Суббота 26 сентября

Всё пропало

Назад

17 Февраля 2017 00:00

 0
Общество

Автор: Татьяна МАРИНИЧЕВА

Говорят, раньше всё было лучше, в первую очередь — люди. Но подшивки «Тульской молвы» убеждают нас, что не всё так однозначно.

Буду преследовать

«Пропал желтый сибирский кот с белой шеей и лапами. Нашедшего убедительно прошу доставить: угол Тургеневской и Гоголевской улиц, дом Сухинина, члену Суда А. Л. Баркову. За укрывательство буду преследовать. Нашедшему будет дано хорошее вознаграждение».

Ну не может русский человек не использовать своего служебного положения. Ушел у члена суда кот погулять. Ан нет! За укрывательство буду преследовать!

Но что — кот? Жалко, конечно, что так тревожится за него член суда Барков. Но в стране идет война, люди теряются. Их ищут и, случается, находят в самых неожиданных местах. О таком случае пишет «Тульская молва» 17 января 1917 года.

Крепость и племянница экс-губернатора

«С августа по октябрь 1916 года не было писем от пленных из Германии. Это побуждало много толков и все решили, что письма задерживались почтою от большого скопления их. Однако, теперь оказывается, что причины этому были другие, более трагические. Один из прапорщиков, содержавшийся в Майнице, в лагере, вдруг прислал письмо из Касселя, и говорит: „не удивляйтесь, что я сижу в тюрьме, мне все-таки здесь хорошо“.

Это открытие, конечно, очень удивило родных.

Через месяц получилось письмо от него же, но уже из крепости Галац, в котором извещает, что он и его товарищи состояли под судом «по одному делу», и он «осужден в крепость на два года» — по 6 сентября 1918-го. Но просит о нем не беспокоиться — ему там сравнительно даже лучше. Ибо им, всем пленным, оказывает покровительство жена коменданта крепости, которая оказалась племянницей одного из бывших тульских губернаторов, и ныне занимающего высокое служебное положение. Далее в письме добавляется, что подробности о нем сообщит сестра милосердия Мусина-Пушкина, которую он просил написать.

Долго родные с нетерпением ждали интересного письма. Наконец оно пришло. Однако не оправдало возлагавшихся на него надежд. И написано было не самою Мусиной-Пушкиной, а кем-то «по ее приказанию». В письме говорится, что сын содержится в крепости, что ему там хорошо и что «вообще» они предпочитают «быть в крепости». В заключение сказано, что он просит «прислать сахару» и больше ничего. Такое впечатление, что они не «заключены» в крепость, а сами ее выбрали…

…Взаимовыручка туляков и простая женская жалость племянницы бывшего губернатора — великое дело.

Еще раз о дефиците

«Многие винокуренные заводы Тульской губернии получили разрешение на выкурку спирта в текущем периоде.

Однако, владельцы некоторых из них не имеют возможности использовать полученное разрешение за отсутствием должных запасов картофеля, либо чересчур высоких цен на него.

А запасы спирта, поглощаемые, главным образом, техническим производством, не так уж велики».

Но страдало от нехватки спирта не только производство. В январе «Тульская молва» рассказывает своим читателям о «грандиозной» афере, которую провернули с незадачливым туляком его более бессовестные земляки.

Мужчина пришел закусить в трактир около вокзала, к нему за столик подсели двое граждан и после непродолжительного знакомства сказали, что у них есть спирт на продажу. Мыслишка купить спирт мужичку понравилась. И тогда…

«Двое неизвестных предложили отправиться с ними на квартиру, где и попробовать этот спирт. Заинтересованный предложением простак-обыватель, ничего не подозревая, отправился с продавцами спирта на их квартиру в Чулково.

В одном из домиков на Рождественской улице, где квартировали «торговцы» и куда взошли все они трое, покупателю, действительно, был показан полутораведерный бидон, из которого тут же была налита бутылка, причем она была и распита. Спирт оказался превосходным, высшей очистки.

Началась торговля. Продавцы не уступали спирт дешевле 500 рублей.

Разлакомившийся покупатель не устоял, сделка состоялась и деньги были уплачены.

Но в тот момент, когда он только что собирался уходить и взял уже в руки бидон со спиртом, на пороге комнаты появился неизвестный в форме городового».

Что было дальше, понятно. Мошенников оказалось трое — еще и тот, что в форме городового. Остался человек без денег, без спирта и был рад, что просто ноги из хаты в Чулково унес.

Короче, всё пропало. У кого — кот, у кого — спирт…

Наши партнеры
Реклама