Вторник 24 ноября

Марсельская тюрьма для тульского фаната

Назад

27 Января 2017 00:00

 0
Право/Происшествия/Криминал

Автор: Артем ЖИЛЬЦОВ

Фото: Антон КЛЮЖЕВ и Александр КОЛЕСНИК

18 января в Тулу вернулся Сергей Горбачев, арестованный за беспорядки во время футбольного ЕВРО-2016 во Франции.

«Бросился на помощь инстинктивно…»

Напомним: 14 июня прошлого года французские стражи порядка задержали целый автобус с россиянами недалеко от Канн. Среди задержанных оказались сотрудник футбольного клуба «Локомотив» Алексей Ерунов, глава фан-клуба тульского «Арсенала» Сергей Горбачев и болельщик «Динамо» Николай Морозов. А уже 16 июня суд в Марселе приговорил их к тюремным срокам. Сергею Горбачеву были предъявлены обвинения по статье «Участие в организованной группе, сформированной в целях насилия и уничтожения недвижимого имущества», «насилие с использованием оружия (угрозой оружием) во время спортивной акции 11 июня в городе Марселе».

…Привычка вставлять в речь иностранные слова и загар — единственные, на первый взгляд, последствия шестимесячного заключения в одной из «самых тоскливых» тюрем Европы.

— Там снега-то нет, тепло и красиво, неудивительно, что загорел так,— с ходу начинает рассказывать экс-заключенный.— Охранники вообще нам удивлялись. У них в плюс 15 уже не используют душевые, расположенные на улице, а мы при нулевой температуре мылись…

— Сергей, о тюрьме мы поговорить успеем. А что же произошло все-таки в июне на самом деле? Кто кого бил и почему осудили только россиян?

— Всё, что было показано французскими СМИ,— лишь выборочные кадры. Вы сами подумайте: могут ли триста человек избить толпу, в которой больше тысячи человек? Что же касается нас, то мы в тот день решили осмотреть Старый порт Марселя. Прибыв туда, мы сразу же натолкнулись на неадекватных английских фанатов. Сотни пьяных потных мужиков оскорбляли полицию и простых туристов. Например, один из таких «болельщиков» подошел к нам и стал приставать к жене знакомого. Разумеется, такие провокации трудно стерпеть, но даже тут мы старались уладить намечавшиеся конфликты цивилизованно.

— Но в итоге что-то пошло не так?

— Понимаешь, я русский человек, следовательно, не могу оставить в беде тех, кто просит о помощи. В какой-то момент началась заварушка, и я услышал крики: «Помогите кто-нибудь». Бросился на помощь инстинктивно. А потом начался настоящий ад. Знаешь, это была сцена из фильма со средневековой битвой, когда неба не видно из-за тучи стрел. Только вместо стрел тут были бутылки, булыжники из мостовой, железки… Осколок одной из бутылок попал мне в шею и я еще счастливо отделался. Помню, на нас летел араб с «розочкой» в одной руке и отверткой в другой…

— То есть вы всего лишь защищались и ни в чем не виноваты?

— То, что мы защищались, это не вызывает сомнения. То, что я оказался там вообще и попал в такую кутерьму,— в этом виноват. Скажем так, этим фактом биографии я гордиться точно не буду. Также я не согласен с теми сроками, что нам дали. В тюрьме мы общались с англичанином, который дрался с полицией, так он получил всего два месяца. Мы спасали свои жизни и получили по полтора года тюрьмы. Естественно, в голову сразу пришло, что здесь не обошлось без политики, что это было образцово-показательное наказание.

«Альбатросы бились с крысами за объедки…»

— О тюрьме Ле Бомет, в которой отбывали срок российские болельщики, ходят не самые приятные слухи. Мол, по условиям это настоящий ад на земле…

— Не хочется, чтобы вы считали, что я преувеличиваю, но это на самом деле так. Во-первых, все корпуса функционируют со времен Второй мировой и ни разу не ремонтировались. Постоянные проблемы с канализацией, проваливающийся фундамент, обрушившиеся лестницы. Полнейшая антисанитария. Зэки не утруждают себя выносом мусора и предпочитают выкидывать объедки прямо из окон камеры. За эти объедки начинались настоящие битвы между альбатросами и гротескно огромными крысами. Удивительно, но всю эту шумную компанию гонял рыжий жирный одноглазый котяра. Ему достаточно было просто появиться неподалеку, как представители обеих конфликтующих сторон бросались наутек. Во-вторых, свободный доступ к наркотикам. Заключенные спокойно курят гашиш, и надзиратели не обращают на это никакого внимания. Более того, многие ребята специально садятся в тюрьму, чтобы заработать денег, продавая наркотики. Да и финансирование тюрьмы ежегодно уменьшается — в камерах не было стульев, и нам приходилось их покупать у местных старожилов.

— Кто является основным контингентом тюрьмы, кстати?

— 80% арабы, 10% афроамериканцы и 10% все остальные. У них там целые банды, которые постоянно выясняют отношения. Каждые день драки, поножовщина. Ребята кромсали друг друга в душе или на лестницах — там, где нет камер. Многие из них не знают французского языка, не умеют читать. Ну а я за время, проведенное там, выучил французский, получил диплом и учил всех желающих.

— А какие-нибудь интересные личности попадались?

Как-то я разговорился с арабом, который нас стриг, и тот рассказал, за что сидит. Оказывается, они устали от обилия наркокурьеров и решили проучить самого главного поставщика. Сначала скупали наркотики у сошек поменьше, пока не вышли на него. Приехали на встречу в масках, забрали товар, деньги и дорогущую машину. Наркотики уничтожили, а деньги перевели на благотворительность. Такие вот современные Робин Гуды… Если им верить, конечно.

«Не скрываю того, что сидел…»

— Тяжело возвращаться в нормальную жизнь?

— Пока что хожу с открытым ртом и заново ко всему привыкаю. Кстати, я ни от кого не скрываю, что сидел. Да, я этим не горжусь, но это со мной было, так что не вижу смысла утаивать. Например, на Крещение я захотел окунуться в прорубь, очередь была огромная. Зимние вещи я купить не успел, стоял в легкой курточке и летних кроссовках. Сказал толпе, что только вчера из тюрьмы вышел, не могут ли они пропустить меня, пока я не замерз. Моментально все разошлись.

— Не планируете рассказать о своих похождениях более широкому кругу людей? Написать в блог, допустим. Или в социальной сети разместить рассказ?

— Скажу больше, я готовлю публикацию. Там будут и снимки, и правдивые истории о содержании, и много всего интересного. В заключении я перечитывал Солженицына, Достоевского, Шаламова. Достоевский вообще для меня, как Библия. Конечно, до их уровня мне далеко, но кажется, что людям будет интересно прочитать о каждодневной борьбе простого человека, волей случая оказавшегося в заграничной тюрьме…

Оставьте комментарий:

Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Наши партнеры
Реклама