Суббота 19 сентября

Восстанавливать труднее, чем разрушать

Назад

12 Февраля 2016 00:00

 0
Краеведение/Культура

Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ

Фото: Сергей ШМУНЬ

На днях в центре внимания тульской общественности неожиданно оказалась усадьба А. С. Хомякова в Богучарово. Появилась информация о том, что у музея проблемы и его экспозицию намерены временно переселить в выставочный зал поселка Ленинский.

Из федеральной — в муниципальную

Как говорится, нет дыма без огня — Музей-усадьба А. С. Хомякова действительно столкнулся с некоторыми сложностями, возникшими в результате присоединения Ленинского района к Туле. Музей был создан в 2005 году и десять лет просуществовал как муниципальный. В прошлом году он вошел в структуру Тульского историко-архитектурного музея в статусе филиала. И вот здесь возник юридический казус: здание усадьбы — федеральный памятник истории и культуры, находится на балансе Росимущества. Как поясняет пресс-служба администрации г. Тулы, для того, чтобы город имел право им пользоваться, необходимо передать усадьбу из федеральной собственности в муниципальную. Вопрос в данном случае чисто технический, никаких противопоказаний для его разрешения нет, но прохождение бумаг по инстанциям, как это часто бывает, где-то застопорилось, и в январе музейщикам порекомендовали на всякий случай свернуть экспозицию — вдруг придется переезжать. А потом дали отбой — а это означает, что ситуация в самое ближайшее время нормализуется. Заведующая филиалом Ольга Сторожко и экскурсовод Наталья с облегчением распаковывают экспонаты и возвращаются к нормальному музейному графику работы.

Экспонатов немного: типологическая антикварная мебель, картины современных художников, копии архивных документов и фотографий, рассказывающих о мыслителе, богослове, философе, публицисте, поэте, основоположнике славянофильства Алексее Степановиче Хомякове и его родовом гнезде. Главная ценность музея — сам дом.

История Богучарова возникает на страницах летописей с XVII века. Его владелец Богучаров женился на внучке сокольничего царя Алексея Михайловича и назвал село своим именем. К Хомяковым оно перешло в XVIII столетии и оставалось в собственности пяти поколений. Это единственная усадьба рода Хомяковых, которая дошла до наших дней в первозданном виде. Усадебный комплекс включает господский дом с флигелями (XVIII — XIX вв. ), храм во имя Сретения Господня (1840 г. ), колокольню (1894 г. ), дом управляющего, оранжерею и людскую (XIX в. ), парк и каскад прудов.

Загадочная ниша

Барский дом — большой, с флигелями, деревянный, на каменном цоколе. То, что он сохранился,— просто чудо.

— Наверное, потому, что здание никогда не пустовало. В советские времена здесь была совхозная контора, вторую часть дома отдали под жилье. В ней и сегодня живут 17 семей,— рассказывает Ольга Сторожко. Она сама — богучаровская, по профессии — учитель русского языка и литературы, возглавляет музей со дня его открытия.

Музейная половина дома — это коридоры, маленькая комнатка для сотрудников и три экспозиционных зала. Высокие потолки, крепкие стены, после Хомяковых пережившие несколько ремонтов (к счастью, только косметических), массивные старые двери. По периметру потолка идет то ли ниша, то ли карниз из беленого резного дерева — ничего подобного мы ранее не видели. На обычный декор не похоже, технический смысл такого архитектурного решения непонятен. По словам Ольги Сторожко, ниша ставит в тупик всех, даже московские реставраторы, приезжавшие осмотреть хомяковский дом, не смогли ответить на вопрос о ее предназначении. Единственное, что удалось узнать из воспоминаний современников, под потолком, вдоль резного карниза, при Хомякове размещалась галерея фресок с портретами славянофилов первой волны. Но они, к сожалению, утрачены.

Самое впечатляющее помещение — каминный зал с потолком, украшенным лепниной XVIII века. Качественно работали наши предки: сложнейший узор от времени не пострадал, несмотря на то, что совхозные рабочие потолок несколько раз перекрашивали…

Конечно, жаль, что не сохранились предметы из дома Хомякова — большая их часть в 20-е годы прошлого века была перевезена в Государственный Исторический музей. 6 произведений искусства хранится в Тульском областном художественном музее: 4 картины, статуэтка умирающего раба и каминный экран с вензелем Алексея Хомякова. Досаднее всего, что пропала легендарная библиотека Хомяковых, которую собирали несколько поколений — 8 тысяч томов! Рассказывают, что из усадьбы ее вывозили на 24 подводах. Основная часть книжного собрания попала в Исторический музей, а потом, в 1938 г., при выделении из ГИМа фондов для создания исторической публичной библиотеки, потерялась где-то по пути.

В память о венецианской «бабушке»

Колокольню Сретенского храма хомяковской усадьбы называют тульской «кампанилой». Действительно, она поразительно похожа на знаменитую колокольню собора св. Марка в Венеции. Правда, раза в 3–4 ниже.

Колокольня Сретенского храма была построена по проекту П. В. Жуковского и Н. В. Султанова. Стиль итальянского Возрождения был очень близок Жуковскому, а Султанов незадолго перед началом работы над проектом побывал в Венеции. В одном из писем С. Д. Шереметеву Султанов писал: «Мы с Жуковским выстроили Хомякову в его тульском Богучарове колокольню совершенно в характере башни в S. Marco и S. Giorgi Magyiore, так что у бедной венецианской покойницы осталась внучка в России».

Итальянизированная колокольня гармонично смотрится рядом со Сретенским храмом, построенным в стиле позднего классицизма в 1836 году. Он был возведен по инициативе и на средства матушки Алексея Степановича Марии Алексеевны в честь победы над Наполеоном. В основе архитектурного плана — равноконечный крест: Мария Алексеевна говорила, что Георгиевские кресты — для живых героев, а этот крест — для героев павших. Автором проекта был сам Хомяков.

Настоятель храма протоиерей Сергий Дульнев показывает старое фото с частью интерьера — иконостас, царские врата… На фотографии виден изысканный декор из резного дерева — от него сохранился лишь небольшой фрагмент. Но он может стать основой для разработки проекта реставрации всего интерьера.

— Храм был закрыт в 1924 году,— рассказывает отец Сергий.— В здании был склад, хранился картофель. Позже его использовали как помещение для рубки мяса, здесь холодильник стоял — а вот там, у внешней стены, как рассказывают, выделывали кожу… Из старых икон ничего не сохранилось. Все, что вы здесь видите, люди приносят. Вот этот образ Казанской Божией Матери прихожанка принесла — говорит, в лесу под листвой нашла. Как икона там оказалась — непонятно…

Колокольню отреставрировали в 2009 году — она в очень хорошем состоянии. А вот с самим храмом все не так благополучно: протекает крыша, штукатурка на фасаде отслаивается. В 2016 году на решение этих проблем в рамках федеральной программы реставрации будет выделено около 13 млн рублей. Конечно, этого недостаточно. В серьезной реставрации нуждается и господский дом. Но здесь главное — начать работу и запастись терпением: восстанавливать всегда труднее, чем разрушать.

Наши партнеры
Реклама