Вторник 07 апреля
Тула 7...9°С (без осадков)

Древние техники оживают в ружьях

Назад

06.10.2017

 0
Экономика

Автор: Тамара ГОЛОВИНА

Фото: Александра КОЛЕСНИКА

тульских охотничьих, изготавливаемых очень маленькими партиями или вовсе штучно, либо в подарочных вариантах уникальными мастерами — гравёрами, резчиками, осадчиками, сборщиками… Людьми, у которых, без преувеличения, руки золотые.

— Охотничьих ружей, традиционных для нашего предприятия, выпускается немного, около 800 штук в год,— говорит генеральный директор ПАО «ТОЗ» И. Н. Курилов.— В основном в художественном исполнении, как и охотничьи ножи. Производство, скорее,— дань традициям, высокому профессионализму мастеров-оружейников, истории Тулы, которая гордится своими знаменитыми брендами — ружьями, пряниками, самоварами, гармонями, баянами…

ТОЗ, первый государственный оружейный завод, чтит традиции и обычаи, хранит и продолжает их. Поэтому наряду с развитием новых направлений мы всегда будем поддерживать производство охотничьих ружей, историческая и художественная значимость которых для Тулы и страны велика…

Известно, что их всегда отличает вместе с точностью стрельбы и долговечностью службы изящество и филигранность отделки, особая изысканность в исполнении сюжетных линий, превращающих изделие в произведение искусства. А особенности мастерства гравёров и резчиков по дереву делают каждое ружье неповторимым. В тесной связке с мастерами-художниками работают осадчики, сборщики, приводящие механизмы изделия к слаженной работе. Всё вместе и дает тот результат качества, элегантности конструкции и красоты оформления, который позволяет считать тульское охотничье ружье классикой оружейного мастерства.

Оружейный цех, который на протяжении многих лет доказывает непреложность этой истины, остается верен себе и в отношении кадрового состава. Коллектив небольшой, но высокопрофессиональный, здесь каждый уважает талант, опыт и мастерство коллег. О многих мастерах можно сказать, что они люди творческие, талантливые и что руки у них золотые. Их ремесло неповторимо и, к счастью, неиссякаемо.

В 1960 году на базе технологической лаборатории отдела главного технолога был создан экспериментальный цех. Именно в нем тогда изготавливались образцы новых моделей охотничьего оружия ТОЗ-25, ТОЗ-27, ТОЗ-34, ТОЗ-28, ТОЗ-35, ТОЗ-36, ТОЗ-250… В 1965 году с организацией серийного производства МЦ-21–12 и ТОЗ-25 опытные работы почти сошли на нет, и в качестве экспериментального цех возродили только в 1974 году.

Много имен, вписанных в славную летопись ТОЗа, связано с этим цехом. Например, в начале этого столетия подарочные и штучные ружья, которыми гордятся охотники и коллекционеры — ТОЗ-34, ТОЗ-120, ТОЗ-87, ТОЗ-80, ТОЗ-55, ТОЗ-84–10, МЦ-21–12, МЦ-109, МЦ-111,— изготавливали такие известные в Туле (и не только) мастера, как гравёры И. Щербино, А. Кураков, В. Бурдыкин, А. Афанасьев, резчики по дереву В. Ляпин, Ю. Шалафеев, краснодеревщик Е. Хильченко, сборщики А. Бухарев, В. Фадеев, И. Киселев, А. Кутепов, В. Стаканчиков, С. Котов… Некоторые работают здесь и по сей день.

Более 35 лет здесь работает гравёром-художником Александр Геннадьевич Афанасьев. С заводом его связывают не только десятилетия любимого творческого труда, а еще и генетическая память нескольких поколений оружейников. Его дед А. С. Занегин работал директором фабрично-заводского училища (позже ПТУ № 4) еще до Великой Отечественной войны, уезжал в эвакуацию с ТОЗом, а вернувшись в Тулу, Алексей Сергеевич был главным финансистом завода. Трудовые судьбы мамы и отца Александра Афанасьева — Лидии Сергеевны и Геннадия Захаровича — тоже связаны с ТОЗом. А его сын Дмитрий работает за соседним верстаком, он, как и отец, у которого Дмитрий Александрович учился мастерству, тоже гравёр-художник. Он к карандашу и кисти тянулся, подражая Александру Геннадьевичу, признанному мастеру, одному из самых уважаемых на заводе.

Мастерство гравёра, воплощаемое в четкости сюжетов, увековечиваемых в металле, со всечками вязи золотых и серебряных нитей, по словам отца и сына,— дело их жизни. И в это трудно не поверить, поскольку если старший Афанасьев, всегда любивший рисовать и придумывать сюжеты, определился с профессией с юности, то младший, получив высшее юридическое образование, пришел к любимому делу уже в достаточно зрелом возрасте. Но тем не менее и он на заводе — уже 15 лет. И считает, что работа настолько его захватила, настолько ему интересны техники искусства гравёра, что никакая другая профессия и не нужна.

— У нас особая техника. Например, по работе с золотом,— говорит старший Афанасьев.— Ею сейчас мало кто владеет. Смотрите,— показывает он на затворную коробку ружья,— золото легло в металл навечно, оно не осыплется, не вспучится в результате выстрелов, сколько бы их ни производилось. Техника старинная, золотой фон в сюжете — это конфарение, очень редкий метод, тонкая ручная работа. Сейчас же всё больше в ходу гальванические методы нанесения рисунка. А конфарение — искусство. На Западе от него отказались, поскольку золотой фон осыпается при нагреве ствола, при большом количестве выстрелов. А у нас ружья служат многим поколениям. Метод изобрели для украшения, когда пороха были еще дымными, а давление внутри ствола небольшим. Сейчас пороха бездымные и давление высокое, но мы умеем нанести рисунок как должно. Штрихуем насечками металл в разные стороны, создавая золотую сетку, которая, как более мягкий материал, намертво впечатывается в более прочное и твердое железо. Тонкая работа, кропотливая, тщательная. Но оно того стоит! И мы владеем не только этой уникальной в наши дни техникой. А завод — нам уже давно родной, без него себя не мыслим…

О своем деле, техниках все гравёры, резчики, осадчики, сборщики говорят с гордостью, с огромной любовью.

Резчик-художник А. В. Тезяев на ТОЗе работает не так долго, как Афанасьевы, но мастер большой. А вообще в оружейном производстве он давно, до прихода на завод работал по индивидуальным заказам. Сам — по базовому образованию — педагог, но, так как вырос в семье профессионального художника, не мог не интересоваться работой отца, Валентина Александровича Тезяева, художника-постановщика Тульского драматического театра. У отца Александр Валентинович учился рисовать, выжигать по дереву, увлекался резьбой, даже ювелирным делом.

— Заказы выполняем серьезные, ружья делаем высокохудожественные,— говорит он…

— А сюжеты? Сами придумываете?

— Скорее развиваем тему, обозначенную гравёрами. Такова оружейная технология в изготовлении изделий художественного исполнения. Металл и дерево должны вести рассказ в едином духе, быть сюжетно созвучны,— поясняет А. Тезяев.

В правоте его слов несложно убедиться — любуюсь изысканным по художественному исполнению ружьем, над которым еще работают мастера (смотри снимок). Кстати, все без исключения рабочие оружейного цеха считают себя продолжателями династий ТОЗа…

И все говорили нам, журналистам, о том, как им хочется, чтобы традиционные для ТОЗа производства и профессии жили и развивались наряду с новыми и прорывными. И о том, чтобы не рвалась цепочка мастерства гравёров, резчиков, сборщиков… Учить молодых и талантливых ребят здесь, согласно традициям, всегда готовы. Творческие люди, воспитанные в духе взаимопомощи, конечно, поделятся опытом и умениями, во многом уникальными, с теми, кто не чужд искусству и горит желанием проявить себя в деле.

Ножи, ружья в художественном исполнении — всегда эксклюзив и всегда будут востребованы, поскольку красота и изысканность притягивают знатоков и ценителей тульского охотничьего оружия, занимающего на протяжении веков лидирующие позиции в мире…


Оставьте комментарий:

Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Оцените материал:  
(Нет голосов)

Материалы по теме:


Наши партнеры
Реклама