Среда 23 сентября

«Моя личная Февральская революция»

Назад

10 Февраля 2017 00:00

 2
Экономика

Автор: Тамара ГОЛОВИНА

Фото: из семейного архива Поникаровой, Грамолиной и Поленовых

— Мать, давай, пой,— Наталия Грамолина включает режим «видео» в своем телефоне. И камера послушно фиксирует уникальные моменты жизни, открытой для очень узкого круга людей, тесно связанных с семьей Наталии Николаевны, с музеем-заповедником В. Д. Поленова…

Дорога длиною в век

Тамара Васильевна, мама Наталии Николаевны, вступает вслед за дочерью в предлагаемую ей мелодию и удивительно чисто, не сильным голосом ведет до боли родное: «На крылечке твоем»…

Мне, например, сразу вспомнилось мое детство пятидесятых годов, летний тихий вечер в тульском, тогда еще утопающем в садах, Чулково. Под дедов баян задушевно, отзываясь в сердцах слушателей, льются голоса моих бабушки и дедушки. Фильмы «Свадьба с приданым», «Весна на Заречной улице» были в середине прошлого века очень популярными. В них звучали песни Бориса Мокроусова, они, как и произведения многих других полюбившихся советским людям композиторов, разлетались мгновенно по всей стране, от Москвы до самых до окраин. Раструбы громкоговорителей, помимо партийных призывов, транслировали популярные мелодии, радиоспектакли, сказки, классическую музыку.

Особым расположением слушателей пользовались исполнители Вертинский, Козловский, Шульженко, Русланова, Лемешев… Арию Ленского в исполнении Лемешева мои дедушка с бабушкой, как, впрочем, и мои родители тоже, любили слушать, тихо подпевая великому тенору.

Вот и Тамара Васильевна ведет эту арию безошибочно и в нотах, и в словах. «Евгения Онегина» она до сих пор наизусть читает с любого места. Голова у нее, что в начале прошлого века, что нынешнего — ясная. А ведь этой хрупкой, абсолютно седой женщине — без нескольких дней 100 лет. Я понимаю, что пора рассказать об удивительной судьбе Тамары Васильевны Поникаровой (урождённой Гориновой), не отвлекаясь на собственные воспоминания, но они вплетаются в нить моих мыслей, строя ностальгическую конструкцию из параллелей судеб, пересекаемых меридианами истории страны. Истории сложной, неоднозначной и часто трагической. Но почему-то при этом, по большому счету, людские радость и счастье измерялись не количеством денег и могуществом власти, а добротой, участием, песнями.

Родители моей мамы появились на свет в Туле в 1907 и 1908 годах и вросли в этот город не только памятью предков, коренных туляков, но и всей своей жизнью. Прошли путь, который для всех был начертан СССР — тот же, что проделала и Тамара Васильевна, рожденная в далеком от Тулы Томске, и ее муж Николай Павлович Поникаров, и миллионы советских людей, у которых если «радость на всех одна, то и беда — одна». Вот это-то и помнится. Мои дедушка и бабушка, Александр и Мария Морозовы, были всего на 9 и 10 лет старше Тамары Васильевны, их память сохранила неприятие туляками революций: казюки (работники военных заводов), кустари, ремесленники, купцы, не говоря уже о дворянстве, в основном были зажиточными людьми с налаженным бытом и потрясений не искали.

Не хотели потрясений и родители Тамары Васильевны, хотя именно в день её появления на свет в Томске произошло событие, ставшее отправным в особом, мягко говоря, пути России. 15 февраля 1917 года (по новому стилю), то есть без пяти дней сто лет тому назад, в день рождения Тамары Васильевны, случилась Февральская революция, вторая в нашем Отечестве после 1905 года. Трагическое, по оценкам современных историков, событие для страны. В результате буржуазно-демократической революции у власти оказалось Временное правительство, заменившее и законодательную, и исполнительную ветви власти. Свержение самодержавия, падение династии Романовых: империя перестала быть монархией, а очень скоро, в результате уже Октябрьской революции 1917 года, канул в лету и российский капитализм.

Тамара Васильевна, которую её дочь Наталия Николаевна называет «моя личная Февральская революция», целый век вместе со страной. И во все её самые драматичные и самые светлые времена не растеряла в трагизме событий, политических и моральных перекосах и ошибках, сотрясавших общество, высоких нравственных качеств — человечности, доброжелательности, открытости и оптимизма. Она искала и находила добрые ориентиры в работе, которую ценила, в привязанности к близким, которых любила и любит, в светлых периодах истории страны, которыми гордится, в своей душе, которая при любых обстоятельствах оставалась чистой и большой. Отсюда — и песни о хорошем, и память о добром, и оптимистичные думы о будущем родных ей людей.

Удивительная жизнь у Тамары Васильевны. Красивая! Нет, не по меркам роскоши и славы, а по ее здравому и мудрому отношению к миру. Потому что живет с верой — в Бога, в Людей, в Природу. В красоту и милосердие, которые сильнее любого зла. Конечно, больше всего она хочет, чтобы у трех дорогих ей Наталий — дочери Наталии Николаевны, внучки Натальи Федоровны и правнучки Натальи Дмитриевны — и у правнука Василия Дмитриевича всё складывалось так, как надо, всё было хорошо.

«Верую»

— Недавно навестил нас в Поленово настоятель церкви Святой Троицы в Бехово отец Димитрий,— рассказывает Н. Грамолина,— поговорили о жизни, о вечном. А потом отец Димитрий вместе с Тамарой Васильевной прочитали-пропели «Верую» («Символ веры»). Многие эту молитву знают, хотя она трудная для запоминания и довольно длинная, но очень сильная — способна укрепить веру и привести мысли в нужное состояние. Мама произносила слова с чистым сердцем и ни разу не сбилась…

Нет сомнения, что родители Тамары Васильевны были людьми верующими. Василий Матвеевич и Нина Ивановна родились в крестьянских семьях в Томской губернии. Василий Горинов, переехав в Томск подростком, начинал работать на хозяина «мальчиком», собирая с клиентов пятачки и ведя нехитрые расчеты. Для бывшего крестьянина сумел сделать хорошую карьеру, дослужившись у местного купца до приказчика. Человеком он был способным, сметливым, охотно постигал навыки грамотного ведения дела, чем при присущей ему честности и порядочности быстро снискал добрую репутацию.

У Василия Матвеевича Горинова росли доходы, а вскоре появилось свое дело, позволившее его семье переселиться в собственный дом на Воскресенской горе в Томске. Нина Ивановна занималась воспитанием четверых детей. У Тамары было три брата — Андрей, Александр и Пётр. Дальнейшие события показали, что братья и сестра Гориновы — люди одарённые и неординарные. Впрочем, было в кого…

Незадолго до революции Василий Матвеевич получил завидный подряд, выиграв право строить на реке Басандайке курорт. Доверие к нему было безграничным — и в распоряжении средствами, и в найме рабочих. В Томске знали: то, за что берется Горинов, будет процветать. Так было бы и в этом случае, но делу помешала гражданская война. Стало не до курортов.

Василий Матвеевич служил бухгалтером и ревизором. А в 30-х годах прошлого века увез семью в Москву, хотел, чтобы дети росли не самоучками, как он, а хорошо образованными людьми. Сыновья и дочь ожидания родителей оправдали. Андрей и Александр окончили военное училище, Пётр — институт кинематографии, Тамара — архитектурный техникум. В Москве семья сняла на Сретенке комнату, а позже за Гориновыми закрепили всю квартиру. Василий Матвеевич заслужил такую милость от власти: он работал ревизором и высоко ценился как специалист. После окончания военного училища старший сын Андрей Васильевич служил в войсках НКВД на Дальнем Востоке и на Кавказе. Александр Васильевич был танкистом. Прошел всю войну без единого ранения. Пётр Васильевич воевал «с лейкой и блокнотом, а то и с пулеметом» — военному корреспонденту тоже посчастливилось вернуться с Великой Отечественной живым. Редкое счастье! Нина Ивановна считала, что Господь хранит её семью.

Завтра была война

Тамара Васильевна вышла замуж в 1939 году за Николая Павловича Поникарова. А карьеру проектировщика начинала в институте «Роспищепром», название которого говорит само за себя. По разработкам учреждения строились предприятия пищевой промышленности. Тамара Васильевна принимала самое деятельное участие в проектировании кондитерской фабрики во Владивостоке, коньячного завода в Дагестане…

Николай Павлович прекрасно понимал важность работы жены: он сам был главным архитектором института «Военпроект». 4 мая 1940 года в семье Поникаровых на свет появилась дочь Наталия. На старой пожелтевшей фотографии — пятеро: молодые, красивые, счастливые Тамара Васильевна и Николай Павлович, мама главы семьи Клавдия Леонтьевна с годовалой Наташей на руках и сестра Николая — Вера. На обратной стороне снимка перьевой ручкой с нажимами и волосяными аккуратно выписано: 4 мая 1941 года.

За несколько дней до вторжения фашистов Николай Павлович уедет принимать спроектированный им аэродром в Бресте. Именно этот аэродром «мессеры» и «юнкерсы» разбомбили первым. В войну Н. Поникаров работает военным архитектором, строит и восстанавливает мосты, победной весной в Берлине оценивает масштаб разрушений и намечает планы по будущему восстановлению города. Он был высококлассным архитектором, сжигавшим себя на работе. Сердце не выдержало колоссальной нагрузки: в 1967 году Николая Павловича не стало. Ему было 55 лет.

Тамара Васильевна, которая моложе супруга на 5 лет, замуж больше не вышла, посвятив себя дочери, внучке, правнукам, а ещё музею В. Д. Поленова и людям, работающим в нем.

В экспедиции

Тамара Васильевна всегда душевно относилась к людям, умея дружить, сопереживать, помогать. Это Наталия Николаевна поняла с особой ясностью во время командировки матери, связанной с планами по строительству Волго-Донского канала во второй половине 50-х годов. Дочь была уже достаточно большой, и Тамара Васильевна взяла ее с собой, благо участники экспедиции были не против такого пополнения своей бригады. В задачу проектировщиков входила разработка предложений по переносу виноградников и винодельческих заводов с территории Цимлянской и Семикаракорской станиц. Земли планировали затопить.

Дело было ответственным. Это Наталия чувствовала по серьезному отношению к работе членов экспедиции, которые, тем не менее, находили время и на отдых, и на песни, и на душевные беседы. Те впечатления для Наталии Николаевны остались одними из самых ярких. Дочь видела, с каким уважением и привязанностью относятся к маме ее коллеги. Понимала, что Тамара Васильевна — одна из стержневых фигур в коллективе. Она была знающим специалистом, с ее мнением считались, к тому же ее неунывающий характер притягивал к себе людей. Порядочность, жизнелюбие, оптимизм всегда были определяющими для Поникаровой. С мамой было интересно, как, впрочем, и со многими ее коллегами, охотно делящимися с Наталией своими знаниями и впечатлениями.

— Помню наше путешествие по Дону на пароходе,— рассказывает Наталия Николаевна.— Не только речные красоты, но и добрую атмосферу, дружескую. Расположение участников экспедиции к Тамаре Васильевне распространялось и на меня. Со мною делились не только конфетами, пряниками и баранками, вяленой рыбой, но и интереснейшей информацией, которая и для специалистов была находкой. Я слушала, как лучше ловить рыбу, и о ее разновидностях в Дону, о сортах винограда и успешных методах его выращивания, о винах и их производстве, о науке дегустации… Но больше всего я привязалась к работавшему с нашей бригадой ростовскому журналисту Модесту Шерстобитову. Рассказы о тайнах профессии могла слушать бесконечно, охотно участвовала в процессе сбора материалов для репортажей и очерков.

На язык, отчасти благодаря моей бабушке по отцу, староверке, я всегда была остра, и это нравилось Модесту. Ему со мной тоже было интересно. Помню, он много писал об участниках экспедиции, которые почти все были интеллектуалами и интеллигентами, об их работе и проектах. Одной из главных героинь в публикациях была моя мама. Пример для подражания…

Поленово

Наталия Николаевна училась, вышла замуж за Виктора Грамолина, успешно работала в Мураново, в Доме-музее Фёдора Тютчева. Тамара Васильевна была счастлива тем, что у единственной дочери, порывистой, быстрой в оценках, ироничной и острой на язык, все складывается так, как надо по общепринятым меркам. Но события стали развиваться не по стандартному сценарию.

В 1961 году реабилитированный в хрущевскую оттепель Дмитрий Васильевич Поленов, сын знаменитого художника Василия Дмитриевича и директор музея-усадьбы В. Д. Поленова, почувствовал себя старым и больным. Печальный опыт предыдущего, практиковавшегося до его прихода, руководства музеем не позволял оставить наследие родного отца на волю случая и безрассудства бюрократов. Дмитрий Васильевич решил, что теперь его сын Фёдор Дмитриевич должен возглавить музей. Внук памяти деда не предаст.

Не берусь судить, мистика или судьба вмешалась в ход событий, но в том же 1961 году произошла первая встреча Фёдора Поленова и Наталии Грамолиной. Простое знакомство. Фёдор Дмитриевич был счастливым молодым мужем, а Наталия приехала в Поленово во время своего свадебного путешествия с Виктором Грамолиным.

Вторая встреча Ф. Д. Поленова и Н. Н. Грамолиной состоялась через четыре года на музейной конференции в Пушкинских горах и тогда, казалось, тоже мало что значила для обоих. Но третья… В 1969 году по его и ее семейным отношениям пошли трещины, и случайная новая встреча стала определяющей в их дальнейшей судьбе.

24 ноября 1970 года Наталия Николаевна приехала в Поленово навсегда.

Ее и Фёдора Дмитриевича связали большая взаимная любовь и большое общее дело — стремление сделать Поленово именно поленовским, осуществить мечту о создании совершенного мира хотя бы в отдельно взятом месте на земле. Месте, в котором хорошо, уютно и спокойно. Первых скрипок в этой семье не было. Фёдор Дмитриевич, несмотря на свою внешнюю рассудительность и невозмутимость, был, по словам жены, ранимым человеком, случалось, неуверенным в себе и сомневающимся в других. Неудивительно. В его восемь лет родителей репрессировали, а каково было жить с таким грузом в сталинские времена, мы теперь представление имеем. А Наталия Николаевна тоже, конечно, необдуманных решений не принимала, но отметала все сомнения прочь ради семьи, дела, музея. Её отличали ироничность, образность в высказываниях, напористость и бесстрашие в борьбе за сохранение традиций музея и окских пейзажей. По большому счету, в этой паре было разумное равновесие во взглядах, поступках, подходах к делу. А главное, ее объединяла огромная любовь.

И Тамара Васильевна выбор дочери приняла. Она всем сердцем привязалась к потрясающей по привлекательности приокской природе, музею, его сотрудникам, не мыслящим себя без дела, которому служат. И полюбила зятя, отвечающего ей теплом, заботой, благодарностью. «Тёщенька» — так ласково называл он Тамару Васильевну. Тёщенька стала главной опорой в воспитании дочери Наталии Николаевны и Фёдора Дмитриевича, которую, по традиционной у Поленовых «перекличке» имен и отчеств, назвали Натальей.

Наталья Фёдоровна, теперь директор Музея-заповедника В. Д. Поленова и мама взрослых дочери и сына, росла и училась в Москве. К моменту ее рождения в 1975 году квартиры на Сретенке у Тамары Васильевны уже не было, и бабушка каждый день из Чертаново, через всю Москву, провожала внучку во французскую школу имени В. Д. Поленова. Она построена на том месте в Спасо-Песковском переулке, где в 1878 году художник писал пронзительную по восприятию для русского человека картину «Московский дворик».

По образному выражению школьницы Натальи, она и бабушка жили в Москве, папа — в Поленово, а мама — в электричке. Наталия Николаевна действительно жила в восьмидесятые и в начале девяностых годов прошлого века на два дома — в Поленово и в Москве.

Но, конечно, любимейшим местом на земле для всех членов семьи было все-таки Поленово. Тамара Васильевна, приехав сюда в 1972 году, активно помогала обожаемым дочери и зятю вести хозяйство, готовить обеды для коллектива музея и даже водить экскурсии. Ее гостеприимство и хлебосольство широко известны. А в 1975 году на Тамару Васильевну легли основные заботы о долгожданной внучке Наташе.

С 2012 года Наталья Фёдоровна возглавляет музей-заповедник В. Д. Поленова. К этому дочь с детства готовили её родители и бабушка, с опытом и знанием жизни которой нельзя было не считаться. Наталья Фёдоровна ожидания близких оправдала. С 5 лет она участвовала в проведении экскурсий в Поленово, добросовестно училась в школе, затем — в двух престижных вузах, а во время стажировок — в европейских музеях. Она — выпускница факультета социологии МГУ, музеолог, специалист по французской культуре, к тому же освоивший науку управления в бизнес-школе INSEAD. Наталия Николаевна Грамолина, на протяжении 20 лет возглавлявшая музей-заповедник, со спокойной совестью уступила занимаемый ею пост состоявшемуся профессионалу и специалисту — своей дочери и правнучке В. Д. Поленова.

Тамара Васильевна, естественно, поддержала любимых дочь и внучку в их стремлении сохранить поленовский мир. Он сегодня не ограничивается территорией заповедника, его хорошо знают и за пределами России. Наталья Фёдоровна — посол Поленова в разных городах и странах, где она участвует в конференциях, проводит презентации поленовских проектов (чаще всего во Франции, где живут родственники семьи). И, без сомнения, эстафета сбережения поленовского мира будет передана детям Натальи Фёдоровны.

Жизнь в живописном уголке Тульской области по-прежнему полна культурных событий, растет интерес к музею и наследию В. Д. Поленова, но Тамара Васильевна теперь чаще предпочитает тишину и общение с людьми, которых любит и которых считает близкими. И каждый поленовский рассвет воспринимает как чудо, дарованное ей, ровеснице Февральской революции, за добрый нрав, умение не роптать на судьбу, за хлебосольство и гостеприимство…

15 февраля в Поленово соберутся те, кто вправе называть Тамару Васильевну «наша Февральская революция». Они привязаны к ней и всей поленовской семье многими годами доброго взаимоинтересного общения и давно стали здесь родными. Повод для праздника — уникальный, позволяющий счастливчикам прикоснуться к свидетелю и хранителю вековой истории страны. Гости и домочадцы непременно вспомнят самые яркие и дорогие для юбилярши события её большой и красивой жизни, споют её любимые песни о самом главном и, конечно, сделают на память общую фотографию с Тамарой Васильевной…

Наши партнеры
Реклама