Пятница 18 сентября

Как продали «Лену»

Назад

19 Августа 2016 00:00

 0
Репортерский перекресток

Автор: Константин ЛЕОНОВ

Фото: Сергей ШМУНЬ

«Мы, душеприказчики, думной дворянин Петр Иванович Прончищев да стольник Гаврило Яковлев сын Тухачевский, продали на вечные времена князю Василию Васильевичу Голицину деревню Сукром, а в той деревне — крестьян с женами и детьми и братьями и племянниками и с пасынками, с лошадьми и с коровами, и со всякою рогатою и мелкою животиною».

Эти дивные строки — из купчей XIX века. Нравы и обычаи царили духовно-скрепные, села вместе с народом не только выставлялись на торги, но и переходили в наследство, проигрывались в карты, обменивались. Купля-продажа деревень была для русских помещиков столь же обычным делом, как сейчас — сделки с дачами и складскими помещениями. Но, похоже, мы к истокам медленно, но верно возвращаемся: новости о сбыте и приобретении деревень и домов с людьми уже не очень удивляют.

Вот такая… ерунда

Пишет семья теперь уже туляков Шнягиных: «Мы, вынужденные переселенцы из г. Баку, в 1993 году переехали в г. Тулу. Простояли в очереди на жилье с 1993 по 2004 год. А потом нас продали вместе со зданием общежития (ул. Скуратовская, 125). С 2004 года мы судимся с этой недобросовестной хозяйкой дома, которая за 12 лет не соизволила заключить договор с энергоснабжающими компаниями. В 2014 году нас оставили без электроэнергии. Плиты на кухне — электрические, вода — электронагреватели. Прошлой зимой лопнула система отопления и водоснабжения. Короче говоря, второй год мы практически на улице — с постоянной пропиской. С 2014 года нам приходится снимать жилье».

…Двухэтажный деревянный барак похож на партизанский штаб — замаскирован кустами и бурьяном так, что с дороги в 50 метрах его не видно. Внешним видом он похож на иллюстрацию из рекламы защитных покрытий для дерева: «Что бывает, если за деревянными стенами не ухаживать». Узкие окошки-амбразуры на потемневших от старости досках. Кривая скрипучая лестница на второй этаж. Запах прелой древесины и плесени.

Вера Шнягина живет в своей квартирке-комнате на чемоданах. Вернее, на коробках, в которые упакован нехитрый скарб. Если уж совсем точно, то не живет она, а наведывается сюда, чтобы бомжи не вселились под предлогом запустения.

— Мы просто морально устали,— вздыхает Вера Николаевна. Интеллигентного вида женщина на фоне обшарпанных интерьеров смотрится инопланетянкой.— Вопрос никак не решается больше десяти лет. Вот так нас встретила историческая родина. Думали, тяжелее, чем в Баку тогда, уже не будет. Ошибались. У меня пенсия 8 500 рублей, у мужа — 12 000. Отдаем за съемную квартиру 13 500 в месяц. Если б сын не помогал — не знаю, что было бы. А отсюда жизнь ушла вместе с электричеством. С баллоном газовым комнату делить страшно, не на костре же во дворе еду готовить.

Васильевой (владелица дома.— Авт. ) ничего не нужно, ей и дом этот не нужен: на нем долгов висит больше двух миллионов рублей за одну только электроэнергию. Да домовладелицу еще найти надо, недавно с полицией повсюду искали. Судов сколько было — не сосчитать. Васильеву в 2009-м лишали права собственности на здание, но она через суд это право восстановила. И к нам, жильцам, иск в 2014 году подала на выселение. Зачем ей имущество с людьми какими-то? Но суд ей отказал и постановил: сохранить за 15 жителями бессрочно и без каких-либо оговорок право пользования и проживания.

Весной из администрации города Тулы письмо пришло о том, что проведено комплексное обследование дома № 125 по ул. Скуратовской. Установлено, что «в результате бездействия собственника данного домовладения Васильевой О. Л. по вышеуказанному адресу прекращена подача электроэнергии, отсутствует тепло- и водоснабжение, система водоотведения в нерабочем состоянии, в связи с этим проживание в жилых помещениях данного жилого дома не представляется возможным»…

Проклятое место

Из коридора доносится душераздирающий скрип ступеней. Свои квадратные метры прибыл проведать еще один обитатель «Вороньей слободки» — Дмитрий Мартынов. В тему разговора он «въезжает» быстро. Да и какая еще тут у них может быть тема? Только одна: как, имея прописку, не оказаться вообще на улице. Мужчина не то чтобы оптимистичен, но поскольку, в отличие от Веры Николаевны, на исторической родине живет испокон веку, весело зол. И не склонен к употреблению дипломатических выражений:

— Сначала тут гостиница Центргаза была, потом — общежитие, как временное жилье. Общага называлась почему-то «Лена». Сотрудники жили и члены семей. Всех в очередь на квартиры поставили. И вдруг в 2004 году Центргаз за 600 тысяч рублей продает «Лену» вместе с шестью семьями — почти двумя десятками человек. Как девку Матрену за 100 рублей ассигнациями. Договоры с поставщиками электричества этой Васильевой не нужны, а мы кто такие — «третьи лица». Хотя предлагали ей: давай мы самостоятельно оформим договоры с Энергосбытом, сами платить будем. Бесполезно. И вот сколько помню — такая… ерунда: то врубят свет, то вырубят.

Тут из местной администрации звонили. Говорят, давайте мы вам два электрогенератора подгоним. Я им отвечаю: а бензин тоже подгоните? Генератор угарный газ выделяет, в помещении нельзя использовать, на придомовой помойке поставить? От бомжей вы его охранять будете, пока мы на работе? … Разозлились: пишите, мол, отказ от генераторов, неблагодарные.

Муниципальные власти все в курсе, к Елкину (начальник главного управления по Центральному территориальному округу.— Авт. ) как на работу ходим, а он только документы всякие показывает. Правда, было в мае какое-то совещание у него, исполнителям дали срок до 1 сентября, чтобы восстановить здесь жизнеобеспечение. И вроде бы потом, если не наладится ничего, снова будут подавать иск о лишении Васильевой права собственности на здание. Очередная серия Марлезонского балета. Сейчас в доме четыре семьи зарегистрированы, 11 человек. А постоянно живет одна Лариса, ей податься некуда…

Лариса Веневцева первым делом поведала о хорошем: как недавно отселили от нее соседку-алкашку, которая водила толпы мутных персонажей, потенциально способных устроить взрыв газового баллона.

— А вообще-то я приспособилась без света,— сообщила женщина.— Радиоприемник у меня есть. И фонарь на светодиодах: они экономичные. Хотя, конечно, это не жизнь, а так — проживание. Отсюда даже бездомные коты ушли, проклятое место…

От проклятого места до центра Тулы — 15 минут на маршрутке.

Наши партнеры
Реклама