Воскресенье 20 сентября

Семейная история

Назад

12 Августа 2016 00:00

 0
Общество

Автор: Артем ЖИЛЬЦОВ

Фото: nk-online.ru

Бывает и так, что чужие люди оказываются гораздо ближе, чем родные дети.

За подаянием из-за болезни

О Зое Андреевне мне рассказали знакомые. Мол, ухаживаем за одной старушкой. Убираем квартиру, привозим продукты, готовим. Встретили ребята одинокую бабушку года полтора назад — ссутулившись и кутаясь в поношенное пальто, она стояла с протянутой рукой у входа в супермаркет.

— Мы с женой закупали продукты на неделю,— вспоминает знакомый.— На выходе обратили на нее внимание. Апрель тогда снежный был. Из-за метели она стояла вся в снегу. Жалко стало. Подошли, попытались заговорить, а в ответ — слезы…

Позже из беседы стало ясно, что бабушка пошла за подаянием от отчаяния. Старая как мир история: пенсии едва хватает на оплату квартиры и лекарства. Из-за этого рацион старушки стал весьма и весьма скромным — стакан чая и кусок хлеба. На праздник позволяла себе вафли и какао — мотовство, конечно, но это так напоминало ей вкус детства… Так и жила бы дальше, экономя на каждой крошке, да только сердце стало пошаливать не на шутку. Бета-блокаторы, выписанные врачом, оказались пожилой женщине не по карману. Так и получилось, что, выйдя в один апрельский день из аптеки с горой таблеток, она оказалась перед выбором — просить милостыню или умереть в своей однушке от голода…

— Она говорит, а у самой слезы так и бегут,— продолжает рассказ мой приятель.— Жена всю корзинку, что мы набрали, ей в руки сует, а та не принимает. Говорит: подайте на хлебушек только. И вот представь: апрель, метель бушует, и они уже вдвоем ревут у входа в магазин. Ну, я их обеих посадил в машину и попросил пенсионерку назвать ее адрес. Привезли, вскипятили ей чаю, начали расспрашивать о родственниках…

Родственники у Зои Андреевны имелись — сын и дочь. Да только не общаются они уже года три — перестали видеться после смерти главы семьи. Так вот и получилось, что мои знакомые взяли шефство над бабушкой. Сначала раз в две недели заезжали, проверяли, как и что. Потом все чаще и чаще. Восстановили отключенный за неуплату телефон. Созванивались каждый день. Так бы и продолжалось дальше, если бы на горизонте не появились отпрыски пожилой женщины. И у них имелась своя версия происходящего.

Принципиальная глупость

Александр и его сестра Наталья выглядят людьми достаточно обеспеченными. Трудно понять, как же так вышло, что индивидуальный предприниматель не может обеспечить всем необходимым родную мать. А вот Александру трудно понять, почему его мать обратилась за помощью к незнакомым людям, а не к нему или сестре.

— Дело ведь в чем,— горячится Александр.— Как батя умер, так наше общение с мамой и сошло на нет. До этого мы собирались иногда, чтобы посидеть у родителей. А после похорон мать мне заявила, что и без нас проживет, раз мы родителей только по праздникам вспоминаем. Слово за слово, покричали друг на друга, и я выскочил из дома…

После этого он ждал от матери звонка с извинениями, но так и не дождался. Решил пойти на принцип и перестал приезжать в гости. Раз в неделю звонил, но Зоя Андреевна тоже оказалась принципиальной: услышав голос сына, просто бросала трубку.

— Я в это время уже в Москве жила,— включается в беседу Наталья.— Помню ссору на похоронах, пыталась примирить их, но куда там… Потом вернулась в столицу, а там ритм жизни бешеный, совершенно не было времени, чтобы даже выходной взять, а не то что в Тулу приехать. Находила время только на звонки, а потом мне просто перестали отвечать. Я думала, что мама и на меня обиделась. Кто же знал, что у нее телефон отключили…

Приехать в Тулу Наталью заставило чувство вины. Взяла недельный отпуск, постучалась в родную квартиру, а там ей открыли дверь незнакомые люди. Встреча с ребятами, ухаживающими за Зоей Андреевной, оказалась теплой. Чего нельзя сказать об их встрече с Александром, которому Наталья позвонила после визита к матери.

«Знаем мы таких добреньких…»

— Да даже ребенку ясно, что они хотят ее обдурить,— снова закипает мужчина.— Знаем мы таких добреньких: сегодня они ей кашку готовят, а не успеет труп остыть, как заселятся в квартирку. Ничего, я на них управу-то найду…

Нимало не смущаясь разговорами об «остывающем трупе» при живом человеке, Александр еще минут десять негодует и кричит что-то о приглашенных юристах, справедливости и кузькиной матери. Впрочем, повода беспокоиться у предпринимателя нет. Новые друзья Зои Андреевны абсолютно не претендуют на ее квартиру.

— Если Александр одумается и будет навещать маму, то мы только рады будем их воссоединению,— подводит итоги своей волонтерской деятельности мой товарищ.— Нервничать не надо, нам Зоя Андреевна стала практически родной. А жена моя так вообще в ней души не чает. Если Александр против нашей помощи, то мы хотим просто навещать ее…

Наталья обещает успокоить брата и выбираться хотя бы раз в месяц в родной город. Говорит, что очень благодарна ребятам, которые не прошли мимо ее матери.

— Вот такая она у нас,— вздыхает Наталья.— Обиделась на Сашку и сама себя доводила. И он тоже хорош, конечно. Но ничего, теперь мы во всем разобрались. Я на коленях упрашивала маму простить меня и брата. Вроде бы она смягчилась. Я ей буду деньги высылать, а Сашу заставлю приезжать каждый день…

В итоге участники этой истории сумели найти общий язык. Кроме Александра, который, уходя, все-таки позвонил знакомому адвокату…

Поясняет юрист Александр Павлов:

— Причин для волнения я не вижу. Чтобы квартира перешла не к родственникам, а досталась кому-то еще, необходимо оформлять договор пожизненного содержания с иждивением. Обязательства пожизненного обеспечения включают питание, одежду, уход, сохранение бесплатного пожизненного проживания на занимаемой жилой площади. Такой договор в данном случае заключен не был…

Внутрисемейные конфликты — явление довольно распространенное: найти общий язык с близкими людьми бывает очень сложно. А поверить в то, что кто-то может заботиться о другом человеке без расчета и корысти, а просто так, из любви и сочувствия,— оказывается, для многих еще труднее.

Наши партнеры
Реклама