Четверг 24 сентября

Воздух — чтобы плавать

Назад

08 Июля 2016 00:00

 0
Увлечения/Отдых

Автор: Никита СКОРИКОВ

Фото: предоставлено федерацией воздухоплавания Тульской области

Днем над Тулой их редко увидишь. И не потому, что в рабочее время мы чаще не в небо смотрим, а под ноги. Просто появляются они над городом чаще на закате. Воздушные шары тишину любят…

Всякий, кто хоть раз видел неторопливо проплывающие далеко вверху шары, наверняка прикидывал, а каково это: оказаться в корзине и взглянуть на город с высоты птичьего полета. Чтобы узнать, может ли обычный туляк полетать не спеша, корреспондент «Молодого коммунара» отправился в региональную федерацию воздухоплавания.

Первый тепловой аэростат — то, что у невоздухоплавателей принято называть «воздушным шаром»,— привез в Тульскую область пилот Андрей Кульков в 2004 году. Редкое хобби сразу привлекло в команду Андрея единомышленников. Группа росла, и уже через три года коллектив смог создать региональную федерацию воздухоплавания. Кстати, первый тульский аэростат под названием «Кедр» до сих пор можно увидеть в небе над городом.

На сегодняшний день в Тульской области насчитывается 9 пилотов и столько же аэростатов. При этом три тульских пилота входят в состав сразу трех сборных России — во взрослую мужскую (Андрей Кульков), в молодежную (Дмитрий Жохов) и в женскую (Юлия Селезнева).

Среди обывателей бытует мнение, что воздушный шар неуправляем и летит туда, куда ветер его несет. Правды в этом утверждении лишь часть. Как раз ветер — это и есть и «руль», и «двигатель» аэростата. Опытный пилот, используя потоки ветра, который на разных высотах дует в разных направлениях, может, пролетев несколько километров, вернуться в ту же точку, откуда стартовал.

— Но вот если не поймал нужный ветер, нужно начинать пересчитывать маршрут и искать удобное место для посадки,— делится секретами единственная тульская пилотесса Юлия Селезнева.— Дома это несложно, местность знакомая. А вот на международных соревнованиях поиск места посадки может стать проблемой. В Европе и США практически везде частная территория, и чтобы где-то приземлиться, необходимо получить письменное разрешение землевладельца. Это обязательное условие. Если будут какие-то спорные вопросы, спортивный директор позвонит и узнает, получал пилот такое разрешение или нет. Отсутствие разрешения — это грубейшее нарушение не только правил соревнований, но и закона о частной собственности.

В 2012 году на чемпионате мира в США в правилах в перечне запретных зон рядом с одной из них (частная ферма) была пометка: «Здесь стреляют по аэростатам!». Но когда обстоятельства вынудили один из русских аэростатов приземлиться именно на этот клочок земли, договориться с хозяевами фермы все-таки удалось, и все завершилось благополучно. В наших краях народ более открытый: когда тренировочный полет проходит в выходной день, местные жители приглашают приземлиться хоть во дворе дома, предлагая угоститься чем бог послал…

Как заметила Юлия, примерно на такой же по размерам территории, как Тульская область, в Штатах бывает до 100 зон, запрещенных для полета. В Туле их всего 7, несмотря на обилие оборонных предприятий. Чтобы пролететь над ними, достаточно подняться на определенную высоту. Вообще, по федеральным авиационным правилам, старты и посадки в городе не приветствуются, но приземление при возникновении непредвиденной ситуации допускается — безопасность превыше всего. Однако любая такая ситуация будет расследоваться специальной комиссией. Поэтому стартуют воздухоплаватели обычно за городом. Одно из немногих мест, откуда аэростатам можно стартовать в черте города,— Центральный парк. Посмотреть на старты воздушных шаров здесь неизменно собираются сотни зрителей.

Кстати, несмотря на кажущуюся неторопливость передвижения аэростатов, воздухоплавание — это тоже спорт, где для победы нужно быть «быстрее, выше, сильнее». Задания бывают двух видов: реальные и виртуальные. Например, сброс с борта корзины аэростата маркера на мишень, разложенную на земле, или прохождение заданной фигуры в 3D-координатах.

Пилотирование личного воздушного шара — удовольствие, естественно, недешевое. Только изготовление аэростата обойдется в сумму от полутора миллионов рублей. Плюс мощный автомобиль с прицепом для транспортировки. И это не считая всякой «мелочи» типа GPS-навигаторов, компьютеров, раций и высотомеров. Впрочем, обладание всем этим еще не открывает путь в небо. Прежде чем подняться в воздух, необходимо пройти обучение и получить лицензию пилота гражданской авиации с правом пилотирования сверхлегких воздушных судов.

Тем не менее возможности для тех, кто рвется в небо, все же имеются.

— Чтобы попробовать свои силы, можно написать на сайт или в группы федерации в социальных сетях,— говорит Юлия.— Но это не совсем развлечение. Сборка и разборка аэростата — дело нелегкое в прямом смысле слова: одна корзина с баллонами весит больше двухсот килограммов. Хорошо, если из 20 новичков в итоге в экипажах остаются 7 человек. Но удовольствие от полета с лихвой перекрывает все трудности. Будущим воздухоплавателям мы сначала рассказываем про основы аэродинамики, метеорологии и навигации, потом «натаскиваем» их в сборке-разборке аэростата и лишь после этого уже смотрим, на какую роль в команде человек может претендовать — наземный штурман, летный штурман или пилот. Все члены команды очень важны. Без штурмана сложно сделать правильный расчет направления, чтобы точно прилететь в нужную точку.

Летаем мы много — и в России, и за ее пределами, поэтому в каждой команде несколько сменных экипажей. Воздухоплаватели всегда зависят от погоды, и как только небо проясняется, нужно оперативно собирать экипаж, а это сложно: работа, домашние дела. Часто бывает, что решение о полете принимается за два часа до вылета…

Кстати, самое опасное явление погоды для пилотов аэростатов — не мороз, а гроза. У пилотов есть жесткое правило: увидел на горизонте грозовую тучу — иди на посадку, даже несмотря на то, что это соревнования или хочется полетать именно сегодня. Если же грозового фронта нет, то можно и в дождь лететь, хотя воздухоплаватели не очень любят это.

— В дождь промокает оболочка, она утяжеляется, ее нужно гораздо больше прогревать, и все это приводит к повышенному износу оборудования, а мы очень трепетно относимся к своему дорогущему снаряжению,— поясняет Юлия Селезнева. Кстати, по ее словам, из всех способов передвижения в небе воздухоплавание — самый безопасный.

Наши партнеры
Реклама