Понедельник 21 сентября

Есть ли жизнь возле смерти?

Назад

04 Апреля 2017 00:00

 0
Город Т.

Автор: Светлана ИВАНОВА

Фото:  pikabu.ru

Каждому знаком кошмарный сон: ты ночью на кладбище. Мерещатся мертвецы, звуки леденят душу… Но есть люди, для которых в этом месте ничего пугающего, кладбище для них — источник существования, убежище и спасение. Мы отправились на ночные экскурсии по тульским кладбищам в сопровождении «сталкеров», чувствующих себя здесь как дома.

Таинственный морок

— Главное — не утонуть! — говорит сопровождающий Дмитрий.— Здесь везде может быть вода, она иногда не замерзает даже зимой…

Попасть на кладбище в Кочаках после заката оказалось не так-то просто. Центральный вход — под охраной. Приходится прокладывать путь со стороны перелеска.

Для Дмитрия ночное кладбище — своего рода рабочий кабинет. Он говорит, что чувствует себя здесь почти магом — добывает энергию для себя, творит волшебство, помогает людям.

— Энергия смерти и жизни идентичны,— разъясняет суть своей философии Дмитрий, пробираясь по тропке между оградками.— Обе эти силы идут рука об руку, поэтому, обращаясь к покойникам, можно спасти жизнь человеку…

В свете телефонного фонарика мир кажется еще более контрастным, графичным. Деревья и надгробия словно сошли с иллюстраций сборника стихотворений Эдгара По. Только ворона не слышно.

Зажглись свечи, дым от тлеющих трав покрыл всё вокруг серой пеленой — колдун начал свою работу. Он говорит на каком-то загадочном наречии, призывает покойников настойчивым «Приди!». Становится жутко. Вдруг в дыму появляется чей-то силуэт.

— Закурить не будет, ребят? — раздался голос из темноты.

— Держи, только не трогай тут ничего, пока свечи не догорят,— ответил Дмитрий, протягивая во мрак сигарету.

Всё в порядке. Никакой мистики нет, а есть простой бомж Женя, который ищет на погосте еду. Его история типична для жителей улиц. Случилось горе в семье, приложился к рюмке и не успел опомниться, как уже без квартиры и совсем один. О подробностях своей жизни ночной обитатель кладбища рассказывает неохотно, а только поглядывает на стакан с водкой, который на могиле оставил колдун в знак уважения к силам смерти. Слышится негромкое посвистывание, и бомж уходит обратно в леденящую ночь.

— Их тут много ходит,— комментирует Дмитрий.— За рвом, в самом начале Ясной Поляны, есть дом, где они живут, а тут что-то типа столовой и работы. Они оградки пилить любят на металлолом, а это уже вандализм, статья…

Не такие, как все

— Ну, ты где есть? — слышится в телефоне.— Хорошо, давай на ангеле встретимся…

«На ангеле» — самое популярное место Всехсвятского кладбища. Идти до него недолго, сложно заплутать, к тому же дух захватывает от красоты полуразрушенного надгробия со статуей ангела. Рядом, как обычно, полно пустых бутылок, сигаретных пачек и «бычков».

Сотрудники Тульского историко-архитектурного музея по Всехсвятскому водят настоящие экскурсии, иногда они случаются и поздно вечером, чтобы группа с фонариками могла получить свою порцию новых ощущений. Сегодня официальной экскурсией не пахнет, но ворота кладбища открыты. С каждым шагом вглубь погоста становится всё темнее, но здесь не так страшно, как в Кочаках,— слышны звуки машин и видны окна соседних домов.

— Пойдем отсюда,— навстречу вышла подруга Татьяна.— Там какие-то малолетки заняли ангел. Можем разогнать, конечно, но зачем связываться — сами когда-то там сидели…

Вполне укромное место для посиделок: и родители не найдут, и знакомые не увидят. В свете фонаря лицо Татьяны принимает воистину зловещий вид. Тонкие нарисованные брови, черные губы и мертвецкая бледность.

— Не обращай внимания на раскрас,— говорит она.— Самое время тряхнуть стариной. На работу в готическом виде не придешь, а больше некуда. На концерты только — и вот сюда…

На ходу потягивая пиво, Таня ведет нас дальше, показывая, где находятся самые интересные захоронения.

— Это опасное кладбище,— рассказывает она.— Тут рядом тюрьма. Вот сбежит какой-нибудь зек — и где ему перекантоваться? Здесь! Я раньше тут школу забивала. Встретила таких же прогульщиков, начали гулять чаще. Кто-то в парках тусуется, а мы здесь. Когда тебя не понимают дома, когда над тобой смеются в школе, надо убежать куда-то. А тут особая обстановка, сразу чувствуешь себя не такой, как все остальные люди…

Все дороги приводят к одному

Татьяна допивает пиво и сует бутылку в сумку. Навстречу идет мужчина в засаленной шапке и с огромной белой собакой на поводке.

— Мужчина, вы в курсе вообще, что гулять с собаками на территории кладбища нельзя! — заводится она. Для Тани порядок на погосте — одна из священных заповедей.— Вот она насрет тут, и кто убирать будет? Вам что — во дворе места мало?

Хозяин собаки явно в подпитии, пытается натравить на нас своего алабая. Однако собака явно настроена дружелюбно — пару раз погавкала для приличия.

— Самое стремное будет, если нарвемся на прокаженных,— девушка откупоривает вторую бутылку.— Мы их так называем, а в принципе — это обычные бомжи. Просто у них какие-то проблемы с кожей: она вздувается, и струпья видны. Говорят, что это заразно и не лечится. Хотя, кажется, они даже не пробовали к врачам ходить…

Татьяна рассказала, что знала раньше одного из «заразных», приносила ему еду, выпивку. В прошлом году он умер, и никто не знает, где похоронен. Не исключает, что где-нибудь здесь — неофициально.

— Эти ребята веселые были,— вспоминает Татьяна.— Осенью только так разыгрывали всех. Бывает, ложатся прямо на могилу, засыпают себя листвой и ждут, пока кто-нибудь пройдет…

Пора идти обратно, хотя мы не обошли и половины территории погоста. Градус интереса снижается вместе с температурой воздуха. Не самая удачная погода для подобного рода вылазок, но тем лучше осознаёшь разницу между образом жизни тех, кто ночует в тепле, и теми, для кого даже минус 10 — еще не так уж и холодно. На прощание моя спутница цитирует немецкого поэта-экспрессиониста Георга Гейма: «Колеблется трава, и все дороги в итоге всех приводят к одному».

Наши партнеры
Реклама