Четверг 24 сентября

Акцент на главное

Назад

02 Июня 2017 00:00

 0
Юбилей/Праздник

Автор: Тамара ГОЛОВИНА

Фото: пресс-служба АО "КБП"

Знаменитые разработки АО «Конструкторское бюро приборостроения имени академика А. Г. Шипунова» известны не только в России, но и далеко за ее пределами. Считай, любой туляк, спроси его об оружии, разработанном в КБП, назовет «Панцирь», «Корнет», «Конкурс», «Бережок», «Бахчу», пушки ГШ, пистолеты АПС, ПМ, ГШ… Перечислять наименования изделий предприятия укрепляющих оборонную мощь страны, можно долго. Но при этом важно знать, что КБП вместе с дочерними предприятиями сегодня — далеко не только разработчик высокоэффективного оружия, оно также способно осуществлять его серийный выпуск. То есть это предприятие замкнутого цикла по многим позициям.

Одни руки

Идея организации в КБП серийных производств принадлежит А. Г. Шипунову. Практически до нулевых годов предприятие (и это отвечало решаемым задачам) занималось почти исключительно разработками эффективных видов современного оружия, изготовлением его опытных образцов и их испытаниями. Успешное прохождение последних практически всегда означало постановку изделия на производство, которое шло при участии разработчиков, но, как правило, на предприятиях-смежниках.

Сложная ситуация с гособоронзаказом в 90-е годы прошлого века, побудившая КБП искать и находить пути поставки ряда разработок на внешние рынки, заставила переоценить отношение к производственной составляющей. Шипунов, всегда отстаивавший приоритеты КБП по разработке нового оружия и его модернизации, увидел в прежних подходах серьезную угрозу для экономики предприятия. Например, разработчики, давшие изделиям путевку в жизнь, по сути дела, оставались по итогам их продаж с носом — без вознаграждения. Доходы от экспортных поставок в основном шли в карманы производителю. Например, Курганмашзавод, выпускавший изделие КБП — БМП 3 (боевая машина пехоты),— заработал в свое время на международном рынке на поставках этого комплекса более 2-х миллиардов долларов. КБП, игравшее определяющую роль в создании машины, не получило почти ничего. Курганмашзавод за разработки не платил предприятию и 2-х процентов от продаж. Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения руководства КБП.

Соратники А. Шипунова, в первую голову те, кто занимался производственным блоком, с пониманием отнеслись к задачам куда более высокого уровня сложности. Их решение было поручено прежде всего первому заместителю генерального директора КБП Алексею Бутенко, начальнику производства Олегу Сажникову, а затем пришедшему на смену Сажникову Борису Клевенкову, до нового назначения прошедшему суровую и серьезную конструкторскую школу в КБП и знавшему цену доверия Шипунова. Аркадий Георгиевич умел разглядеть творческий потенциал специалистов и их возможности по решению неординарных вопросов. Но и спрашивал с них по всей строгости. То есть ответственность за новое дело на соратников возлагалась огромная.

— Если хочешь быть хозяином созданных тобою изделий, значит, должен быть от начала до конца разработчиком по комплексу, разработчиком и производителем основных комплектующих и головным выпускающим предприятием,— считал Аркадий Георгиевич.

«Щегловский вал», «Тула-50», ЦКИБ СОО и, конечно, производственная площадка самого КБП, которые интенсивно расширяются, реконструируются и строятся,— это результат определенного Шипуновым курса на развитие мощной производственной базы, осуществление одного из основных принципов знаменитого оружейника — всё должно быть в одних руках. Или, если это не всегда возможно, то с привлечением к изготовлению узлов и комплектующих изделий тех смежников, которые проверены десятилетиями совместной качественной работы и заслуживают доверия. В Туле сегодня это АО «АК „Туламашзавод“, ПАО „Тульский оружейный завод“, АО „Тулаточмаш“, АО ЦКБА…

Но вместе с тем, делая акцент на развитие дополнительных производственных площадок, дочерних предприятий (основное — «Щегловский вал»), Шипунов стоял на принципах сохранения конструкторским бюро своих основных позиций. Главным для него считал научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, изготовление образцов и их испытание. Но, конечно, изготовление это должно вестись на производственных площадках высокого современного уровня технологических возможностей.

Новые рубежи

Активное развитие собственных производственных площадок, являющих собою сегодня торжество технической мысли как по передовому мировому уровню современного оборудования, так и по высокому качеству подготовки обслуживающих это оборудование специалистов, стало еще одной визитной карточкой КБП. В последние два года развитие производства стоит в одном ряду с важнейшими конструкторскими разработками. Предприятие активно реконструирует существующие площади и строит новые.

— За 18 лет КБП проделало огромный путь по совершенствованию и приведению в соответствие с передовыми мировыми требованиями как опытных, так и серийных производств,— говорит директор по производству Б. З. Клевенков.— По многим позициям у нас осуществляется принцип замкнутого цикла, то есть изделие проходит все стадии — от разработки технологии изготовления, испытаний, постановки на производство до полного изготовления и отправки, скажем так, к месту службы. Сегодня продолжаем изготавливать как элементы ракет, так и ракеты целиком по противотанковой и зенитной тематике. Причем их размерный ряд очень широк — от небольших ракет, используемых сухопутными войсками, до ракет для ПВО. Продолжаем изготовление радиолокационных изделий, но вскоре эти работы будут вестись в «Щегловском вале», который активно строит и перевооружает цеха. И поэтапно ряд своих серийных производств КБП переведёт в них.

Также в числе производственных задач КБП — выпуск сложных оптико-электронных систем, блоков управления, гранат. И конечно, предприятие традиционно отрабатывает опытные образцы по шести основным направлениям конструкторской деятельности, в рамках всех наших тематик. Учтите, что номенклатура изделий при этом насчитывает сотни (!) наименований…

Существующие площадки, по словам Бориса Зиновьевича, перевооружаются комплексно и глобально, но без остановки производственных процессов. Так, механообработка оснащена, помимо станков с ПУ, также универсальным оборудованием, которое — и это я видела своими глазами на пока еще не реконструированных участках — находится, стараниями служб главного механика и энергетика, в прекрасном рабочем состоянии.

Станков новейшего поколения уже порядка 150 единиц. В новом огромном, полном света и воздуха цехе они выстроены в безупречные линии, являющие собой образец современной культуры производства. Такой цех — с высоченными потолками, современной системой вентиляции, широкими проходами, удобными бытовками, комфортной для работы температурой — скорее напоминает холл гигантского санатория, оснащенного компактной, красивой и умной техникой.

Мне, выпускнице политеха 70-х годов прошлого века, цех, оснащенный новейшим оборудованием, далеким по внешнему виду от старых, плюющихся маслом и колкой стружкой универсальных станков и бухающих, словно молотом по голове, прессов, действительно кажется чуть ли не пришельцем из неведомого, высшего по разуму мира. А для управляющих машинами с ЧПУ молодых рабочих в них нет ничего необычного. Специалисты, получившие современное образование и пополнившие профессиональные навыки или в учебном центре КБП, или с помощью опытных наставников в цехе, легко разбираются в сложных технических заданиях и «беседуют» с продвинутой техникой на «ты». Да еще как беседуют…

Например, профессионалы из КБП постоянно в числе победителей областных соревнований рабочего мастерства. Да что там областных! Оператор станков с ПУ — токарного и фрезерного — А. Швыдков стал первым среди лучших станочников России в 2016 году. Причем и второе место тоже у токаря из КБП — В. Серебрякова.

— Сложное техническое задание, требующее для изготовления изделия на токарном оборудовании с ПУ осуществить множество непростых переходов, мне удалось выполнить практически безошибочно, опередив всех соперников,— говорит Андрей Швыдков.— Уровень подготовки специалистов здесь очень высок. Пришедшие работать на предприятие приобретают необходимые трудовые навыки в учебном классе, а по месту работы за ними закрепляются наставники. Я в КБП работаю уже шесть лет после окончания Тульского государственного технического колледжа. Пришел сюда на практику, во мне увидели перспективного специалиста, доверили работу на станке с ЧПУ. Теперь не только доверие оправдываю, но и сам уже наставник. Причем за помощь новичкам наставников поощряют материально. Молодым ребятам, впрочем, как и опытным специалистам, работать в новом цехе и комфортно, и интересно. Постоянно что-то новое…

О том, что в цехе их практически всему научили, говорили операторы станков с ПУ А. Басенко, А. Лактюхин. Они благодарны своим наставникам М. Матюшину, Ю. Кулябичеву и считают, что, работая на оборудовании столь высокого уровня, можно достичь такого же уровня мастерства.

А. Зенякин, заместитель начальника механообрабатывающего цеха, не скрывает гордости за высокую квалификацию работников, за проведенное на высочайшем уровне техперевооружение.

— Такое оборудование требует бережного подхода. Для работы на нем выбираем лучших из практикантов, приходящих в КБП. Знающих, сметливых, работящих. А довести их умение до требуемой степени мастерства — это уже наша задача,— говорит Алексей Александрович.— Конкурсы рабочего мастерства, наряду с инженерными, обязательно проводятся на предприятии ежегодно. В этом марте, например, в них участвовали 120 человек. В их числе и наши рабочие — они без призовых мест не остаются…

А. Зенякин и начальник отдела производственных мощностей П. Андрианов, знакомящие нас с цехами, показывают масштабное перевоплощение площадок КБП в современные участки и цеха. Это — реальность, открывающая перед предприятием куда более широкие, чем прежде, перспективы развития.

— За первым новым цехом механообработки площадью 2,5 тысячи квадратных метров уже в этом году будет запускаться в производство второй. Его оснащение и подбор квалифицированных кадров позволят решать необходимые современные технологические задачи по серийному изготовлению ряда изделий КБП, а также многократному увеличению объёма по опытно-конструкторским работам,— рассказывает директор пр производству Борис Клевенков.— На очереди — третий корпус сборочного цеха, строительство которого начнётся в этом году. В результате освоения новых площадок перебазируем часть оборудования из старых цехов с тем, чтобы и в них провести масштабную реконструкцию. Сегодня производственная деятельность КБП выходит на уровень крупных предприятий, лидеров отрасли. В ней заняты порядка 3000 человек. Только технологов — профессионалов своего дела — 250, и они загружены работой на полную катушку. Эти специалисты очень востребованы…

А. Г. Шипунов, считавший, что интенсивное развитие — залог стабильного будущего, направлял львиную долю вырученных от реализации продукции средств на расширение и организацию новых производственных площадок, создание мощной учебной базы как в самом КБП, так и в сотрудничестве с образовательными учреждениями. Его выражение, которое на предприятии знают все — «Прожрать можно всё»,— стало эпиграфом к началу перехода от опытного производства к серийному. А проходил этот путь через создание новых дочерних предприятий — «Щегловский вал» и «Тула-50», а также сохранение под крылом КБП такой исторически важной для разработки и изготовления стрелкового оружия структуры, как ЦКИБ СОО, и, конечно, организацию новых и реконструкцию существующих производственных площадок на головном предприятии. В 2017 году, юбилейном для Конструкторского бюро приборостроения, работа, начатая при Шипунове, обрела новое воплощение в современных цехах, преображенной территории, строительстве стильных и комфортных для работы зданий, элегантных по внешнему виду и многофункциональных проходных…

Техническое переоснащение производств ведется как из собственных средств предприятия, так и за счет бюджета по федеральной целевой программе. Обе составляющие очень важны для КБП, которое, следуя заветам А. Г. Шипунова, не «прожирает» доходы, а развивается и строит свое будущее.

И сегодня основная задача КБП, как и было определено исторически,— сконцентрированность на традиционной деятельности: «прорывных», по выражению Шипунова, разработках оружия, научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах и испытаниях опытных образцов. Для этого создана и продолжает создаваться высокоэффективная база и готовятся профессиональные инженерные и рабочие кадры, достойные знаменитых оружейников и соответствующие уровню таких рабочих спецов, как А. Швыдков (и даже выше).

О глазах, сердцах и гранатовом песке

С любовью и образно производственники пытаются донести до журналистов главное о своем деле, без которого невозможно обеспечить надежность и безотказную работу ни одной умнейшей машины, разработанной в КБП.

Павел Андрианов, возглавляющий отдел производственных мощностей, ведет нас дальше на участки, в которых, если бы не пояснили, невозможно даже технарю с ходу узнать гальваническое производство, где на высоком современном уровне изготавливаются печатные платы.

— На этом участке осуществляются так называемые «мокрые процессы» получения топологии двухсторонних печатных плат,— рассказывает Андрианов.— Оборудование новое, изготовлено в Санкт-Петербурге в рамках программы импортозамещения. Специалисты-гальваники — опытные и знающие, коллектив — спаянный. Как, впрочем, и всюду в КБП…

Знакомство с новыми площадками продолжалось на участке гидроабразивной резки. Анатолий Старухин, главный инженер производства, честное слово, удивил вначале рассказом, а затем и показом процессов, фантастических даже для меня, хорошо знакомой и по основной специальности, полученной в политехе, и по опыту работы на заводе со штамповочным производством и изготовлением заготовок с помощью вырубки и резки. А тут из листов, пластин, металлических плит толщиной от нескольких до 200 миллиметров с помощью гидроабразивной резки получают заготовки различной конфигурации практически филигранной точности. Водяные сопла диаметром 0,15–0,2 мм под высоким давлением с огромной скоростью выталкивают струю с гранатовым песком. Жидкость в сочетании с заокеанским абразивом по заданной на новейшем станке программе ювелирно вырезает из металла нужные формы. Темно-малиновые песчинки диаметром 0,05 мм обладают огромной прочностью и твердостью, сродни алмазу. Современные технологии!

Одна из четырёх машин предназначена для гидроабразивной резки прецизионных деталей разной толщины, таких, как фольга.

— Первую машину установили в 2009 году,— поясняет Анатолий Александрович.— А вот эту, предназначенную для очистки заготовок от ржавчины, окалины, мы приобрели в прошлом году. Обдирочные барабаны снабжены лепестковыми шкурками. Снимает машина заусенцы на заготовках, а значит, не нужны и слесарные работы. Современное оборудование освобождает работников от ручного труда…

Участок — удивительный еще и по культуре производства. Вроде бы грязная работа, а выполняет ее современное оборудование чисто. Как и вновь установленные электроэрозионные станки, которые призваны осуществлять сложнейшие операции по изготовлению пресс-форм и инструментов. Это дело раньше было доступно только высококвалифицированным станочникам-универсалам, в которых, как известно, испытывают большую потребность все без исключения машиностроительные и оборонные заводы Тулы.

К слову, высокая квалификация — обязательное требование к специалистам во всех сферах деятельности КБП. Например, о каждом человеке, работающем в цехах, можно смело сказать, что он — профессионал своего дела, поскольку без соответствующих знаний и умений оснастить боевые машины «интеллектом», «глазами» и «ушами» точно не удастся.

Н. Н. Андриянов, начальник цеха, работает в КБП с 1972 года. Начинал здесь регулировщиком радиоэлектронной аппаратуры, параллельно учился в Тульском политехническом институте. 45 лет на предприятии. Опыт, без сомнения, колоссальный. Он считает, что становление вверенного ему цеха во многом позволило достичь принципиально нового уровня разработок и изготовления боевых комплексов, обеспечив завершение замкнутого цикла.

— Мы вкладываем «извилины» в мозг боевых машин и открываем им «глаза». Прицелы на бронетанковую технику, блок головного зеркала, оптико-электронную систему для «Панциря», позволяющую ему определять цель, и многие другие «органы чувств» современных разработок оружия доводим до ума здесь,— рассказывает Николай Николаевич.

В цехе — как на подводной лодке. Всюду приборы, какие-то аппараты, похожие на перископы, оптические системы, на монтажных участках — загадочные «рисунки» электронных плат. Вот стенд, на котором настраивает необходимые параметры, проводит юстировку каналов, выверку их соосности испытатель Игорь Петров.

О новизне, необходимости постоянно совершенствоваться, перестраиваясь на решение нестандартных задач, говорят и старший мастер электромонтажного участка Мария Морозова, и монтажница Евгения Тагиева, и настройщик-регулировщик Александр Локтионов

— Сложная работа, скрупулезная, требующая огромного внимания,— рассказывают они.— Но она для нас значима. Для своей страны, для КБП и Тулы работаем добросовестно. А как иначе, если от нас во многом зависит качество работы прицелов и к «Панцирю», и к «Корнету», и к «Бахче», и к «Бережку», и к «Вихрю»… Ответственно, но вместе с тем интересно. Большое дело делаем, работая на оборонные задачи…

В цехе, как и на всём предприятии, не останавливаются работы по реконструкции, внедрению современного оборудования и его освоению. Новые испытательные стенды журналистам демонстрирует заместитель начальника цеха Павел Куличков.

Это вибростенды для проверки гироскопических систем и климатическая камера, в которой изделия тестируют на выдержку жарой и морозом. Температурные режимы в ней колеблются от +60 до — 50 градусов. Вибро- и климатические испытания максимально приближены к реальным условиям.

Тульское оружие с маркой ведущего предприятия ОПК России не имеет права на отказы и капризы. Недаром геройски проявившие себя в бою с террористами в Сирии спецназовцы, которых за подвиг награждал Президент России, не скрывали, что они молятся на оружие КБП. И этим всё сказано!


Наши партнеры
Реклама