Пятница 18 сентября

Наведение жира на бульон

Назад

07 Апреля 2017 00:00

 1
Общество

Автор: Татьяна МАРИНИЧЕВА

Вопросы о наличии продовольствия — самые насущные в 1917 году в Туле. Но проблема даже не в том, чтобы обеспечить продуктами город, в котором всё учтено и лимитировано — то есть по «карточкам». Хлеб нужен фронту. И не только хлеб, но и фураж для лошадей, которые оставались основной тягловой силой… «Тульская молва» подробно рассказывает об этом своим читателям.

Совещались. остановили

«В здании губернской земской управы состоялось совещание представителей кооперативных объединений по вопросу о разверстке овса и ржи и поставке их в армию.

Поставка ржи и овса в армию всеми кооперативами Тульской губернии принята.

Вчера, после совещания уполномоченных, приступлено к деятельности.

В отношении технических условий доставки зернового хлеба, между прочим, решено, что в поверстной доплате за доставку его будут принимать участие не только крупные, но и мелкие владельцы».

Как всегда: чиновники решили, ко-операторы одобрили, казалось бы, всё в порядке — приняли к исполнению. Но не так всё просто в русской жизни. В ней всегда есть место не только подвигу, но и таланту объехать на кривой козе все постановления.

Эта странная профессия — «засоритель»

«Какой-то французский писатель, кажется, Максим Дюкам, описывает „бизарные“ профессии Парижа» — вот так, с налетом эстетства, начинает тульский журналист свой фельетон. И тебе на французского писателя ссылается, и английским языком оперирует («бизарный» здесь — странный, причудливый), то есть словечка в простоте не скажет уже на первой фразе.

А речь-то идет всего-навсего про мошенников. Но заводит автор свою историю издалека.

«Есть такая профессия — наводчик жировых пятен на бульон. Орудие ремесла наводчика — плошка с жиром и гусиное перышко. Его ателье — кухня дешевого ресторанчика.

Прежде чем подать клиенту чашку бульона, гарсон подносит ее наводчику. Легкое прикосновение перышка — и поверхность бульона покрывается красивыми жировыми пятнами. И клиент с удовольствием ест бурду, не имеющую ничего общего с мясным наваром. Ест и нахваливает».

Далее оказывается, что в Туле тоже есть аналогичная профессия: засоритель зерновых хлебов.

«Скупщик покупает у крестьян по селам хороший и чистый ячмень. И призывает „засорителя“.

У засорителя под руками овсюг, различные хлебные отбросы, опилки и тому подобная дрянь. И вот прекрасный, чистый ячмень превращается в гнусную смесь зерна со всякой дрянью.

Засоренное зерно перевезено к скупщику, в его амбары.

Является уполномоченный:

— У вас ячмень есть?

— Есть, как же! Пожалуйте!

Уполномоченный берет пробу и пожимает плечами:

— Ниже кондиций, значительно ниже. Не могу принять. И откуда только такое зерно берется? Уму непостижимо!

— Так свободен ячмень?

— Конечно, свободен. Нам такой дряни не надо!

Скупщику больше ничего не нужно».

А суть аферы проста: доведенное до состояния «некондиции» зерно не заберут на военные нужды, по «разверстке», о которой торговцы договорились на городском совещании и под словами своими подписались. Оно останется в их руках.

Что же дальше?

«Освобожденное» зерно отправляется на мельницу, перемалывается в муку и продается.

Странные бывают на свете профессии!

Но самая странная — профессия потребителя, которому приходится есть бульон с наведенными жировыми пятнами и есть хлеб из тщательно и умело засоренной муки»,— завершает свой фельетон журналист «Молвы».

Торговец, таким образом, и зерно свое спас от разверстки, и барыши от продажи муки получил.

Читаешь фельетон столетней давности — и удивляешься, насколько всё вечно под луной. И какое распространение в современности получила «бизарная профессия засорителя»! Отдельным тульским мошенникам такой размах и не снился. Целая химическая промышленность. Но кстати…

Сегодня фактически мы все — «засорители».

«И доказательств никаких не требуется»,— как писал Михаил Булгаков.

Просто поднимите руку те, у кого в кухонном шкафу нет бульонных кубиков. Для наведения жировых пятен. На всякий «бизарный» случай.

Разрешение есть, а муки нет

«Из дверей городской управы вылетел на улицу, как бомба, местный житель.

В руке он держал клочок бумажки.

Счастливый и сияющий, он на вопросы окружающих радостно воскликнул:

— Пуд муки огреб!

Оказалось, что «счастливчик» выхлопотал себе разрешение на покупку одного пуда муки и теперь, как безумный, летел к городскому складу.

Однако, в складе его ждало разочарование.

Когда счастливчик предъявил разрешение, заведующий лавкой только покачал головой и ответил спокойно:

— Муки нет!

— Но ведь у меня разрешение! — недоумевал пришедший.

— Ну, что ж такое,— еще равнодушнее ответил управляющий,— а муки все-таки нет. Когда придет — получите!

«Счастливчику» оставалось удалиться из лавки».

Так что некоторым жителям губернского города даже засоренной муки не доставалось.

Наши партнеры
Реклама