Четверг 24 сентября

Родительские права и детские интересы

Назад

07 Октября 2016 00:00

 1
Общество

Автор: Дмитрий ЛИТВИНОВ

Фото: frant.me

Принимая решение о расторжении брака, супруги, как правило, думают в первую очередь каждый о себе, и только потом — о детях. А должно быть наоборот.

Две крайности

— Только на прошлой неделе мы вернули очередной матери — жительнице Новомосковска — ее ребенка. Такие случаи давно перестали быть редкостью в нашей работе по всей области. И речь только о том, что доходит до уполномоченного,— говорит детский омбудсмен Тульской области Наталия Зыкова.— Количество разводов, к сожалению, практически не уменьшается. И в распадающихся семьях, где есть ребенок, он нередко становится разменной монетой…

В первом полугодии 2016 года в нашем регионе в брак вступили 3714 пар, а 3046 пар его расторгли. Каждый случай развода, по мнению Н. Зыковой, уникален — об этом, собственно, писал еще Толстой в начале романа «Анна Каренина». Однако если в семье есть дети, то в этой ситуации требуется совершенно особый взгляд, сконцентрированный в первую очередь на ребенке, его правах и интересах.

— За словом «развод» порой стоит трагедия, в которой наиболее пострадавшей стороной может оказаться именно ребенок, а чаще всего так и происходит,— продолжает Н. Зыкова.— В большинстве случаев приходится иметь дело с одной из двух крайностей: либо один из родителей не хочет содержать ребенка, то есть не исполняет свои обязанности, определенные судом; либо, напротив, один из бывших супругов видит ребенка исключительно своим и ничьим больше. Последний вариант в развитии может обернуться чем угодно…

Психологическое насилие недоказуемо

Не называя имен, уполномоченный по правам ребенка рассказывает о случаях из практики. Не так давно мальчика пришлось вызволять из дома отца, который взял чадо у мамы на летние каникулы, а с началом учебного года «забыл» вернуть в семью. К работе подключились судебные приставы и общественный помощник детского омбудсмена. Как оказалось, причиной конфликта стала бабушка ребенка, которая невзлюбила бывшую невестку и всячески настраивала мальчика против нее.

— Случаи психологического насилия, а это было именно оно, очень трудно доказуемы. Манипулирование мнением ребенка — распространенная практика, но мало кто понимает, как это в будущем может отразиться на его психике, мировоззрении, судьбе,— комментирует Н. Зыкова.

Настоящая драма разыгрывалась несколько месяцев в Донском. Там отец не вернул бывшей супруге четырехлетнюю дочь, которая по решению суда должна была постоянно проживать с матерью. Ребенка привезли в дом за высоким забором, откуда девочка практически не выходила, а маму к ней, естественно, не пускали.

Пришлось идти на переговоры. Мужчина отказывался пускать в свой дом людей в форме — судебных приставов. Мать смогла увидеть свою дочь лишь в сопровождении уполномоченного по правам ребенка. Девочка тут же бросилась к ней, стала кричать, что она ее любит, и в конечном итоге вернулась к маме.

— Судебным приставам в таких ситуациях работать непросто, изъятие ребенка в их полномочия не входит, единственный механизм воздействия на нарушителей — штраф,— объясняет детский омбудсмен.— Необходимы дополнительные механизмы для тех, кто не может договориться. Нужно ужесточать ответственность за невозврат детей, за неисполнение решений судов. Но в каждой ситуации надо действовать очень аккуратно…

Если семья дала трещину

Бракоразводные процессы рассматриваются мировыми судьями, и если супругам самим удается договориться о проживании ребенка, то на этом дело и заканчивается. Но часто этот вопрос оказывается неразрешимым, и возникает новый иск — уже в районный суд.

На досудебном этапе вопрос могут урегулировать районные органы опеки и попечительства, но обращение туда станет лишь обменом мнениями.

— Как правило, это бывает так: вызывается одна сторона и предлагается написать свое видение проживания ребенка и процесса воспитания. Затем тот же вопрос задается другой стороне. Если мнения расходятся, предлагается обеим пойти на уступки. Этот процесс, как вы понимаете, может длиться очень долго,— рассказывает уполномоченный по правам ребенка в Тульской области.— Я рекомендую всем прочитать Семейный кодекс — там есть ответы на все вопросы: и о том, что оба родителя, даже проживающие раздельно, имеют равные права на общение с ребенком и его воспитание, и даже на получение информации о нем. Таких случаев у нас тоже хватает: матери или отцы увозят детей в другой город и не дают второму родителю никакой информации. Мне приходится обращаться к коллегам из других регионов, чтобы помогли, узнали, посодействовали в урегулировании конфликта. Такие же обращения поступают и в Тульскую область…

При отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом, исходя из интересов детей и с учетом их мнения. Суд определит место постоянного проживания ребенка и порядок общения с родителями. К слову, мнение ребенка не является решающим фактором, и спрашивают его начиная с 10-летнего возраста.

Не довести дело до суда — лучший вариант во всех отношениях.

— Смотреть, как родители делят детей, порой невыносимо. Очень неприятно видеть, как люди в желании обладать ребенком обвиняют друг друга во всех смертных грехах. Кстати, клевета и наветы — еще один признак подобных процессов. Сейчас появилось множество медиативных практик, так называемая досудебная медиация, то есть урегулирование споров, конфликтов. У нас пока еще нет культуры обращения к психологам, но ее нужно создавать, вырабатывать,— считает Н. Зыкова.— Основное, о чем нужно помнить,— интересы ребенка, которые родителям необходимо поставить во главу угла и действовать исходя из этого. Не стесняйтесь обратиться к специалистам — в Кризисном центре помощи женщинам помогут найти ответы на многие вопросы, в том числе и юридические. Обращение бесплатное. Кроме того, семейной медиацией занимаются в Валеоцентре и других психологических центрах региона…

Наши партнеры
Реклама