Суббота 19 сентября

«Подростковый возраст опасен»

Назад

25 Ноября 2016 00:00

 0
Общество

Автор: Олег БОНДАРЬ, Сергей ТИМОФЕЕВ

Фото: Александр КОЛЕСНИК

В редакцию «Молодого коммунара», где во вторник прошла очередная телефонная «прямая линия», туляки звонили, чтобы задать свои вопросы о самом главном в жизни — им отвечала уполномоченный по правам ребенка в Тульской области Наталия Зыкова. Ей помогал заместитель начальника отдела «К» УМВД России по Тульской области Максим Стрельников.

«Ребенок не должен чувствовать себя отверженным»

Ольга:

— Из головы не идет недавняя трагедия в Псковской области, где застрелились двое подростков. Что делать, чтобы подобное не повторялось?

— Псковский случай — это, конечно, из ряда вон выходящая ситуация. Это трудно комментировать. Отчаяние ребят и непонимание со стороны взрослых… Такого не должно быть. Эти дети были на виду и, как все говорят, ничто не предвещало беды. Идет следствие, оно должно выявить причинно-следственную связь, мотивы, тогда можно будет сделать какие-то выводы.

Подростковый возраст опасен. В это время дети становятся максималистами, часто противопоставляют себя целому миру. Многое тут зависит от родителей, от педагогов. Дети не должны чувствовать себя отверженными, одинокими, непонятыми. Эти грани надо стирать, чтобы помочь ребенку преодолеть внутренний конфликт.

Анастасия:

— Скажите, много ли у нас беспризорных детей? Раньше это бросалось в глаза на улицах. Сейчас их не видно. Попрятались или нет таких у нас больше?

— Беспризорники — это дети, которые не имеют определенного места жительства. В Тульской области таких детей нет. Есть безнадзорные дети, даже понятие такое в законе существует — безнадзорность. То есть это дети, по отношению к которым в должной мере не исполняются родительские обязанности, но все они состоят на соответствующих учетах. А с беспризорниками в Тульской области я пока не сталкивалась.

Мария Сергеевна:

— Мой внук учится так, что ему приходится четыре дня в неделю ходить в школу № 71, а один день в неделю — ездить в школу № 59. Это очень неудобно и опасно. Что нам делать?

— Вопрос, как я понимаю, связан с тем, что раньше ваш внук учился рядом с домом в бывшей 71-й школе на ул. Галкина, а с созданием образовательных центров ему теперь приходится раз в неделю ездить в 59-ю школу на ул. Гончарова. Это расстояние примерно в два-три километра, разделенное железнодорожной линией.

Полностью с вами согласна, непонятно, зачем нужна такая оптимизация. Буду разбираться с этим вопросом, обращусь в министерство образования. Если бывшая школа № 71 находится, как это и должно быть, в шаговой доступности, то школа № 59 — в отдалении. Это неправильно. Необходимо в соответствии с законом обеспечивать шаговую доступность филиалов образовательных учреждений.

Виктор Михайлович, г. Узловая:

— Жителей нашего города беспокоят бродячие собаки. Страшно за детей, которые гуляют рядом с этими стаями. Наталия Алексеевна, помогите.

— Вопрос — в компетенции муниципалитетов. В соответствующих бюджетах, городских или районных, заложены средства, но зачастую их недостаточно. Например, условно говоря, денег хватило на отлов 15 собак, а по факту их 40 бегает по райцентру. Комитет по ветеринарии передал полномочия органам местного самоуправления. И местные администрации должны оперативно реагировать на такие обращения граждан.

А вообще, я считаю, нужно вносить поправки в областное законодательство, комитет по ветеринарии должен был их подготовить, обсуждение на форуме регионального правительства идет активно. Узнаю об этом и сообщу вам. А пока что остается обращаться в администрацию муниципалитета.

Федор:

— Я случайно зашел на страницу сына в соцсети и увидел, в каких группах он там состоит. Не скажу, что меня это сильно обрадовало. Как поступить? Ведь прямое давление на ребенка в этом случае может привести к противоположному результату. Теория запретного плода…

— С детьми в подростковом возрасте надо дружить, общаться, находить общие интересы. И конечно, задача родителей — разъяснить все опасные для ребенка моменты от общения в таких группах.

А вот над обеспечением информационной безопасности надо еще работать. У нас недавно прошла вторая межрегиональная научно-практическая конференция по защите детей от вредной информации. В ней приняла участие Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова. Мы предложили внести восемь поправок в Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», чтобы конкретизировать некоторые понятия.

Сайты, пропагандирующие, например, экстремизм и наркотики, специалистам удается блокировать быстро. Но появляются новые. Еще сложнее дело обстоит с сайтами суицидальной направленности, потому что нужно еще доказать их вредоносность, провести соответствующую экспертизу и так далее. Обнаружением и блокировкой вредных сайтов занимаются Роскомнадзор, правоохранительные органы, в том числе отдел «К» полиции…

На всякое действие есть противодействие

На ряд вопросов наших читателей ответил присутствовавший на «прямой линии» заместитель начальника отдела «К» УМВД России по Тульской области Максим Стрельников.

Андрей:

— За детей, «сидящих» в интернете, становится страшно: маньяки, педофилы, извращенцы — кто только там ни «пасется». Что должно настораживать, о чем следует предупредить ребенка?

— Зачастую такие люди знакомятся с детьми под видом мальчиков и девочек в социальных сетях и в онлайн-играх. Извращенцы вступают с детьми в переписку. Заманивают детей тем, чего им не хватает. Это не обязательно материальные блага, это может быть просто внимание к ребенку, к его проблемам. Если родители этого недодают, нишу заполнят подобные персонажи.

Современные онлайн-игры для комфортной игры требуют внесения денежных средств. Игровая валюта («кристаллики», «рубинчики», «золото» и т. п. ), приобретенная за реальные деньги, часто используется в качестве подарка, и злоумышленник входит в доверие к ребенку. Понятно, чем такая «дружба» может закончиться.

Что делать, чтобы этого не случилось? Звучит банально, но лучшая профилактика — постоянный контроль за ребенком. Не надо стесняться заглядывать в переписку детей и задавать им вопросы. Конечно, вы правы насчет запретного плода: главное — не переусердствовать, чтобы избежать обратной реакции.

Инна Степановна:

— Самый ужас — это детская порнография в интернете. В нашей области выявляется такое? А вообще, много ли преступлений совершается с использованием интернета?

— Сотрудниками нашего отдела постоянно ведется мониторинг сети на предмет обнаружения пользователей, осуществляющих распространение противоправного контента, в том числе и детской порнографии. Ежегодно два-три уголовных дела по таким фактам направляется в суд.

Мы проводим работу по установлению лиц, которые в интернете совершают развратные действия в отношения несовершеннолетних. Используя различные психологические приемы, извращенцы добиваются возможности делать снимки или видео. Потом с помощью этих изображений шантажируют детей и вынуждают подчиняться их воле. Не так давно выявили жителя Санкт-Петербурга, который действовал подобным образом по отношению к несовершеннолетней жительнице нашего региона. Девочке тяжело пришлось. К нам обратилась за помощью ее мама. Шантажиста, совершавшего развратные действия, удалось обезвредить, сейчас его судят.

Однако жертвами в интернете становятся не только дети. Постоянно совершаются мошенничества при совершении сделок по купле-продаже. Сложность здесь в том, что пострадавший находится в одном регионе, а преступник — в другом. Точно так же, как и члены преступной группы могут базироваться в разных городах. Но на всякое действие есть противодействие. Для этого и существует наш отдел. Многого не могу раскрыть, но скажу: мы располагаем достаточным потенциалом для раскрытия преступлений, совершаемых с использованием сети Интернет, какими бы ухищрениями ни пользовались преступники…

Наши партнеры
Реклама