Среда 23 сентября

Математическая минималка: обучение по стрелочкам

Назад

22 Января 2016 00:00

 0
Наука/Образование

Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ

Фото: kognitsio.ru

В прошедшем году ЕГЭ по математике для выпускников впервые разделили на два уровня: базовый и профильный. А это значит, что теперь более продвинутые ученики будут изучать математику, что называется, «для науки», остальные — «для жизни».

Круче не тот, у кого новый смартфон

Решение, безусловно, упрощающее жизнь детей, однако, по мнению некоторых экспертов, оно может нанести окончательный удар по российскому математическому образованию — когда-то одному из самых качественных в мире, а теперь слабеющему с каждым годом.

Корреспондент «Молодого коммунара» побеседовала с родителями, школьными учителями и преподавателями тульских университетов для того, чтобы разобраться, что происходит с преподаванием математики в школе, насколько высок уровень знаний у поступающих в вузы и есть ли рациональное зерно в разделении учеников на «базу» и «профиль».

Людмила К., мама ученика 4-го класса:

— Я сама училась в обычной советской, потом — российской школе: закончила 11 классов в 1992 году. И если с гуманитарными дисциплинами у меня все было хорошо, то с математикой — просто беда: я ничего не понимала. Числилась в классе в математических дураках, переживала всяческие унижения со стороны учителей. На выпускном экзамене по математике мне натянули «тройку» — к взаимному облегчению.

Я рада, что сейчас у моего сына совершенно иная ситуация. Он учится в Хомяковской школе — она самая маленькая в Туле, в классе — 19 человек, и учительница у нас очень хорошая, к каждому ребенку — индивидуальный подход. В нашей школе обучение проходит по программе цикла «Школа России». Она считается самой элементарной, но я думаю, что курс оптимальный: никакой гонки, никакого давления на детей. Все темы изучаются медленно, последовательно, закрепляются. Не везде так: у моей подруги сын тоже в 4-м классе, но в другой, более «продвинутой» школе: так там детей буквально заваливают сложными заданиями, они ничего не понимают и ничего не успевают. У моего ребенка твердая «четверка» по математике только из-за рассеянности: решает правильно, а записывает — не всегда. Кстати, он сейчас решает задачки, которые я в его возрасте решить не могла.

Я поддерживаю разделение ЕГЭ по математике на базовый и профильный. Лично мне она так и не понадобилась — я успешно закончила гуманитарный вуз. А если у ребенка есть способности к точным наукам — он может поступить в профильный класс и в будущем поступать в вуз на специальность, где глубокое знание математики необходимо…

У 16-летнего Ивана, сына Марии С., именно тот самый случай: он поступил в физико-математический класс 2-го тульского лицея, причем по собственной инициативе, а не по настоянию родителей.

— Я сама когда-то заканчивала мехмат, поэтому знаю, насколько важно хорошее знание математики,— рассказывает Мария.— К тому же я видела, что у моего сына есть способности. Поэтому еще в начальной школе качала в интернете задания детских олимпиад и предлагала ему решить. А потом он ходил к репетитору — опытной учительнице математики — и вместе с ней разбирал эти задачки. В начальной школе у нас все было хорошо, но потом, к 6–7 классам, ему стало скучно: учительница постоянно возилась с двоечниками-троечниками. И тогда мой сын сам захотел перейти во 2-й лицей. Здесь совершенно иная атмосфера, ребята сильные и мотивированные: круче не тот, у кого смартфон последней модели, а тот, кто решил сложную задачу. Учителя следят, чтобы дети активно участвовали в олимпиадном движении. Сейчас сын уехал в профильный лагерь, где занятия ведут студенты и аспиранты Бауманки и МГУ,— пишет, что очень интересно.

Что же касается обычной математики в обычной школе, то здесь так: повезет с учителем — дотянет ученика до среднего уровня. А если не повезет? Думаю, многое зависит от родителей: развивающих дистанционных курсов, интересных и увлекательных, в сети масса… А переводить школьную математику на заведомо минимальный арифметический уровень — на мой взгляд, неправильно…

Чтобы «профиль» не страдал и «база» не спала

— Разделение ЕГЭ по математике на два уровня лучше для ребенка, если он гуманитарий: ему не надо так глубоко вникать в сложный материал — достаточно сдать базу. С другой стороны, тест в любом случае — это натаскивание, здесь главное — научить, в каких случаях какие формулы применять: приходится уходить от логики, от абстрактного мышления,— признается Анна Алексеевна, учительница математики в старших классах одной из тульских школ.— Недостаток всего этого ученик мог бы добрать на занятиях истории, английского или другого гуманитарного предмета по выбору, который ему нужен для поступления, но ведь там тоже тесты, тоже натаскивание!

Конечно, школьные учителя стараются сохранить творческое начало, без которого изучение любой дисциплины, и математики в том числе, неполноценно. Но это с каждым годом становится все сложнее. Тестовый формат — это когда задача решается ради результата, а не ради процесса. Исключается этап рассуждения — как именно ты это сделал. А на устном экзамене ты обосновываешь свое решение, объясняешь логику действий — это очень важно.

И еще об одном. В моем 11-м классе 50% учеников будут сдавать профильный уровень, 50% — базовый. Как я с ними должна работать, чтобы «профиль» не пострадал и «база» не спала? При том, что у меня всего 7 часов математики в неделю и надо успеть дать все темы по программе? Крутимся, конечно: занимаемся в индивидуальном порядке, даем дополнительные задания, но это огромная нагрузка! И мне непонятно: если для получения аттестата достаточно сдать «базу», почему не оставить ее как школьный выпускной экзамен, а профильный перенести в вуз — для тех, кто хочет поступать? Тем более что задания в материалах профильного уровня — сложнейшие, многие из них мы в школе и не решали-то никогда…

На разных полках

Мы провели экспресс-анкетирование среди преподавателей факультета математики, физики и информатики ТГПУ им. Л. Н. Толстого. Большинство высказываются за разделение экзамена на выпускной и приемный, критикуют уровень знаний студентов, объясняя его результатом школьного натаскивания к ЕГЭ. Некоторые ругали современные школьные учебники по математике — за «клиповость» и сокращение объемов текста. Другие с сожалением отмечали, что далеко не все студенты мотивированы на получение высокой квалификации, а те, кто мотивированы,— не факт, что придут работать в школу.

А преподаватель информатики обратила внимание на то, что у первокурсников знания по математике и по информатике «лежат» в мозгах на совершенно разных «полках» и не «перемешиваются». Приходится убеждать ребят в том, что хороший программист должен не только владеть технологическим арсеналом, но и иметь солидную математическую подготовку. И еще такой факт. Первокурсники, которые хорошо ориентируются в информационных технологиях и в железе, но не в ладах с математикой, очень скоро исчерпывают свой технологический потенциал и начинают все больше и больше отставать от тех студентов, которые начинают программировать с нуля, но дружат с математикой…

Когда вероятность равна 15

С идеей разделить ЕГЭ по математике на выпускной и приемный солидарен доктор физико-математических наук, заведующий кафедрой математического анализа ТулГУ, председатель региональной предметной комиссии ЕГЭ по математике Игорь Буркин:

— На мой взгляд, в школьном математическом образовании все изменилось с введением ЕГЭ — с 2002–2003 годов, когда школа перестала учить математике, а стала натаскивать на сдачу единого государственного экзамена. Уровень знаний у первокурсников настолько упал, что мы вынуждены были для них вводить новую дисциплину — нечто вроде адаптивной математики, то есть доучивать. Впрочем, и это не очень помогает. Страшно даже не то, что ребята не знают материал, а то, что не слишком хотят его знать. С тех пор как в нашей стране, как говорится, «деньги идут за студентом», у некоторых появилась уверенность, что в любом случае их не отчислят, а значит, и стараться не надо…

Когда я в 1976 году пришел преподавать в Тульский политехнический институт, в группе из 25 человек было не больше пяти откровенно слабых студентов. Сегодня из тех же 25 — два — три, максимум пять сильных студентов, остальные — троечники, если не двоечники…

Федеральный институт педагогических измерений провел исследования и пришел к выводу, что сегодня в России только 13% выпускников способны учиться на технической специальности в вузе, еще 23% — потенциально могут учиться при условии, что будут очень стараться. В Туле 75–80% выпускников поступают в вузы, из них, увы, половина фактически не способна учиться. На первом курсе на экзамене по математике — до 50% двоек…

Разделение ЕГЭ по математике на два уровня, думаю, только ухудшит ситуацию. Одна учительница, занимающаяся репетиторством, мне однажды сказала: «на базовый уровень я натаскаю любого дурака». А базовый уровень — это элементарные, простейшие задания. В общем, придумали лазейку для недобросовестных учителей и нерадивых учеников…

Что делать? Во-первых — разделить школьный выпускной экзамен по математике и вступительный в вузы. Пусть школа отвечает сама за своих учеников. А вузу надо дать право отбирать тех, кто ему нужен. Во-вторых — сделать вступительный экзамен устным. Однажды я принимал вступительный экзамен у одной девочки: ей явно не хватало знаний, однако в процессе беседы я понял, что мыслит она очень хорошо, интересно. Поставил ей «пятерку» — и потом она очень успешно училась в университете. Сегодняшний формат, когда письменные работы абитуриента оценивает компьютер, такого понимания не дает. Вот и выходит, что школьника натренировали применять некие формулы для решения задач. Он задачи решает, а объяснить не может. А ведь в математике это самое важное — логика, анализ, понимание сути процесса…

Игорь Михайлович рассказывает курьезный случай: студент, решая задачу на вычисление вероятности, делает ошибку и получает результат «15». Преподаватель, беседуя с ним, с изумлением обнаруживает, что юношу полученный ответ нисколько не смущает: тот не знает, что результат не может быть больше единицы, потому что в принципе не понимает, что это такое — «вероятность».

— Я показывал своим сегодняшним первокурсникам задачи из билетов со вступительных экзаменов середины 90-х годов, то есть «доегэшного» периода. Так они не просто не могут их решить, они даже их содержания не понимают! — сокрушается Игорь Михайлович.— А ребят мне искренне жалко. Ведь в школе им ставили крепкие «четверки», и они недоумевают, почему в вузе возникают проблемы с математикой. Мои коллеги пытаются им помочь, занимаются с ними дополнительно. Но это трудно, если человека в школе не смогли научить мыслить. Вот и приходится учить отстающих «по стрелочкам». Что это значит? «Видишь стрелочку? Если она идет сюда, то ты эту стрелочку веди сюда…». Вот такая высшая математика…

Наши партнеры
Реклама