Среда 23 сентября

«ГОСТ — это не просто четыре буквы»

Назад

24 Марта 2017 00:00

 0
Общество

Автор: Александр ИВАНОВ

Фото: Александр КОЛЕСНИК

Что общего между китайской игрушкой, бутылкой минеральной воды в магазине и полигоном бытовых или производственных отходов? Объединяет их то, что все они (вернее, их качество) влияют на экологическое благополучие человека и «самочувствие» окружающей среды. А независимую объективную оценку качества всего того, что нас окружает и что мы потребляем, дают в ФБУ «Государственный региональный центр стандартизации, метрологии и испытаний в Тульской области».

Эталонная работа

2017-й объявлен в России Годом экологии. По словам Президента России В. Путина, «всё это в известной степени условно, потому что так же, как литературой и культурой, экологией нельзя заниматься один год, а потом всё бросить. Но всё-таки это даёт нам возможность сосредоточить внимание на наиболее острых вопросах и проблемах». В нашем регионе научно-исследовательским и регулирующим штабом работы по определению болевых экологических точек является Тульский ЦСМ. 

В недавнем представительном совещании, прошедшем в Тульском отделении Союза машиностроителей России, говорилось о переоснащении предприятий ОПК и перезагрузке под выпуск гражданской продукции части производственных мощностей.

В нем участвовал и Дмитрий Благовещенский — кандидат технических наук, директор ФБУ «Государственный региональный центр стандартизации, метрологии и испытаний в Тульской области». Мы поинтересовались у него: в какой связи находятся оборонка и Центр стандартизации и метрологии? Директор ответил:

— В прямой. От точности измерений зависит корректная работа всех систем, допустим, ракеты. Отклонение в миллисекунды может привести к погрешности в десятки километров. В последние годы оборонщики немало средств вкладывают в оборудование для обеспечения этой точности в производстве, и мы участвуем в комплексной многокомпонентной работе, имеющей на выходе качественные изделия.

Государство сейчас ставит задачу по диверсификации оборонных производств, их частичному переводу на гражданские рельсы, в частности, имеется в виду помощь медицине — создание высокоточных приборов для учреждений здравоохранения. Недавно в городском концертном зале прошла соответствующая выставка, и Тульский ЦСМ принимал в ней равноправное участие наравне с оборонщиками, потому что эта задача — и наша тоже.

— Ну, оборонная отрасль — это чисто государственные задачи. Но специалисты сегодня сходятся в том, что развитие многоукладной экономики лежит в плоскости бизнеса — как крупного, так и малого. Что вы можете предложить ему?

— Стандартизация, метрология и сертификация — инструменты обеспечения качества продукции, работ и услуг. И именно этим определяется успех любого бизнеса. Овладение методами обеспечения качества, базирующимися на триаде «стандартизация, метрология, сертификация», является одним из главных условий выхода поставщика на рынок с конкурентоспособной продукцией (услугой), а значит, и коммерческого успеха.

Этой работой мы и заняты в Тульской области, и не только. ЦСМ есть и в соседних регионах. Недавно нас сгруппировали в кластеры, Тулу объединили с Орлом и Калугой, и именно Тульский ЦСМ является в этой тройке головным.

— Есть масса надзорных органов, их функции пересекаются: выявить, наказать… У вас есть такие полномочия?

— Нет. Но, кроме функции наказания, есть функция предупреждения. Понятно, что болезнь легче и дешевле предупредить, чем потом героически с нею бороться. Хотя это сложнее, чем наказать по факту нарушения. Мы не являемся надзорным органом, мы являемся государственным учреждением, оказывающим госуслуги. Государство нам доверяет, беря во внимание наши возможности, квалификацию специалистов, совершенство оборудования и многие другие факторы. Так, испытательная лаборатория Тульского ЦСМ существует с 1992 года. А сам Центр ведет свою историю с 1901 года, когда по инициативе не только великого химика, но и метролога Д. И. Менделеева поверочные палатки для контроля мер и весов были созданы в ряде городов России. В Туле — под номером семь после Москвы, Санкт-Петербурга, Варшавы и др.

Последние 20–30 лет наша основная задача — подтверждение качества товаров: продуктов питания, воды, ГСМ и так далее. У нас самый большой фонд нормативной документации по стандартизации и метрологии — 50 тысяч единиц хранения. Как предпринимателю начать производить тот или иной продукт, если непонятно, из чего он состоит в принципе? Он идет в Тульский ЦСМ, знакомится с «историей вопроса», а затем регистрирует у нас технические условия на производство и качество планируемой продукции.

Мы также сотрудничаем с организацией «Роскачество», которая выдает современный российский знак качества для изделия или продукта. Это доверено далеко не всем профильным учреждениям: Тульский ЦСМ прошел жесткий отбор, и ему поручена эта работа — проверка соответствия требованиям качества для выдачи соответствующего знака производителю или поставщику, что станет одним из их конкурентных преимуществ.

В прошлом году вступил в силу долгожданный закон о стандартизации, который гласит: если производитель пишет на этикетке, что его продукт произведен по ГОСТу, то он берет на себя полную ответственность за это. ГОСТ — это не просто четыре буквы, а закон, обязательный к исполнению. Без нашей помощи добиться его соблюдения — сложно, если вообще возможно.

— То есть вы бизнесмену объясняете: то, что он хочет выпускать в своем цехе, колбасой не является, а является — вот это…

— Ну, если образно, то — так. И, повторюсь, важна функция предупреждения. Например, у нас развито направление бактериологии. Мы можем досконально определить, какие микроорганизмы живут в продуктах и воде. Иногда такое обнаруживаем в продуктах питания, например в мороженом, которое, как известно, любят дети… Наша задача — вовремя сообщить производителю, чтобы он исправил технологию или поработал над сырьем, чтобы не допускать впредь отклонений от норматива.

В сфере нашего внимания также — игрушки (помните известную «страшилку» про «ядовитые» китайские товары для детей?), упаковка, посуда, одежда, обувь и множество других товаров. Проще назвать те группы изделий, которые мы ни разу не исследовали. Важный участок работы — исследование почвы, в том числе и радиологическое. Согласитесь, что, к примеру, для застройщика, а тем более для жильцов, лучше, когда жилой дом строится на «здоровой» земле, и бульдозер не приедет его сносить, если вдруг в почве обнаружится превышение норматива по альфа-, бета- или гамма-излучению, а также какое-то химико-биологическое загрязнение.

С 2007 года у нас работает лаборатория по качеству нефтепродуктов. Она уникальна для нашего региона, да и в ЦФО их немного. Лаборатория оснащена самым современным эффективным оборудованием, заняты на котором специалисты очень высокой квалификации. Работаем по всему центру России как экспертная организация по определению качества ГСМ. К нам обращаются и АЗС, и нефтебазы, и крупные оптовики, и производители таких материалов.

Например, есть такой показатель, как содержание серы. Это экологический показатель, связанный с качеством топлива (Евро-4-, 5- и так далее). Понятно, что сгоревшая сера вредна для атмосферы, но чем ее содержание ниже, тем ниже смазывающая способность того же дизельного топлива, что нехорошо для ресурса двигателя. Поэтому необходим баланс между экологией и выгодой. Десять лет назад количество отрицательных результатов, к примеру при исследовании дизельного топлива (то есть образец ГСМ не отвечает нормативам), составляло 17, 22, 33 и доходило до 38, то есть практически каждый третий образец топлива был ненадлежащего качества. Потом последовало распоряжение президента прокуратуре провести надзорные мероприятия в этой сфере. Как экспертная организация Тульский ЦСМ в них участвовал. Работали мы во многих областях ЦФО, забирая пробы даже на небольших заправках из двух колонок. И как результат мероприятий по активному регулированию: процент брака ГСМ снизился до 16 процентов.

— Дмитрий Иванович, что вы можете посоветовать в этой связи автовладельцам? Какие заправки безопасны с точки зрения качества горючего?

— Безопасны те, которые вы знаете и где постоянно заправляетесь. Ну и, конечно, советую не стесняться требовать соблюдения своих прав, например, подойти к доске информации и проверить результаты лабораторного исследования топлива (на каждой АЗС они должны быть, причем «свежие», не больше месяца). И никто не может вам препятствовать в этом, потому что это ваше право, ваш автомобиль, в котором двигатель стоит не десять рублей.

Или возьмем воздух: в Туле сосредоточено немало промышленных оборонных предприятий, которые, конечно, атмосферу чище не делают. В прошлом году региональное минприроды привлекло Тульский ЦСМ как экспертную организацию для исследования и выдачи заключения по чистоте воздуха в крупных областных промышленных агломерациях, например в Новомосковском районе. Эта информация крайне необходима и областной власти, и муниципалитетам, и самим предприятиям, чтобы корректировать производственный цикл.

Один из актуальных вопросов — качество воды. Испытательный центр ЦСМ исследует все виды воды: поверхностную, подземную, водопроводную, питьевую (в том числе бутилированную), минеральную, сточную. Мы проводим испытания по всем нормируемым законодательством показателям, число которых превышает 60. И эти испытания очень востребованы как предприятиями, так и населением города Тулы и области.

Вообще, по закону все промпредприятия обязаны иметь или свою лабораторию, или пользоваться услугами лаборатории независимой, чтобы понимать, какое влияние они оказывают на окружающую среду. В последнее время мы тесно взаимодействуем в этой работе с рядом предприятий региона, таких, как ЦКИБ СОО, КРЭМЗ (г. Кимовск) и других. Для хозяйствующих субъектов такой аутсорсинг выгоден…

— Спасибо за ваши ответы…

Кадры исследуют всё

Нужно заметить, что в Тульский ЦСМ поступает много обращений с просьбой дать экспертное заключение по тем или иным продуктам и товарам, в том числе из-за границ нашего региона. В данном случае работает еще и такой «ненаучный» фактор, как репутация. Туляки со своей задачей — проводить независимые исследования и давать объективные заключения — вполне справляются. Директор Тульского ЦСМ утверждает, что это — заслуга коллектива, специалистов, каждый из которых — «штучный», обладающий уникальной квалификацией.

Татьяна Голуб, начальник испытательного центра Тульского ЦСМ:

— У Тульского ЦСМ — широкая аккредитация, и мы оснащены полностью под все те виды испытаний, на которые аккредитованы. В нашем распоряжении — высокотехнологичные и высокоточные приборы, которым может позавидовать и научный институт. Вот, например, атомно-эмиссионный спектрометр с индуктивно-связанной плазмой. Он может не только качественно, но и количественно определить практически все неорганические соединения в том или ином образце продукта или изделия, причем за одно испытание. Безусловно, для экологических видов испытания это незаменимый прибор. Иногда такие соединения определяются, о которых и подумать было невозможно, что они в этом образце могут иметься. С его помощью аналитическим методом можно определить и класс опасности отходов. В метрологии я — с 1992 года, но до того, как пришла сюда, не имела возможности работать на столь совершенном оборудовании…

Алексей Барабанов, инженер-химик:

— Не раз приходилось работать на передвижной лаборатории, предназначенной для экологического мониторинга в промышленных зонах. Наша лаборатория на колесах оснащена, например, газовым хроматографом с узлом газового отбора для измерения на месте.

Конечно, техногенное влияние на окружающую среду велико. Новомосковский кластер — это химия, органика, металлургические заводы — аэрозоли в воздухе, оборонные заводы — металлы в воде Упы. Все мы, независимо от социального статуса, живем в нашей области, дышим одним воздухом, ходим по одной и той же земле. И промышленные предприятия должны быть заинтересованы в том, чтобы уменьшить количество выбрасываемых веществ. Ну, а Тульский ЦСМ может помочь им сориентироваться и выстроить работу по снижению негативного влияния на экологию…

Наши партнеры
Реклама