Пятница 02 октября

Пустите крестьян на рынок

Назад

22 Апреля 2016 00:00

 0
Экономика

Автор: Наталья ЗЕЛИНЬСКА

Фото: Сергей ШМУНЬ

Указатели на границах земельных угодий колхоза-племзавода «Новая жизнь» им. И. М. Семенова не требуются. И так все видно: из-за поворота показываются ровные и чистые поля, аккуратно и своевременно обкошенные по всему периметру. Ярко-зеленые участки — озимые, темно-коричневые — яровые. Кажется, что и небо над ними выше, и солнце ярче. Но идиллию нарушает техника.

В «Новой жизни» идет посевная кампания. Могучий «Джон Дир» тянет не просто сеялку, а огромный производственный комплекс. Один день, две смены — и 200 гектаров засеяны. Так в знаменитом далеко за пределами Щекинского района и даже Тульской области хозяйстве уже обработали более половины посевных площадей. И поторапливаются с остальным. После сева пшеницы и кормовых наступит пора посадки картофеля.

О видах на урожай крестьяне вообще говорить не любят. Весной сложно определить, как в итоге сложится год.

В 2015-м урожайность зерновых в «Новой жизни» составила 50 центнеров с гектара. Это чуть ли не вдвое выше среднеобластного показателя, но все равно в хозяйстве недовольны: годом раньше-то 70 центнеров было… А здесь привыкли постоянно стремиться к ежегодному улучшению показателей.

В «Новой жизни» сеют продовольственную пшеницу на реализацию, а также пополняют собственную кормовую базу — ячмень, овес, люцерна…

Стадо здесь тоже будто с картинки сошло. Черно-пестрые буренки мирно соседствуют с рыженькими айрширами (самые продуктивные молочные породы).

В 2015 году на каждую корову приходилось по 8,5 тысячи килограммов надоенного молока. В этом, уверяет заместитель руководителя хозяйства Вера Данилина, должно быть 9,5 тысячи. Если учесть, что еще двадцать с лишним лет назад животноводы губернии без устали боролись за трехтысячные надои, возникает закономерный вопрос: как? Как им это удается? …

Не вложишь — не получишь

Секрет прост — и у надоев, и у урожаев. Чтобы получить, надо вложить. Затраты первого квартала — 15 миллионов рублей. А прибыли еще подождать надо… И погодный фактор в сельском хозяйстве, увы, никто не отменял. Дотации на сельхозпродукцию — дело не быстрое. Да, похоже, и не вечное. В 2014 году — 23 миллиона, в 2015-м — чуть меньше 10 миллионов рублей. В этом году госпомощь еще не получали. А удобрения, ГСМ, запчасти, зарплата, налоговые и неналоговые отчисления — все это нужно вовремя. И не дай бог, хоть в чем-нибудь проволочка. Тут и государство отнесется со всей строгостью. Не говоря уж о природе. И для сравнения цифра: только налоговых и неналоговых платежей в бюджеты и фонды орденоносный колхоз перечисляет ежегодно порядка 60 миллионов. Плюс заработная плата, вполне сопоставимая, а то и превышающая городскую. Плюс соцпакет для работников хозяйства.

Поэтому в «Новой жизни» традиционно рассчитывают на тех, на кого можно надеяться в любом случае — на себя. И результат, как правило, не обманывает ожиданий.

Секрет надоев, оказывается, очень прост: коровы, корма и добавки. И, конечно, опыт специалистов и их отношение к делу. Специалисты в хозяйстве высококвалифицированные и ответственные. Коровы, как уже было сказано, породистые и здоровые. Здесь, кстати, готовы поставлять племенной молодняк другим хозяйствам. И их посланцы приезжают. Смотрят телочек, нетелей. Восхищаются. Хвалят. Уезжают. Но не возвращаются. Денег нет? Или провозглашенный курс на импортозамещение до «коровьего» уровня никак не дойдет?

Хотя продуктивность молочного стада такая, как в «Новой жизни», никому не помешала бы.

Как хорошо быть коровой!

Корма здесь выращивают и готовят сами. Сенаж, например, в вакуумной упаковке хранится. Когда его распечатывают, запах стоит свежий, хлебный — сами бы, кажется, ели, да кто даст… Добавки — жмых, шроты — в «Новой жизни» покупают только у проверенных поставщиков. Из Орловской области привозят специальную глину — сушеная и размолотая в муку, она содержит все необходимые для животных микроэлементы. И здоровье коровок проверяют регулярно. Анализ крови на лейкоз, например, отбирают ежегодно. Может, поэтому лейкоза в «Новой жизни» давным-давно нет. А еще буренкам дважды в год делают педикюр — подрезают и лечат копыта. И каждый день у них прогулки на свежем воздухе.

— Мы отказались от выпаса,— рассказывает В. М. Данилина.— Заметили, что в процессе коровы больше гуляют, чем едят. Поэтому прогулки мы им устраиваем. Для этого к каждому коровнику пристроена или пристраивается своеобразная веранда. Так молочное стадо и целее, и здоровее. И это важно…

А телята вообще содержатся на воздухе. Даже зимой. И ничего — крепкими вырастают. И быстро: среднемесячный привес — 850–900 граммов.

Процедура дойки здесь уже почти двадцать лет как полностью автоматизирована. Один человек за компьютером справляется. Специальные датчики в ухе животного сигнализируют: завершен процесс или нет. Молоко в вымени не оставят, но и лишнего не выдоят. Чистота в доильном зале практически как в операционной. В процессе дойки идет и обработка оборудования: прошла одна корова — аппарат и ее место моются, дезинфицируются, ополаскиваются. Молоко охлаждается, стерилизуется и поступает в дальнейшую переработку. По итогам дневной дойки — радостные новости: оказывается, надои повысились. И жирность тоже — более 3,7%.

Вот почему кефир, молоко, сметана, масло и творог из «Новой жизни» на прилавках не залеживаются. У палатки на повороте к правлению колхоза с трассы М2 то и дело останавливаются машины — и фуры, и легковушки. В городе такую молочную продукцию — вкусную, натуральную, недорогую — днем с огнем не найдешь. «Новая жизнь» поставляет свои вкусности первейшей свежести исключительно в магазины шаговой доступности. Ритейлеры со скоропортящимся продуктом дела иметь не хотят. А поток покупателей у маленьких магазинчиков и сетевой торговли — несопоставимый. Поэтому колхоз-племзавод вынужденно сдает молоко на переработку на молочный комбинат. А могли бы производить свое. Оборудование — современное, импортное, высокопроизводительное — вполне это позволяет. Неужели рынок не готов потреблять натуральный отечественный продукт?

А что у нас на прилавках?

Условия выращивания и содержания скота у нас контролируются строго. Не дай бог что случится, и стадо тут же уничтожат: государственная ветеринарная служба шутить не любит. То же касается и продукции, сдаваемой колхозом «Новая жизнь» на молокоперерабатывающий комбинат,— тут также контроль жесточайший. Свою продукцию на прилавки тоже вроде бы продвинуть непросто. Но…

Я, например, хожу в супермаркет по субботам. Каждую неделю «здороваюсь» с подмосковным творогом. Не исключено, что с одним и тем же. Ведь у него срок годности — мне бы столько жить. Лежит-полеживает, никому не мешает. Опытная хозяйка за ним не потянется. Если только молодежь необученная польстится. То же и со сметаной, и с молоком, и с кефиром. Первым делом с полок исчезает местная еда. А ее в супермаркетах не так уж и много. Ярмарки выходного дня для производителей качественной натуральной «молочки» — тоже не выход. Конкурсы и тендеры на поставку продукта в бюджетные учреждения — школы, больницы — крестьяне даже не берутся выигрывать. Там ведь главное — дешевизна. А то, что супердешевое хорошим быть не может по определению,— это еще на государственном уровне, видимо, неизвестно. Иначе как молоко, которое не портится пару месяцев при комнатной температуре, попадает на прилавки, в школьные столовые, в меню для выздоравливающих? Секрет.

Врио губернатора Тульской области Алексей Дюмин обозначил в своих программных тезисах в качестве одного из приоритетных направлений развития Тульской области проект «Здоровый регион» и предложил комплексный подход к проблеме. И с этим предложением трудно не согласиться. В больницах ведь здоровья не ищут — бесполезно. А вот на прилавках продовольственных магазинов шанс еще есть. Если там будут вкусные, свежие, высококачественные продукты.

Наши партнеры
Реклама