Среда 23 сентября

О купцах-кондукторах, «зайцах» поневоле и американских шпионах

Назад

10 Марта 2017 00:00

 0
Общество

Автор: Татьяна МАРИНИЧЕВА

Война войной, а аферисты не дремлют и спекуляции разного рода идут как по расписанию. Спекулируют везде и чем угодно. Но огромный скандал, связанный с железной дорогой, потрясает Тулу в конце зимы 1917 года. В Туле раскрыта и взята под арест настоящая шайка…

Женушке на шубку и часики

К тому, что кондукторы на железной дороге живут не на одно жалованье, а еще и потихоньку подворовывают, все знали и закрывали на это глаза. Вот что пишет «Тульская молва» в пространном фельетоне:

«Возили хлеб, сено, дрова и, конечно, „зайцев“. Но однажды одного из них, занимающегося практическим вычислением, сколько нужно провезти „зайцев“, чтобы купить жене золотые часы, что называется, осенило.

Он случайно взглянул в окно и увидел штабели дров:

— Ежели дровами заняться, то большая от них польза может быть,

И железнодорожник принялся действовать.

Покупать по дешевой цене дрова на линии, но когда их привозили «по своей дороге» в Тулу, то они становились уже чересчур дорогими.

А железнодорожники и в ус себе не дули. Торговали дровишками, покупали домишки и богатели не по дням, а по часам.

Но всякой сказке бывает конец. Кончилась и волшебная сказка господ железнодорожников. Их привлекают к ответственности за спекуляцию.

Придется снова приняться за провоз «зайцев». Дело это им привычное, правда, не так прибыльное, но зато много безопаснее».

Сначала земля просто полнилась слухами, но прошло совсем немного времени и «Тульская молва» совершенно серьезным тоном сообщила своим читателям:

«В связи с раскрытием спекуляций дровами на Тула-Лихвинской железной дороге и привлечением к ответственности спекулянтов-служащих, обнаружено еще несколько лиц, принимавших также деятельное участие в этой алчной погоне за наживой за счет обывательского кармана.

Особые услуги по быстрой и беспрепятственной доставке дров со станции Лихвинской дороги на конечный пункт Тула оказывал В. Николаев, ведавший «маршрутом» перевозок.

Шайка работала наверняка, получая барыши из первых рук — непосредственно от своих же членов-соучастников, какими являлись богатые купцы Чернов и Перушкин, они же скупщики дров и они же кондуктора Лихвинской жел. дор, определявшиеся на железную дорогу, вероятно, специально.

Насколько был велик барыш от «дровяных операций», можно судить из наглядной разницы цен при покупке на месте дров 95–100 рублей за куб, и продажа на станции Тула 165–175 рублей.

Если же представить все нужды населения такого значительного города, как Тула, поставленного в полную зависимость от спекулянтов, то полученные последними барыши выразятся, вероятно, в весьма значительной цифре».

Когда в кассе нет билетов

Да, железную дорогу ее сотрудники щипали как хотели. Например, такое сообщение опубликовала «Тульская молва» 20 января 1917 года:

«На некоторых из ближайших к Туле станциях Московско-Курской железной дороги царят довольно странные порядки.

Вывешиваемыми у билетных касс аншлагами (объявлениями.— Т. М. ) публика в последнее время очень часто предупреждается о неимении мест в пассажирских поездах в вагонах всех трех классов. Между тем, пассажиры, удостоившиеся получить билеты на поезд, находят некоторые вагоны чуть ли не пустующими, также и купе 1 и 2 класса занятыми лишь наполовину.

Добавляют, что масса публики благодаря таким порядкам остается ждать на ближайших станциях следующих поездов по суткам и более.

Если справедливы эти сообщения, то не мешало бы выяснить, что руководит господами агентами службы движения на ближайших к Туле станциях Московско-Курской железной дороги вывешивать для СВЕДЕНИЯ публики совершенно не соответствующие действительности аншлаги и стеснять едущих пассажиров без видимой надобности».

Да как же «без надобности», господа хорошие? Очень большая надобность у тех же кондукторов, чтобы вагоны шли полупустыми. Им тогда сподручнее будет провозить в них «зайцев». Но тут уже речь идет о каком-то тотальном заговоре железнодорожников против пассажиров! Видимо, корреспонденту «Молвы» просто страшно об этом подумать, а еще страшнее — сказать открытым текстом. Поэтому он просто задает вопросы и делает тонкие намеки. Но мы сто лет спустя намек его отлично поняли.

Погорел на переписке с Питтсбургом

«При проверке номеров гостиницы „Товарищество“ на Посольской улице начальником сыскного отделения М. А. Мотиным был задержан неизвестного звания человек по сомнению в личности».

При обыске у неизвестного нашли несколько паспортов на разные фамилии, шесть воинских книжек — все документы оказались фальшивыми.

«Кроме документов также отобрана и переписка, которую вел неизвестный с г. Питтсбургом (Америка). Выглядит интеллигентом, манеры непринужденные, одет изысканно. Впредь до установления личности, а также и рода занятий, заключен под стражу — дознание о нем продолжается».

Наши партнеры
Реклама