Среда 23 сентября

Патронщики Победу приближали как могли

Назад

15 Апреля 2016 00:00

 0
Общество

Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ, Александр ИВАНОВ

Фото: Сергей ШМУНЬ и из архива «Молодого коммунара»

22 июня 1941 года на Тульском патронном заводе после окончания первой смены прошел многолюдный митинг. Его участники были единодушны: народ сумеет дать отпор захватчикам, а тульские патронщики сделают все, чтобы приблизить разгром врага. И они свое слово сдержали, приближая победное 9 Мая.

Дан приказ им: на восток

Буквально на следующий день, 23 июня, стал действовать мобилизационный план по производству боеприпасов, утвержденный ЦК ВКП (б) и СНК СССР еще до начала войны — в соответствии с ним производство патронов резко увеличивалось. Коллектив Тульского патронного определил свои задачи, было решено утроить нормы выработки, чтобы фронт в боеприпасах нужды не знал.

Квалифицированные рабочие уходили на фронт, но их заменяли женщины и подростки. Для начальников цехов, их заместителей, бригадиров, технологов и мастеров вводился особый режим работы. Сутками они не покидали завод. Среди патронщиков развернулось движение двусотников, многостаночников, совместителей профессий.

Опыт стахановцев Тульского патронного завода наркомат вооружения распространял по всем заводам отрасли. Так, 29 августа 1941 года нарком Д. Ф. Устинов приказал: «За отличную работу стахановку перехода завертки цеха № 7 завода тов. Осташову О. В. премировать месячным окладом. Ее опыт распространить».

В конце лета 1941 года фронт вплотную придвинулся к Туле и Москве. Осенью 1941-го городской комитет обороны в связи с угрожающей обстановкой на фронте принял решение эвакуировать на восток ряд предприятий. Для патронщиков это не было неожиданностью — постановлением ЦК ВКП (б) 18 августа 1941 г. был создан филиал Тульского патронного завода на Урале, в городе Юрюзань Челябинской области. 1 октября началась эвакуация завода из Тулы на Урал. Она была проведена в кратчайшие сроки, всего за 27 дней. На предприятии создали погрузочную площадку, к ней подвели железнодорожные пути. 100 бригад по 12–20 человек демонтировали тысячи станков и загружали в вагоны и на платформы тысячи тонн инструмента, полуфабрикатов, металла.

В течение одних суток в места эвакуации были отправлены семьи рабочих и руководящего состава.

На Урале коллектив завода пополнялся рабочими из местного населения. Под выпуск патронов оперативно были переоборудованы здания и сооружения гвоздильно-подковного производства. Уже в конце октября начался выпуск патронов. К концу 1941 года их было изготовлено 14 миллионов штук.

Враг у ворот

После основной эвакуации на заводе в Туле осталось около 60 человек во главе с директором Н. Б. Давыдовым. На оставшемся изношенном оборудовании, а также взятом с других предприятий местной промышленности начали выпуск боевой продукции и передали Тульскому рабочему полку около 1 миллиона патронов, броневые щитки для ведения огня из автоматов и винтовок.

Была продумана работа по ликвидации завода, если враг сумеет захватить Тулу: в разных местах в цехах было заложено 18 тонн взрывчатки, 36 тонн пороха и два вагона капсюлей. К взрывчатым веществам были проложены бикфордовы шнуры с детонирующими взрывателями, группа подрывников из 18 человек вела круглосуточное дежурство, и в случае необходимости через 10 минут после получения приказа завод был бы взорван.

Битва с фашистами шла жестокая, и не только на линии соприкосновения войск. В Тульской области было создано 80 диверсионных групп, 219 партизанских отрядов, 250 человек с патронного завода вошли в Тульский рабочий полк и истребительные батальоны.

Еще больше обострилась кадровая обстановка — взрослые уходили на фронт. По решению Тульского обкома ВКП (б) с 15 июля по 1 августа была проведена мобилизация для учебы в ремесленных и железнодорожных училищах 10 тысяч подростков из числа городской и сельской молодежи 14–17 лет.

На Тульском патронном заводе огромная ответственность в подготовке рабочих легла на начальников цехов, бригадиров, технологов. Были созданы краткосрочные курсы и бригады по освоению профессий. В январе 1942 года за счет выпускников школы фабрично-заводского обучения (ФЗО) завод пополнился 179 рабочими, в том числе 100 слесарями.

В начале 1942 года на заводе было восстановлено 72 единицы станков. Программа февраля увеличилась на 150–200 процентов, требовалось вернуть из эвакуации не менее 45 единиц оборудования.

Отдел найма завода, парторганизация, ИТР, рабочие брали списки бывших работников (уже глубоких пенсионеров) и шли по домам. До февраля 1942 года вернули на завод 250 человек. Хотя, по большому счету, коллектив предприятия в войну составляла в основном молодежь. К середине 1943 года прошли подготовку для работы на заводе более тысячи подростков, из них 29 процентов — от 14 до 16 лет, 15 процентов — от 16 до 18 лет.

Герои рабочих мест

К апрелю 1942 года первоначальный этап восстановления ТПЗ был завершен, действовали патронный, инструментальный, ремонтно-строительный, энерго- и парокотельный цеха. Программа мая 1942 года была выполнена на 161 процент, а к июню создана база, позволившая повысить госзадание в три раза.

С 1943 года происходит модернизация производства, то есть перевод в комплексно-автоматизированное производство. Автоматизировали операции снаряжения патронов, вставки капсюлей, проверки по отдельным калибрам монтажа пуль, каморения патронов. Количество таких станков на заводе в 1943 году возросло до 74,4 процента, благодаря чему производство 7,62-мм винтовочных патронов увеличилось на 165 процентов, пистолетных — на 203 процента.

За время войны заводу 9 раз присуждалось первое место и переходящее Красное знамя, два раза — второе. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 августа 1944 года 44 рабочих и инженерно-технических работника были награждены орденами и медалями. Орденом Ленина — старший мастер Юрий Владимирович Кузовлев, слесарь Алексей Иванович Шашков, бывший директор завода Александр Иванович Шевченко. Орденом Трудового Красного Знамени — главный инженер Михаил Аронович Гершкович, бригадир Вера Алексеевна Грызлова, помощник директора Николай Борисович Давыдов, начальник ОТК Иван Павлович Кузьмищев, механик Виктор Алексеевич Парашин, главный технолог Владимир Петрович Поляков, слесарь Анатолий Павлович Феофилов, начальник цеха Петр Иванович Черкасов. Многие были отмечены медалями «За трудовое отличие» и «За трудовую доблесть».

В 1944 году наркомат вооружения начал подготовку предприятий отрасли к мирному труду. Не снижая темпов выпуска патронов, Тульский патронный завод им. С. М. Кирова стал готовиться к выпуску гражданской продукции. А о подвиге заводчан в годы Великой Отечественной напоминает обелиск, установленный на территории предприятия в память о тех, кто победил в Великой Отечественной.

Эти имена навсегда вписаны в летопись Тульского патронного завода. Они сегодня делятся с нами самым ценным — своими воспоминаниями о том, как это было…

18-летняя зенитчица

Марию Захаровну Волкову призвали на фронт в 1943 году 18-летней девчонкой. Потом, уже на фронте, все удивлялись: разве девушки подлежат мобилизации?

— Просто в нашей деревне в Калужской области не осталось парней, а разнарядка пришла,— рассказывает Мария Захаровна. Ей летом исполнится 91 год, но события тех лет она помнит прекрасно.— Это было в сентябре, мы как раз картошку копали. В повестке было написано взять с собой кружку и ложку. Мама и младший братик плакали, вся деревня вышла со мной прощаться…

Новобранцев привезли на поезде в Тулу, где формировалась часть, а потом отправили в Харьков. Маша попала в зенитную батарею третьим наводчиком — следила за пикированием и кабрированием самолета. Часть охраняла узловую станцию, расположенную недалеко от города.

— Станцию постоянно бомбили немецкие «хейнкели». Было очень страшно. И холодно было — я однажды на посту ноги отморозила. А потом нас отправили в Венгрию, в Будапешт, где я служила до конца войны…

Будапешт был практически разрушен, советским бойцам приходилось самим рыть себе землянки. Мария Захаровна рассказывает, что бомбили постоянно, и зенитчикам приходилось несладко… Были, конечно, и свободные дни: Маша и ее подруга ходили в увольнение, чаще всего посещали местный рынок. И праздники случались: по этому случаю всем давали по сто граммов спирта, а девушкам — карамельки. Но Маша больше любила соленое и обменивала конфеты на воблу.

Ей было всего 20 лет, когда война закончилась, и она вернулась домой. Мария Захаровна работала военруком в деревенской школе, потом более 10 лет на молокозаводе в Калуге. А в 1958 году переехала в Тулу к сестре и устроилась на Тульский патронный завод: сначала трудилась разнорабочей, а в последние годы — кладовщицей.

— Для меня 9 Мая — особенный праздник,— говорит она.— На нашем заводе всегда так его отмечают! Приглашают на предприятие, угощают, дарят подарки. Хорошо, что о нас, ветеранах, не забывают…

Война — это очень плохо

1 января 2016 года Николай Борисович Никифоров отметил 90-летний юбилей. Он родился в 1926 году и был бы призван в армию только в 1944-м, но судьба сложилась иначе.

— Я из репрессированной дворянской семьи, в 1930-м нас отправили в ссылку в Архангельскую область,— рассказывает Николай Борисович.— Когда началась вой — на и немцы стали подходить к Москве, все силы Советской армии были брошены на ее защиту. Оголился финский фронт, и нас мобилизовали всех: несовершеннолетних, женщин, инвалидов, стариков. Мы обеспечивали прохождение по Мурманской железной дороге к столице эшелонов с помощью. Когда фашистов отогнали от Москвы, нас отпустили по домам. А взяли во второй раз в армию меня уже в ноябре 1943 года…

Николай Борисович в составе 65-го артиллерийского полка был отправлен на Дальневосточный фронт.

— Там шли настоящие боевые действия,— вспоминает он.— Мы стояли на одном берегу Амура, японцы — на другом: они тогда уже захватили Маньчжурию…

В августе 1945-го под командованием начальника разведки И. И. Маюрова Никифоров и его однополчане проводили разведку и попали под огонь противника. Тем не менее им удалось обнаружить и подавить 10 вражеских огневых точек. За этот подвиг Маюров был представлен к званию Героя Советского Союза. А Никифоров, в числе других, награжден за тот же бой медалью «За победу над Японией». С другом и командиром Маюровым Николай Борисович после войны служил в армии четыре года. Вновь встретился с ним 30 лет спустя — в 1981 году…

Демобилизовавшись, Никифоров приехал в Тулу и устроился на Тульский патронный завод в железнодорожный цех — там он и познакомился со своей будущей женой Любовью Александровной, вместе они прожили 59 лет.

— В День Победы я переживаю много разных эмоций — и хороших, и плохих. Но так устроена жизнь: что такое хорошо, человек не может оценить, пока не узнает, что такое плохо. А война — это очень плохо…

«То, что мы выжили,— чудо»

Серафима Степановна Королькова и сегодня плачет, вспоминая жизнь в блокадном Ленинграде. Ей тогда исполнилось 13 лет.

— У нас в семье было пятеро детей: самой старшей сестре — 18 лет, младшему — полтора годика. Отец работал на заводе, мама была домохозяйкой, а жили мы на окраине города, в Колпино…

О том, что началась война, Серафима узнала на второй день, когда над городом стали низко летать немецкие самолеты и расстреливать мирных жителей. Тогда погибла ее близкая подружка Машенька…

— Отец ушел на фронт, сестру забрали рыть окопы,— вспоминает Королькова.— За старшую оставалась я. И за хлебом обычно ходила я, маму мы, дети, решили не пускать — если бы что-то с ней случилось, мы бы точно не выжили…

Однажды после очередной бомбежки дом, где жила семья Серафимы, превратился в руины. Маму и детей поселили в холодную темную землянку — в ней им пред-стояло прожить около двух лет…

— Однажды в очереди за хлебом за мной стоял мужчина, он вдруг набросился на меня и стал хлеб отнимать, потом какие-то женщины налетели. У меня оставался небольшой кусочек, я шла домой и рыдала — не представляла, как мама будет между нами его делить. То, что мы все выжили, настоящее чудо…

Потом была эвакуация, бесконечные переезды с места на место. Отец Серафимы Степановны, вернувшись с войны, нашел свою семью только через полтора года. А в Тулу Серафима Степановна приехала вслед за своим мужем-военным, уроженцем нашего города. Они познакомились во Львове, покочевали по гарнизонам и осели на его родине.

— Я работала в отделе технического обучения Тульского патронного завода старшим инспектором по работе с подростками и молодежью. Было важно, чтобы все, кто приходит на завод, получали образование…

Королькова признается, что работа ей очень нравилась, хотя и была непростой: на завод в то время нередко присылали «трудных» подростков — иногда и со склонностью к криминалу. Ко всем им она относилась как к своим детям, старалась помочь. Ребята исправлялись, взрослели — а потом благодарили за понимание и помощь…

Дальняя разведка

Начало войны застало семью Ивана Афанасьевича Филиппенко на Брянщине. Отец ушел к партизанам, а его семью отправили в эвакуацию в Саратовскую область. Там Иван закончил 7 классов, выучился на тракториста и год работал в местном колхозе.

Подошел возраст — забрали в армию. Филиппенко попал в пехоту, в учебный полк для младших командиров, стоявший под Казанью. Время от времени в полк наезжали наборщики из разных родов войск, предлагали стать танкистами или летчиками. Иван попробовал даже поступить в летное училище, но семи классов школы не хватило, чтобы сдать экзамен. А вот в школу мастеров по вооружению его взяли с удовольствием.

После года обучения Филиппенко отправили на Северный флот, в поселок Вахта недалеко от Архангельска. Как раз в это время в часть поступили американские самолеты-амфибии — мощные, двухмоторные, способные без дозаправки держаться в воздухе до 10 часов. Их использовали для дальней разведки. Иван Афанасьевич, как член экипажа, отвечал за работу фототехники: 100-килограммового аппарата с полуметровыми пластинами.

— Мы проводили разведку в Северном Ледовитом океане: смотрели, могут ли пройти корабли, летали к Новой Земле, к берегам Норвегии,— рассказывает Иван Афанасьевич.— Однажды я увидел погружающуюся немецкую подводную лодку, успел бросить сигнальные бомбы. Мы сделали круг, вернулись, бомбили, но, кажется, лодку не достали. После капитуляции Германии я служил на Севере еще год — там оставались немецкие корабли и подлодки, они не хотели сдаваться, и мы их искали…

А свою главную в жизни любовь, тулячку Татьяну, Иван нашел по переписке. Эпистолярный роман закончился свадьбой. И Иван Афанасьевич, и Татьяна Леонидовна до пенсии работали на Тульском патронном заводе. Они — ровесники, им по 90 лет. Сейчас готовятся к дачному сезону: Иван чинит свой велосипед, Татьяна выращивает на окне рассаду…

Материалы по теме:

Фронт без линии фронта

Герой Советского Союза, ветеран Тулаточмаша

Человек-легенда-4

Науки армию питают

Человек-легенда-3

И. Курилов: «ТОЗу — быть!»

«Всегда впереди!»

Человек-легенда-2

ЦКБА: традиции и новации

Имя-легенда

«Тула» в Туле и гособоронзаказ

Тульское оружие поедет на Гоа

«Панцири» тульского КБП охраняют небо над Москвой

Тула сработала без нареканий

Научный спецназ

ШирокоМЕРНые перспективы

КБП: команда профессионалов, любящих свое дело

Патриот — тот, кто хорошо работает

Алексей Дюмин посетил АО «Щегловский вал»

АХК: союз науки и производства — это реально

Тулаточмаш: высокий класс безопасности

Президентская стипендия — это не расчет, а аванс

«В ОПК кризиса не наблюдаем»

Тульское АО «НПО „СПЛАВ“ поблагодарил Верховный Главнокомандующий

Игорь Стечкин снова в Алексине

Рабочий — профессия интеллектуальная

ТОЗ и КБП (Тула) получили премию «Золотая идея»

Кувейт рассматривает

Здесь жил Шипунов

Фантастика в металле

Вот это пушки!

Хочешь стабильности? Иди на завод

За укрепление обороноспособности

Станочники в дефиците

Танки «Вихря» боятся

Фронтовой город стал тыловым

Оборонно-учебный комплекс

«Противнику нигде не удалось продвинуться ни на шаг»

Большая семья КБП

«Свято убежденный в правоте…»

ТОЗ: новое производство — путь в новую жизнь

Идущие за ним помнят

Тульский для государства университет

КБП против КБП

В Тульской области появится памятник Игорю Стечкину

«Бахча» созрела

Производственная рота, к бою!

Воспитание «Электроном»

И сказала кроха: в КБП — неплохо

ТОЗ: команда пополняется

Шипуновым и Грязевым — быть

 «Буду бить врага по-тульски»

«Панцирь-С1» тульского КБП бразильцы используют для охраны Олимпиады 

А. Г. Шипунов о Великой Отечественной войне и нашей Победе. Часть 2 

А. Г. Шипунов о Великой Отечественной войне и нашей Победе 

Как энергетики Тулу защищали 

ТОЗ как семейная судьба 

Их помнят, ими гордятся

«Новая Тула» - ТуКЗ: от минометов до комбайнов 

«Командирша» с «Корнетом»

Главный экзамен сдали с честью 

Война — это не только передовая 

Послужат на предприятиях 

Поэзия, самолеты и военная приемка 

Ровесник военной эпохи 

«Шлем» ожил 

Тульское КБП испытывает «Панцири» в Арктике

Впервые за границей представлена уникальная разработка тульского КБП 

Небо Тулы прикрывало КБП 

 Туляки представят свои изделия на IDEX-2015 

Это разработал сам Пурцен 

ТОЗ этот день приближал как мог 

ТМЗ мог погибнуть. Но выжил 

Премьера рубрики «К 70-летию Победы: Тула оружейная» 

Для обороны, спорта и охоты 

Завод — вуз — завод 

Таких людей не забывают

КРЭМЗ: на прочном «Фундаменте» 

Уникальная «Бахча» от КБП

Кто оживил Бестужева-Рюмина

Дипломы победителей — кадровой службе Туламашзавода 

Бразилия приобретет ЗРПК «Панцирь» для охраны особо важных государственных объектов 

Предприятия ВПК Тульской области гособоронзаказ выполнили 

Профсоюзу работников «оборонки» в Тульской области — 80 лет 

Преемственность поколений 

Юбилей первого директора 

«Золотая идея» за продвижение на экспорт РСЗО 

Тульский оружейный завод — лауреат премии «Тульский бизнес 2014» 

Индия заинтересована в продукции тульского «Сплава» 

«Школа молодого инженера-2014»: Тульский машзавод готовит кадры для оборонки 

В тульском КБП обсудили развитие высокоточного оружия 

Альма-матер — ТулГУ, место работы — КБП

Кому кризис не страшен

Три кита антисанкционной политики

Для снижения темпов оснований нет

Владимир Путин наградил тульского оружейника 

ТОЗ: история продолжается  

Гособоронзаказ растет 

Алексинская «бомба» обезврежена

Щит России сделан в Туле

Гендиректор «Молодого коммунара» Тамара Головина представила свою книгу об Аркадии Шипунове

Разговор с оружейниками


Наши партнеры
Реклама