Четверг 24 сентября

Говорение — мать учения?

Назад

17 Февраля 2017 00:00

 0
Наука/Образование

Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ

Фото: perspektiva-omsk.ru

Введение ЕГЭ по устной речи может стать реальностью в самом ближайшем будущем. И уже в этом году сдавать пробный экзамен по «говорению» в рамках Государственной итоговой аттестации будут девятиклассники.

Миф о советской школе

Разговоры о необходимости вернуться к устному экзаменационному формату в нашей стране идут давно. Аргументы сторонников этой идеи звучат приблизительно так: современные молодые люди косноязычны, не умеют рассуждать, не умеют внятно выражать свои мысли, их словарный запас скуден, а речь засорена жаргонизмами. Многие приводят в качестве положительного примера старую советскую школу, в которой развитием речевых навыков будто бы занимались системно, поэтому и дети говорили лучше.

— Утверждение спорное,— считает кандидат филологических наук, доцент ТГПУ им. Л. Н. Толстого, председатель региональной предметной комиссии ЕГЭ по литературе Ирина Ерохина.— Я сама — выпускница советской школы и хорошо помню, что и тогда были дети разные: кто-то говорил хуже, кто-то лучше. Миф о советских временах легко опровергнуть, достаточно послушать, как сегодня говорят некоторые официальные лица и медийные персонажи. Мало кто способен внятно высказать свою позицию и обосновать ее, тем более — цивилизованно вести дискуссию.

Распространенное мнение: всё началось с введения ЕГЭ — якобы учителя в старших классах не учат, а натаскивают ребят на выполнение тестовых заданий. Начнем с того, что сегодня ЕГЭ по литературе — это всего 12 тестовых вопросов, причем без альтернативных вариантов, просто требующих коротких ответов. А для того, чтобы хорошо выполнить основные задания, нужно уметь аргументированно высказываться и обладать широкой литературной эрудицией. Подготовка к ЕГЭ по литературе — сложный процесс, и он полезен: дисциплинирует мышление…

Диалог с компьютером

О том, как именно будет происходить экзамен в 9-м классе, рассказывает профессор кафедры русского языка и литературы ТГПУ им. Л. Н. Толстого, руководитель Центра русского языка и региональных лингвистических исследований, председатель региональной предметной комиссии ЕГЭ по русскому языку Дмитрий Романов:

— Это пилотный проект, так что экзамен в этом году девятиклассники будут сдавать «по выбору». Первое задание: ученик должен прочитать вслух текст, художественный или публицистический, предварительно просмотрев его глазами в течение 3–4-х минут.

Второе задание — беседа. Обсуждались варианты на выбор: беседа с учителем, с компьютером и с другим учеником. Но потом от последнего варианта решили отказаться: ребята могут быть с разным уровнем подготовки, и тогда один невольно подставит другого. Кстати, наши школьники признаются, что предпочтут выбрать компьютерный формат — им этот способ коммуникации привычен. Какие темы бесед предлагаются? Например, «Школьные праздники». Или проблемная тема: «Нужна ли школьная форма?». Еще вариант: беседа на основании визуального ряда. Допустим, показывают фотографию музея и спрашивают, в каких музеях был сам ученик и какие еще хотел бы посетить. Формат устного экзамена разработан по аналогии с экзаменом по иностранному языку. И темы заданий похожи — быт, страноведение…

Экзамен уже практически есть, однако пока не ясно, в рамках какого предмета к нему готовить ученика: русский язык, литература? Возможно, риторика, но ее пока в цикл школьных дисциплин не включили. И учебника соответствующего еще никто не написал. Профессиональное сообщество пребывает в некоторой растерянности.

— Допустим, мы признали, что проблема с устной речью у современных детей есть,— рассуждает Ирина Владиславовна.— Но разве можно начинать ее решать сразу с экзамена? Это лишняя невротизация учителей, родителей, детей. Пусть педагоги, психологи, методисты исследуют эту проблему, причем с учетом современной ситуации: мощный информационный поток, электронные носители, соцсети… Ведь мы живем в совершенно другом мире: раньше было главное — получить информацию, сегодня — уметь ее фильтровать и структурировать. Далее специалисты должны сформулировать цель и критерии — что значит «хорошо говорить»? Разработать методику обучения, апробировать ее, причем не один год,— и только потом вводить экзамен…

Надо начинать со взрослых

— У меня двое сыновей, старший Никита учится в 5-м классе,— рассказывает тулячка Инна Алешкина.— Я, в принципе, не против устного экзамена, только если в процессе самого обучения детям будут предоставлять больше возможностей высказываться.

Не знаю, как в других школах, но у нас в основном практикуются письменные опросы, причем по всем предметам, включая гуманитарные: раз в две недели — контрольная. По русскому языку ребята пишут тексты разных типов — рассуждение, описание, повествование. Но это максимум 5–6 предложений. По биологии — просто тесты с вариантами ответов, правильный можно угадать, даже если не знаешь материал. Конечно, для Никиты так проще, но мне это не нравится, и я стараюсь постоянно беседовать с ним дома. Мы обсуждаем книги, фильмы, жизненные ситуации… Сыну нравится высказывать свое мнение, потому что он чувствует: мы его слышим, его мнение для нас интересно и важно.

А в начальной школе мы сталкивались с другими сложностями. Дело в том, что в раннем детстве у Никиты были проблемы с речью, сейчас это не сказывается, но тогда ему требовалось время, чтобы сформулировать мысль прежде, чем ее высказать. Учительница вызывает к доске — а он молчит… Ребенок приходил из школы и рыдал.

Мой младший сын в этом году пойдет в первый класс. Говорит он очень хорошо, интересно. Хочется, чтобы школа развивала способности к «говорению» у детей, а не наоборот. Я, признаться, этого опасаюсь…

Как научить детей говорить? Об этом корреспонденты «Молодого коммунара» решили побеседовать со студентками ТГПУ им. Л. Н. Толстого Аленой, Юлией и Татьяной. Девушки учатся в магистратуре на кафедре педагогики и психологии. Надо признать, что сами они говорят хорошо, единственный недостаток — использование профессиональных канцеляризмов типа «учебный процесс на высоком уровне». Но, увы, этим грешат не только студенты. Более того, складывается впечатление, что современная система образования вообще недолюбливает нормальный человеческий язык. Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно открыть парочку учебников или просто попытаться выговорить «МБОУ „ЦО № …» (так теперь официально называются школы).

Вспоминая детство, будущие детские психологи рассказывают о любимых учителях, о дружеской атмосфере в классе, располагавшей к свободному общению. Алена заканчивала школу в Богородицке, Юля училась в сельской школе, а Татьяна и вовсе приехала в Тулу из Магадана,— никаких специальных элитных образовательных учреждений. А еще они признаются, что читать и обсуждать книги было принято в их семьях…

Девушки считают, что очень важно то, как и о чем говорят со школьниками взрослые. Часто бывает так: родители с утра до ночи трудятся, им не до бесед с детьми. Или еще хуже: родители дома, но изъясняются на таком «народном» русском, что лучше бы пропадали весь день на работе…

Студентки рассуждают о путях решения проблемы и тут же начинают разрабатывать концепцию тренингов, в которых обязательно должны участвовать не только педагоги, психологи и дети, но и их родители.

«Начинать надо со взрослых»,— резюмирует Татьяна. Кажется, она совершенно права.

Наши партнеры
Реклама