Вторник 22 сентября

«Незнайки» и «Солнечный город»

Назад

05 Августа 2016 00:00

 0
Общество

Автор: Артем ЖИЛЬЦОВ

Фото: Из архива "Молодого коммунара"

Попрошайничество — явление для нашего города абсолютно не новое. И пишем мы об этой проблеме уже не первый раз. Но…

Из года в год на главных улицах Тулы появляются то печальные мужчины на инвалидных колясках, то несчастные бабушки, постоянно теряющие пенсию, при этом уезжающие домой на любезно подогнанной внуками машине. Ближе к осени возникают шумные и смуглые детишки с закутанными в тряпье мамашами. А теперь вот «на благотворительность» собирают совсем молодые ребята. Они называют себя волонтерами, хотя одна рабочая смена у них стоит 500 рублей.

От всех болезней

Впервые с такими волонтерами случилось столкнуться ранней весной: молодые трудоспособные ребята, приехавшие якобы с… Донбасса, собирали деньги для щекинского мальчика. Действовали они от ростовского фонда «Солнечный город». У них даже были какие-то бумаги, но сбор велся явно некорректно. Отчетность как таковая отсутствовала в принципе, как и сайт благотворительной организации. После публикации в «Молодом коммунаре» полиция уличную «благотворительность» быстренько прекратила.

Очередной «всплеск» уличной благотворительности наметился в начале июня. Две девчонки, лет пятнадцати на вид, тормозили поток людей на Красноармейском проспекте и просили пожертвовать деньги на лечение. Лечить предполагалось несчастного мальчика, причем сразу от ДЦП и эпилепсии. Диагноз не мог не вызывать сострадания. Смущало только то, что фотографию этого же малыша я недавно видел в соцсетях. Там его недуги коренным образом отличались от нынешних.

— Слушайте, так ведь недавно собирали этому же ребенку на лечение, только тогда у него сердце болело,— начал допрашивать я девчонок, собирающих деньги.

— Мы ничего не знаем, нам дали фото и график работы,— мои собеседницы сразу же перевели разговор с больной головы на здоровую.— Нам бы смену доработать, а что и кому там собирается — не наши проблемы…

Увидев такую «искреннюю» заинтересованность волонтеров, я попросил номер телефона человека, который предложил им эту работу. Мобильник не отвечал, так что пришлось прогуляться по адресу «благотворителя», указанному на фото с больным ребенком. На пятом этаже бизнес-центра дверь открыла группа молодых людей, которые после моего вопроса приоткрыли завесу тайны. Оказывается, таким способом пытался заработать один недобросовестный товарищ из их компании.

— Он все время на такие аферы горазд был,— рассказал один из парней.— Но чаще всего именно благотворительность выбирал. Ведь полно еще людей сострадательных, все они думают: вот кем я буду, если не помогу малышу? А товарищ наш на этом наживался. Мы его раз предупредили, второй, на третий пригрозили полицией. После этого он вернулся в Алексин, и вот видишь, опять начал свою деятельность, видимо…

На прощание ребята пообещали разобраться со своим бывшим товарищем. И свое обещание, похоже, сдержали — больше людей, собирающих на лечение именно этого ребенка, я не видел. Правда, буквально месяц спустя появилась новая партия волонтеров.

Нам конкуренты ни к чему

Новые неравнодушные к чужому горю подростки облюбовали для себя точку у небезызвестного торгово-развлекательного центра. Действуют ребята достаточно скромно и не стремятся остановить каждого прохожего.

— Пожертвуйте деньги ребенку на операцию, девочка умирает,— говорит мне паренек. Он указывает на коробку с фото и знакомит с подробностями душераздирающей истории.

Подать-то я подам, но как узнать — вдруг ты мошенник? — задаю я прямой вопрос.

— А у нас все телефоны и адреса есть, можешь звонить и спрашивать,— гордо отвечает волонтер.

Ну что ж, против такой честности и открытости не попрешь. На всякий случай записываю телефон организатора акции и название благотворительного фонда. Это все тот же «Солнечный город» из Ростова-на-Дону. Понемногу пытаюсь разговорить ребят, которые парами курсируют между пешеходным переходом и ТРЦ.

— И что же, вы в самом деле бесплатно помогаете фонду?

— Ну нет, мы же не совсем святоши,— пожимает плечами девушка, усыпанная веснушками.— Мы вроде распространителей листовок. У нас свои рабочие смены и свой план.

— Деньги небольшие, но 4 часа в день можно и поработать,— подхватывает разговор ее напарник.— Только ты особо никому не болтай — нам конкуренция ни к чему…

Спустя пару часов к ребятам на машине приезжает старший товарищ. Суровое лицо и не менее суровый голос красноречиво свидетельствуют о его высоком статусе. Позвав всех «сборщиков», мужчина опустошает коробки и предлагает им расходиться. Мои вопросы он полностью игнорирует, после чего садится в машину и уезжает.

— А это у вас главный, что ли? — наивно интересуюсь у своих собеседников, которые жуют еду, купленную тут же.

Не-а, он просто собирает выручку и переводит на счет фонда.— наивность ответа заставляет всерьез задуматься об умственных способностях волонтеров.— Сборщики, кстати, чередуются. Через день работают, не то что мы…

Распрощавшись с ребятами, пытаюсь обнаружить фонд, от имени которого они действуют. Но все попытки связаться с представителями, записанными мной, оказываются тщетными.

Заработок для волонтеров

Благотворительный фонд «Солнечный город» зарегистрирован в сентябре прошлого года в Ростове-на-Дону. В свидетельстве о регистрации, однако, отсутствует информация о филиалах в Туле или области. Способов связаться с ним сомнительный фонд предлагает два: телефон президента фонда, который все время выключен, и адрес сайта, который при проверке оказывается сайтом одноименного фонда из Новосибирска.

Марина Аксенова, директор новосибирского благотворительного фонда:

— У нас нет филиала в Ростове. А звонок ваш, между прочим, далеко не первый — мне постоянно звонят со всей России. То здесь, то там появляются якобы волонтеры. Подростков нанимают на работу в различных соцсетях и обещают ежедневную заработную плату в размере 700 рублей. Думаю, людям не стоит быть такими доверчивыми. Обязательно проверяйте адекватность и легитимность сбора. Желательно с помощью органов правопорядка…

А как проверить, если на тебя с фотографии смотрит печальное лицо малыша? К тому же 100–150 рублей не такие большие деньги, чтобы дотошно изучать законность действий волонтеров. Вот и остается доверять исключительно своей интуиции и решать самому, подавать в очередной раз или все-таки пройти мимо.

Небогатая практика современной тульской благотворительности показывает, что ответственные фонды не страдают «альпийским» нищенством, т. е. подаяние на улице не собирают в принципе. Никогда. Случаются одиночные акции в торгово-развлекательных центрах или даже сравнительно небольших магазинах, но там сбор средств ведется строго с разрешения администрации, деньги опускаются в стационарные или переносные опломбированные ящики. Выемка дензнаков протоколируется и отражается в отчетности, а отчетность размещается на сайте. У ростовского «Солнечного города» сайта как не было, так и нет. А ведь благотворители имеют право запросить отчет. Только вот как это будут делать случайные прохожие на улицах?

Иван Абрамов, адвокат:

— Так как основной целью создания и функционирования благотворительной организации является осуществление благотворительной деятельности, а не извлечение прибыли, то и все доходы должны быть направлены на помощь нуждающимся. Распределение прибыли между учредителями (членами) благотворительной организации противоречит не только уставной деятельности данной организации, но и российскому законодательству. Просто поймите, что порядочный благотворительный фонд никогда не отправит волонтеров собирать деньги на улицу. Да и что это за волонтеры такие — на зарплате? Плюс, за всю свою прибыль фонды обязаны отчитываться, ведь вся их деятельность регламентируется Федеральным законом № 135 «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях».

Наши партнеры
Реклама