят, нужно продвигать. Именно так поступали они с В. П. Грязевым, отстаивая свои первые пушки, именно так он сам защищал разработки КБП на всех уровнях.

Совещания у Шипунова были хорошей школой. Тогда только задумывался будущий «Панцирь». Велась разработка его прообраза. И у истоков этой работы посчастливилось быть и В. М. Донцову. Ему было интересно создавать новое, перспективное оружие, и этот интерес не ушел и сегодня. Он и находящиеся в его ведении подразделения в отделе занимаются разработкой, скажем так, «пищи для мозга» боевых машин, совершенствованием «извилин» их думающих и принимающих решения органов. Разработка программного обеспечения, систем «человек-машина», интерфейсов, ряда «думающих» блоков, экранов, оформление пультов наведения и наблюдения — это всё в компетенции отделений, курируемых Донцовым.

— Конструкторы ведут не только работы на перспективу,— поясняет Владимир Михайлович.— Бывает, мы быстро и качественно должны разрешить проблемы, возникающие неожиданно для нас самих в процессе испытаний или даже уже эксплуатации боевого модуля. Так, в качестве шасси для «Панциря» использовались машины на гусеничном ходу. Естественно, что «начинка» управления комплекса проектировалась с учетом габаритов и характеристик этих машин. Но вот незадача: в песках гусеницы оказались непригодны, зарывались в зыбучий грунт. Пришлось срочно переналаживать аппаратуру и ее компоновку под колесную бронетехнику. Уменьшать количество мест в машине, экранов, пультов… Колоссальная работа.

Помогает нам решать задачи обсуждение предложений, совместный поиск нужного направления в развитии тематик. А когда оно найдено, мы приступаем к разработке.

В отделе трудятся около 50 человек. Особо отметить хочу Н. П. Кулимова, Ю. Я. Марголина — они еще над «Тунгуской» работали, а сколько специалистов подготовили — уже и не сосчитать. Это наш золотой фонд. Есть очень одаренные специалисты и среди молодых сотрудников. Например, программист А. А. Дмитриев, конструктор А. С. Семенихин.

Благодаря таким творческим, одержимым работой сотрудникам и эффективному менеджменту, КБП развивается, оставаясь на протяжении многих лет в числе флагманов ОПК. Сегодня это совсем другое предприятие, чем то, каким оно было 35 лет назад, когда я сюда пришел, разительно оно отличается даже от себя недавнего. Во-первых, и это главное, возвращается к самому себе по своему призванию и назначению — к разработке, созданию опытных образцов и испытаниям. И вместе с тем разительно меняется и внутренне, и внешне. Оно похорошело, помолодело, переоснастило отделы и цеха новейшим оборудованием, приросло современными зданиями и сооружениями. В 90 лет КБП снова молодо и полно сил. Процветания ему, всем нам, нашей стране на многие и многие годы…


Наши партнеры
Реклама